18:24 – 25.08.2020:  Струны, вода и медные трубы

Музыка на воде«А музыка! Вот когда мы займёмся ею!»
Дени Дидро. «Племянник Рамо».

С чем у вас ассоциируется Вивальди? Один из героев Довлатова говорит: «Вивальди. Давно ассоциируется с выпивкой». Это один подход. Другой в 2016 году на сцене псковского драмтеатра продемонстрировали ученики мастерской Сергея Бызгу. Это был спектакль «VIVALDI. Ассоциации», вошедший в репертуар Театра им. В.Ф.Комиссаржевской (тот самый спектакль, в котором одну из ролей сыграла дочь Андрея Турчака Ольга). Сергей Бызгу рассказывал: «Мы касаемся тем любви, ревности, человеческих отношений, войны, творчества, дружбы. Это многослойная история...»

21 августа 2020 года музыка Вивальди снова звучала в Пскове. Но не на Довлатовском фестивале и не на Пушкинском, а на фестивале классической музыки «Музыка на воде».

Основная сцена находилась всё же не на воде, а на берегу - возле дамбы на реке Мирожке. А вот малую сцену, на которую выходили солисты, действительно разместили на воде. Часть зрителей тоже расположилась на плавучей платформе (это то место, которое в просторечье иногда называют «утиным прудом», хотя это не пруд, а река). Остальные зрители устроились на берегу - на пуфах, пледах, складных стульях...

Вивальди может ассоциироваться не с выпивкой, а с водой. И ещё с тем, что музыка Антонио Вивальди способна вознестись над водой и над землёй, и тем самым ненадолго отвлечь от земных проблем.Музыка на воде

Итак,  начался фестиваль с музыки Вивальди. Меццо-сопрано Лилия Гайсина (солистка Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко) и Губернаторский симфонический оркестр Псковской области под управлением Николая Хондзинского напомнили всем, получившим бесплатные пригласительные, что такое «Ярость праведного гнева» (In furore iustissimae irae). И сразу стала очевидна разница между исполнением в филармоническом зале и исполнением на открытом пространстве. Одна из зрительниц - маленькая девочка с распущенными волосами - немедленно начала кружиться в танце. Дети в этот и в следующий вечер вообще часто свободно танцевали - даже под траурную кантату Георга Филиппа Телемана Du aber, Daniel, gehe... И в этом не было ничего неуместного. Для этого не надо было дожидаться «Танца дикарей» из оперы-балета «Галантные Индии» Жана-Филиппа Рамо, который тоже прозвучал в первый фестивальный вечер.

Два симфонических вечера на свежем воздухе - неплохая возможность хотя бы ненадолго забыть о пандемии, не забывая при этом соблюдать «социальную дистанцию». Зато дистанция между XVIII и  XXI веками сократилась и стала почти незаметной.

Хотя опасения всё же имелись. И не только по соблюдению санитарных правил, но и из-за возможных звуковых помех. 30 июля, когда Николай Хондзинский и директор Псковской областной филармонии Елизавета Барышникова на месте будущего фестиваля проводили пресс-конференцию, шум автомобилей не стихал.  На диктофонных записях лучше слышны проезжающие по шоссе автомобили, чем голоса организаторов фестиваля.  

«У псковского оркестра есть опыт выступления на фестивале «на воде», - обратился я тогда к Елизавете Барышниковой. - В августе 2011 года он выступал в эстонском  фестивале Leigo Järvemuusika («Озёрная музыка в Лейго»). Но там хутор, тихо. Здесь же - оживленная трасса. Это как-то учитывается?» Организаторы пообещали, что со звуком будет всё в порядке. «Эту уже будет вечер пятницы и вечер субботы. Траффик будет уже не таким активным», - ответила Елизавета Барышникова.

Музыка на водеДействительно, со звуком на двух августовских концертах особых проблем не возникло. Хотя автомобили на дамбе сновали туда-сюда. Временами музыку барокко дополняли звуки мотоциклов. Не так часто, как хотелось бы мотоциклистам, но всё же.

Слушателям важно было выбрать правильное место. Сцена и колонки разместили таким образом, что звук уходил в сторону Мирожского монастыря. Так что при желании можно было уйти в монастырь и прямо оттуда слушать произведения Вивальди, Баха, Телемана, Рамо, Марчелло (а во второй день Бетховена, Пуччини, Малера...).

Если бы не пандемия, зрителей собралось значительно больше. Но организаторам пришлось ограничить их число. «Изначально идея фестиваля заключалась в том, чтобы все смогли послушать музыку, - рассказывал Николай Хондзинский. - Программа вписывается в пейзажи и гармонирует с монастырём. Мы прикасаемся к великому наследию барочной музыки, европейской и русской классики» (русская классика, если ничего не изменится, прозвучит 12 сентября 2020 года).

На этот раз всем желающим послушать музыку было не дано - из-за пандемийных ограничений. Но 1200 человек - это всё же больше, чем мог бы вместить филармонический зал. К тому же, состав публики, если бы оркестр выступал в привычной филармонии, был бы несколько иной. Концерты на открытом воздухе расширяют границы, привлекая новых слушателей, в том числе случайных.

