Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Игра на вылет

ВувузелыВ футболе как в аэропорту: всегда кто-нибудь вылетает. Иногда, правда, опускается туман, и тогда вылет откладывается.

Случаются и катастрофы. В этом году это произошло с финалистами прошлого чемпионата мира – французами и итальянцами.

Первый чемпионат мира я видел школьником – в 1982 году. Росси, Альтобелли, Тарделли, Антоньони, Фалькао, Сократес… Подбор фамилий игроков, как будто это архитекторы, построившие Санкт-Петербург.

Марадона, Платини, Зико, Румменигге, Тигана, Трезор, Пассарелла, Линеккер, Сержиньо, Жуниор… Было на кого посмотреть.

Сейчас есть игроки не хуже. Более того, футболисты стали быстрее, выносливее… Но новейшее время подкидывает такие вещи, которые на пользу футболу не идут.

В СССР телетрансляциями народ не баловали. Еврокубки показывали только тогда, когда выступала советская команда. Большинство великих иностранных игроков находились от нас на почтенном расстоянии. Многих из них даже по телевизору мы видели только раз в четыре года. Несколько раз в год «Советский спорт» печатал таблицы ведущих национальных чемпионатов. И все.

Поэтому тогда мировые футбольные звезды были для многих советских граждан не совсем люди. Они спускались с небес реже, чем космонавты, приносили праздник, а потом надолго или навсегда исчезали.

Нынешние лидеры мирового футбола – у нас на виду. Мы точно знаем, что живут они на земле. И можем смотреть на них по телевизору каждую неделю в прямом эфире из Италии, Англии… Они ошибаются и бывают не в форме.

Их земное происхождение подтверждается их неземными заработками. Некоторые игроки зарабатывают за неделю столько, сколько все жители российского или африканского городка за год.

За тридцать лет футбольные гонорары неимоверно выросли. А игр стало так много, что ценность отдельно взятой игры уменьшилась. Силы приходится распределять более-менее равномерно. Красивых игр больше не стало.

Наши зрители, кстати, тоже свои силы распределяют более равномерно. Теперь у них есть выбор: болеть в прямом эфире за сборную Испании или предпочесть ей «Барселону» или «Реал». Это совсем не одно и то же.

За прошедшие годы на трибунах западных стадионов стало удобнее и безопаснее, а на российских - опаснее и удобнее. Раньше, например, по голове никогда не били пластиковыми креслами. Не было кресел. Но с их появлением – начали бить. Прогресс не то что не стоит на месте – он летает и разбивается о голову. Выросли и возмужали фанатские группировки. Семейные походы на футбол в больших российских городах стали признаком бессердечия к детям и женам.


Клубный патриотизм ушел в деньги. Своих воспитанников, из-за того, что они не имеют игровой практики, приходится  продавать или сдавать в аренду, как недвижимость. Из-за рубежа выписывают иностранцев, призванных решить задачу в короткий срок. В России еще есть лимит на легионеров – не более шести игроков на поле. В других странах лимита нет, и в Италии или Англии на поле могут оказаться одни иностранцы. Впрочем, и в России законы легко обходятся – иностранцам за деньги делают гражданство.

Таким образом, постепенно национальные футбольные школы размываются. Команды теряют свое лицо. А чужое лицо не всегда приживается. Пластическая операция – дело опасное.

Легионеры – это признак времени. Руководящие мозги настроены так, что  все должно выглядеть максимально просто: в России из государственного или окологосударственного бюджета выделяются несколько сотен миллионов рублей, и проблема, вроде бы, решена.

На Западе государство, как правило, в финансовые дела не вмешивается. Там все-таки частные клубы. Но диктат гигантских денег (в том числе российских, как в «Челси» или «Шальке-04») все равно определяющий. Некоторые владельцы скупают всех подряд, рассчитывая, в случае чего, перепродать игрока еще куда-нибудь. Поэтому-то постепенно опускается  уровень собственно итальянского или английского футбола. Французы тоже выглядят сегодня анекдотично. По тому же пути отправилась и Россия. Она даже переименовала высшую лигу на манер английской – в премьер лигу. И вот уже в большинстве российских клубов нет своей российской защитной линии. У нынешних защитников нашей сборной внутри страны почти не имеется конкурентов. Зарубежные защитники стоят стеной. Тем, кто выражает недовольство, говорят: конкуренция.