Весной 2018 года, когда Николай Хондзинский с псковским оркестром в БКЗ филармонии исполнял музыку барокко, идеяМузыка на воде2масштабного  уличного концерта уже витала в воздухе. Текст в «Городской среде» о том концерте заканчивался словами: «Весна в Пскове, она же, как выразился бы Вивальди - La Primavera, наконец-то наступила. А для закрепления весеннего успеха осталось провести фестиваль и посмотреть, чем отличается уличная «Музыка для всех» от музыки для 900 посетителей псковской филармонии».*

Теперь успех закрепили. Гобоист Эмиль Мирославский снова выступил в Пскове. И ответ на заданный два с лишним года вопрос получен.

Очевидно, что форма самым непосредственным образом влияет на содержание.  Классика - популярная или редкая - заметно меняет картину городского уличного праздника. Людей в дендропарке собралось больше, чем отпущенных пригласительных (их в кассе филармонии расхватали моментально). Это не был салон для избранных. Фестиваль «Музыка на воде» -  не элитная тусовка. Но это и не привычный уличный городской праздник с толпой подвыпивших гуляк.

«Музыка на воде» - это тысяча двести слушателей, - не считая уток, собак, случайных прохожих и тех, кто не попал за ограждение, но мог, мирно расположившись на траве, оказаться не только в стороне от шоссе, но и от модных течений. 

Николай Хондзинский перед выступлением назвал происходящее первым в Пскове такого рода фестивалем европейского масштаба. Европейской была не только музыка и уровень исполнительского мастерства, но и поведение слушателей. В том числе и тех, кому не достались пригласительные билеты.

Музыка на водеНарод целыми семьями, соблюдая дистанцию, размещался в тени деревьев за ограждениями. Люди лежали, сидели, стояли... Не было характерной для многих уличных праздников суеты, шума и пьяного угара. Естественным образом музыка, природа и люди гармонировали. Музыка барокко в этом смысле, наверное, наиболее подходящая.  В ней нет индустриальной мощи музыки ХХ века и каких-то трудно воспринимаемых пассажей. Эта музыка ещё не оторвана от корней и ориентирована на непосредственное восприятие. Она, в конце концов, красива. И это значит, что даже неискушённый слушатель может найти в  ней что-то своё. И включить, слушая Баха, фонарик своего телефона.

К тому же, эта музыка не только сдерживает, но и пробуждает. Что именно? А вот это зависит от самого человека. Но если он нормален и имеет уши, то может вспомнить даже то, что не слышал никогда.  Музыка на воде это вам не каша на воде.

Но без музыки  барокко современная музыка тоже немыслима. И здесь важно влияние не только Баха, но и тех, чьи имена большинству наших современников неведомы. Как писал Самуил Маршак о Стасове:

Хотел он жить и слушать Баха,
И Глинку, и Бородина,
И ставить в тот же ряд без страха
Неведомые имена.

С Глинкой и Бородиным - это как-нибудь в следующий раз, а без «неведомых имён» не обошлось. Взять хотя бы Алессандро Марчелло (о братьях Марчелло подробнее читайте в «ГС» в статье «Искатели жемчуга») или Жана-Филиппа Рамо. 

«Рамо - хотят этого или нет - одна из самых надёжных основ музыки, - писал Дебюсси, - и можно без страха двигаться по прекрасному пути, им намеченному, вопреки варварским топтаниям на месте и заблуждениям, которые его загрязняют. Поэтому же надо его любить с тем нежным почтением, которое сохраняется по отношению к предкам, немного неприятным, но умевшим так красиво говорить правду».

За три недели до открытия фестиваля я спросил Николая Хондзинского, как оркестр готовился к фестивалю. «Мы вышли на работу с 27 июня, - ответил главный дирижёр и художественный руководитель. - И с этого дня у нас начались репетиции. Вначале это были репетиции в сокращённом составе. В них не принимали участие музыканты старше 65 лет.  Постепенно, со снятием некоторых ограничений, мы начали собираться большим составом - при этом соблюдая дистанцию...».

***

В финале первого вечера оркестр исполнил Баха - «Арию» - вторую часть из «Оркестровой сюиты» №3. К этому произведению, несмотря на бесконечное цитирование в кино, название «популярная классика» не подходит. Речь не о популярности, а о вечности. При этом надо иметь в виду, что вечно не то, что не умирает, а то, что возрождается. Как писал Глеб Семёнов в стихотворении «Бах»:

Был каждый вновь из ничего
Прекрасно сотворён.
О ты, слепое торжество
Знамён, племён, времён!

Организаторы обещают, что фестиваль станет традиционным. Мы, конечно, помним, как открывались у нас и как исчезали фестивали. Но когда звучит такая музыка, о плохом хочется думать в последнюю очередь.

*А. Семёнов. Искатели жемчуга http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=3680

**В псковском фестивале «Музыка на воде» 21 и 22 августа 2020 года принимали участие Губернаторский симфонический оркестр Псковской области, Лилия Гальсина (меццо-сопрано), Малика Мухитдинова (флейта), Эмиль Мирославский (гобой), Виолетта Лукьяненко (сопрано), Альберт Жалилов (баритон), музыканты коллектива Basso continuo.

Фото автора.

Алексей СЕМЁНОВ

 

 


Имя
E-mail (опционально)
Комментарий