В действительности, конкуренции нет. Есть денежный диктат. И есть сиюминутный эффект. Купил-победил-отвалил. 

Подобный подход – не только в футболе. Похожие правила существуют и в шоу-бизнесе, с которым спорт пересекается.

Если взять такое сомнительное предприятие как «Евровидение», то там теперь совершенно не важно – кто представляет страну. По правилам можно нанять легионера. Россию может представлять кто угодно. Хоть Пол Маккартни. Если ему заплатят, а он согласится. В итоге, правда, Под Маккартни на «Евровидении» не выступает, зато все тянут словно бы одну песню.

Президент ФИФА Йозеф Блаттер формально считается консерватором. Отчасти, это верно. И в определенном смысле, это его большая заслуга. Правила проведения чемпионатов меняются не радикально. Революции в футболе опасны точно так же, как и обычной жизни. Форма чемпионатов мира сохраняется прекрасно.

Однако товарно-денежные отношения, минуя форму, затрагивают содержание. При таких изменениях все нелепее становится старорежимные представления о футбольном судействе. После очередных судейских ошибок Йозеф Блаттер снова заявил, что «не будет использовать мониторы, чтобы остановить игру» и что «неверные судебные решения следует принимать как должное, поскольку в жизни всегда случаются ошибки». Немного погодя, правда, он все же согласился эту тему обсудить.

В общем, г-н Блаттер не хочет отделять футбол от жизни и, вроде бы,  тем самым выглядит романтиком. Нелепость в том, что это подход, который хорош для любительского футбола. Там все должны играть и ошибаться бесплатно.

Но большой футбол при Блаттере стал индустрией. Это не просто профессиональная игра – это огромное предприятие мирового значения. В некоторых странах такой бизнес приносит солидный доход (но только не в России, где рыночные отношения имитируются не только в футболе). И при таком подходе ввести элементарный просмотр спорных моментов – это нормальная страховка во избежание финансовых рисков.

Но чиновники из ФИФА уперлись и ничего не хотят менять.

И вот уже представитель ФИФА Николя Мэйнго заявляет, что повторы спорных моментов «не должны транслироваться» на экранах стадионов. Это заявление прозвучало после судейских ошибок в матчах «Германия - Англия» и «Мексика - Аргентина».

То есть во всем оказался виноват не судья, а монитор, из-за которого судейская ошибка стала всем очевидна. В таком случае, надо идти дальше и запретить все телетрансляции. И тогда большинство зрителей никогда не увидит судейских ошибок.

Возможно, так бы ФИФА и поступила, но телетрансляции приносят доходы, а мониторы-табло на стадионах - нет. Поэтому трансляции не отменяют и не превращают всемирный праздник в корпоративную вечеринку.

С чемпионата мира в ЮАР по специальному каналу ведутся трансляции с изображением особой четкости. Организаторы с гордостью обращают внимание: «Видна каждая травинка на поле, видна каждая морщинка на лице у футболиста…» Да, морщинка видна. А положение вне игры? А забитые по правилам, но не засчитанные голы?

Такие несуразности – следствие того, что выстроив футбольный механизм как бизнес-систему, пожилые чиновники еще не готовы окончательно оторваться от корней. Они еще верят в то, что жесткие законы бизнеса и красивая игра в удовольствие - могут сочетаться.

Добившись того, что игроки из ведущих чемпионатов играют на износ почти круглый год (в отличие от российских футболистов), чиновники не позволили многим игрокам подойти к чемпионату в хорошей форме (здесь чиновники УЕФА переходят дорогу чиновникам ФИФА).

Но хороший футбол живуч, потому что живучи люди. Праздник не отменить даже тогда, когда отменяется честно забитый гол. Красивые мячи все равно забиваются. К тому же, не засчитанные голы запоминаются даже лучше, чем засчитанные. Хотя бы потому, что их меньше и обсуждаются они громче и эмоциональней. А справедливости нет не только на футбольном поле, но и вне его. В жизни сильнейший побеждает не так часто, как некоторые думают. И это еще не повод, чтобы впадать в отчаяние.

 

ФУТБОЛЬНАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ, ИЛИ ЕСЛИ СОГНУТЬ ВУВУЗЕЛУ - ПОЛУЧИТСЯ БУМЕРАНГ
(24.06.2010 17:48 ПЛН, Псков)

В футбол можно играть везде и в любых условиях. Не только под дикий вой вувузел в Южной Африке. Помню, на Южном Таймыре мы играли на горе Обрыв под вой огромных непримиримых комаров.

Под ногами вместо травы – голые камни, на ногах вместо бутс – кирзовые сапоги… Трехнедельное северное лето, лохматый мяч… Справа - казарма, слева – тот самый обрыв, с которого однажды мяч все-таки слетел и укатился метров на триста в тундру… Тогда тоже проходил чемпионат мира по футболу. Финал я нелегально слушал на боевом дежурстве по самодельному приемнику. Батареек не было, и приемник  я подсоединил к командирскому телефону, связанному с командным пунктом. За время финала ни один вражеский самолет воздушную границу не пересек. Впрочем, ни до, ни после он ее тоже не пересекал.

Тогда победили аргентинцы. Надеюсь, сейчас тоже победят.  

Но если не победят - ничего страшного. Несколько красивых матчей они уже сыграли. Подобная красота спасет не мир, но хотя бы мировое первенство по футболу. Однако жаль, что Большой Футбол за эти годы слегка изменился. Лучшие игроки за сезон играют такое количество матчей, что многим сил и здоровья на игры чемпионата мира уже не хватает. И желания не хватает. Зато гонорары футболистов растут раз в десять быстрее, чем результативность.


Редкая возможность

И все же чемпионат мира – редкая возможность увидеть национальный футбол. Разные школы, разные стили…  Но на клубном уровне все окончательно смешалось и сдулось. Победитель Лиги чемпионов 2010 итальянский «Интер» никакой не итальянский. В стартовом составе победного матча с «Баварией» португальский тренер не выпустил на поле ни одного итальянца. Французский тренер лондонского «Арсенала» тоже очень часто обходится без англичан.

Поэтому действующим чемпионам мира итальянцам из клуба-чемпиона некого было везти в ЮАР. Англичанам не найти ни одного приличного вратаря из своей премьер-лиги. Почти все вратари там – иностранцы.

Несколько дней назад бразильский защитник московского «Локомотива» бразилец Родольфо (Родольфо Дантас Биспо) изъявил желание принять российское гражданство и выступать за сборную России. Вроде бы, не против стать игроком сборной и бразилец Веллитон (Веллитон Соарес де Мораис) из «Спартака». За определенную сумму они готовы принять российское гражданство. То есть все снова утыкается в деньги. Кто нашел много денег, тот, вроде бы, и чемпион. Два года назад петербургский «Зенит» купил за 1 миллиард (!) рублей португальца Данни. Хорошо, что он «заигран» за сборную Португалии.

Денежные вливания за короткое время способны принести эффект. Можно что-то завоевать, кого-то удивить… Но перспективы – нулевые. Завтра найдется кто-то богаче и наглее.

Натурализация

Южноамериканцам, которые на первом этапе нынешнего чемпионата мира выступают успешно, немного проще. Это многие из них вытеснили из европейских клубов европейцев. А в их собственных (более бедных) чемпионатах, в  основном, играют свои воспитанники. Поэтому там футбол развивается и не теряет свои местные особенности. Сборные Бразилии или Аргентины, конечно, не всегда становятся чемпионами мира. Но талантливые футболисты там не переводятся никогда. Молодым есть где играть и где повышать свой класс. У африканских игроков талантов тоже хватает, но устойчивой футбольной культуры у них пока нет. Зато огромные деньги у них уже появились. В итоге в самых богатых европейских чемпионатах  воспитанникам из своих стран пробиться в основной состав все труднее.

Пока это больше касается клубов, а не сборных. Хотя «натурализованных» игроков становится все больше. Когда-нибудь в сборной Германии не останется ни одного немца, а в сборной Франции – ни одного француза. Глобализация. И не только в футбольном, но и в политическом, и в этническом смысле. 

Россия тоже пытается идти этим путем. И вполне естественно, что до ЮАР она не дошла. У англичан или итальянцев резервов, все-таки, больше, чем у нас. 

Замедленный повтор

Большой футбол сегодня – это, прежде всего, скорость. Причем не только скорость передвижения по футбольному полю. Вчера Ибрагимович играл за «Интер», а Самуэль Это'О – за «Барселону». Сегодня Это'О  играет за «Интер», а Ибрагимович – за «Барселону». Вот это и есть настоящая скорость настоящего мастера. Не успеваешь оглянуться, а он уже на том берегу – защищает честь новой любимой команды, без которой ему не жить. До тех пор, пока его не перекупят.

На человека, отыгравшего за один клуб несколько лет, от удивления показывают пальцем. А если он вдруг отказывается от повышенного гонорара в клубе-сопернике, то это уже повод провести углубленный медосмотр и выяснить - не сошел ли он с ума?

Сборная Франция в нынешнем составе была похожа на какую-то африканскую сборную двадцатипятилетней давности – неорганизованную и капризную. Опять-таки – глобализация.

На объединенную африканскую сборную похожи и болельщики, добравшиеся до ЮАР из тех стран, чьи сборные пробились на чемпионат мира. Все дуют в вувузелы, выдувая тупой однообразный си-бимоль. С коровами и бензопилами болельщиков на стадионы пока не пускают, поэтому они вынуждены приносить туда дудки-вувузелы и дудеть, подражая коровам и бензопилам. А когда постоянно дудишь – следить за футболом уже невозможно. Надо делать что-то одно.

И все-таки хорошо, что ФИФА – это не ФИДЕ, а футбол – не шахматы. При всех минусах ФИФА, консерватизм футбольных чиновников удерживает мировой футбол от падения с обрыва в тундру.

 Пытаясь сделать шахматы прибыльнее и привлекательнее, спортивные чиновники лет пятнадцать назад превратили чемпионаты мира по шахматам в заштатные соревнования, за которыми мало кто следит. А чемпионаты мира по футболу по-прежнему в центре внимания.  Они по-прежнему хороши хотя бы тем,  что дают понять – куда ветер дует (и во что дует). Куда катится мир, куда летит мяч и кто сегодня король футбола? Там, естественно, тоже иногда засуживают или играют против правил. Но это все-таки не политические выборы, как в России, где все решается «в подтрибунных помещениях».

В футболе демократия еще жива и самые богатые, влиятельные и бесцеремонные не всегда побеждают. В крайнем случае, весь мир может убедиться в бесконечных замедленных повторах – кто кого ударил исподтишка локтем, кто подыграл рукой и кто повел себя благородно.

Чемпионат выявляет слабые места, болевые точки, заставляет какого-нибудь угрюмого русского мужика болеть за Гондурас и переживать за Кот-д’Ивуар. Этот мужик никогда не узнает, что столица Кот-д’Ивуара – город Ямусукро и живет в том городе примерно 120 тысяч человек. Но переживать за сборную Кот-д’Ивуара он все равно не перестанет. Пока та не вылетит, и тогда он переключится на Уругвай. Это и есть Большой Футбол.

P.S. Если вам вдруг случайно попадет в руки хотя бы одна вувузела – согните ее о колено и отшвырните подальше.



.

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий