Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Похищение в особо крупных размерах

«Европа, - степенно учил меня старший товарищ, - часть света, ограниченная с Запада Атлантическим океаном, а с Востока - законом. Там, где его перестают соблюдать, начинается Азия».
Александр Генис. «Где начинается Европа».

БогомоловПосле публикации в «Новой газете» манифеста «Похищение Европы 2.0» режиссёра Константина Богомолова появилось множество остроумных и не очень остроумных ответов. На подобные манифесты отвечать не так сложно, потому что «прощание» с Европой - жанр, которому много лет. И соответственно жанр ответов на такие бесконечные  долгие прощания существует тоже очень давно. Есть на кого равняться. В России славянофилы с Европой прощались чаще и лучше всего. Но не об этом речь.

В большом тексте Богомолова одно из центральных высказываний касается «сложного человека», вернее - того, что Европа якобы упрощает сложного человека и делает его простым, примитивным. Одинаковым.

Богомолов прямо так и говорит: «Освободившись от нацизма, Запад решил застраховаться от «атомной аварии», ликвидировав сложного человека».

Или вот ещё: «Европа решила кастрировать сложного человека».

Богомолов, тоскующий о потере довоенного европейского «сложного человека» (видимо, времён Гитлера и Муссолини) - это уже забавно.

Режиссёр утверждает, что в России всё по-другому. Здесь у нас и свободы достаточно, и «сложных людей» - в избытке.

Написать можно всё что угодно.  А как быть со спектаклями Богомолова? Настоящие его манифесты - не в газетах, а на сцене. «Князь», «Борис Годунов», «Бесы Достоевского», «Ай Фак. Трагедия», «Гаргантюа и Пантагрюэль», «Волшебная гора», «Слава», «Мушкетёры», «Идеальный муж. Комедия» - начиная с самого первого - со спектакля 2002 года «Лекция о пользе убийств, или Шесть трупов в поисках действия».

Популярность и скандальность многих спектаклей Богомолова как раз основана на том, что он всё время пробовал устранить всю излишнюю «сложность». Приёмов при этом у него всегда было немного. Как правило, режиссёр брал нечто классическое, вроде «Братьев Карамазовых» или «Трёх сестёр», и переделывал их таким образом, чтобы каждому дураку было понятно.

Автор «Похищения Европы 2.0» всегда занимался одним и тем же - похищал смысл оригинала. Спектакль «Князь», в основе которого «Бесы» Достоевского, начинается с песенки «Зима в Простоквашино». Попутно Богомолов вставил в спектакль куски из Набокова и Томаса Манна.

Богомолов настойчиво много лет кастрировал сложного человека в своих спектаклях. Все герои - чеховские, шекспировские, шварцевские - превращались в одинаковых упрощенных персонажей. Их наряжали в чужие одежды и заставляли действовать по логике, которую изначально авторы не подразумевали. Иначе говоря, Богомолов всегда убивал персонажей перед тем, как вывести их на сцену.

Мышкин (его играет сам Богомолов) превращается в Тьмышкина (князя Тьмы). А если кто не понял, на стену проецируется надпись «Князь Тьмышкин прибыл из Трансильвании».

Схема всегда примерно одна и та же. Театральная кухня исправно преподносит винегрет. Князь Тьмышкин спускается в зрительный зал, а на стене снова появляются титры: «Князь идёт пописать в воду. Моча у князя была такая же чистая, как его душа». Публика довольна.

К сортирным темам Богомолов возвращается часто.  В «Гаргантюа и Пантагрюэле» кроме самого торжественного акта подтирания задницы появляется персонаж, которого зовут Какашка. Музыка подобрана соответствующая: Натали, «Ласковый май», Наташа Королёва.

В спектакле «Ай Фак. Трагедия» (по роману Виктора Пелевина «iPhuck 10») герои рассуждают о фекалиях в искусстве. Не забудем и о двухминутной порносцене, транслируемой сразу на трёх экранах. Публика заинтригована.

Именно эта нарочитая простота действовала на зрителей и критиков сильнее всего. Била в лоб. Или по лбу. Выходит, допустим, Виктор Вержбицкий и произносит внутренний монолог Ашенбаха из «Смерти в Венеции», но на нём - школьная советская форма с погончиками и пионерским галстуком.

Приводить примеры можно долго.

Музыка к спектаклям по произведениям Пушкина, Шекспира и других классиков тоже подбирается по схожему принципу - от противного. От «Арлекино» из репертуара Аллы Пугачевой до «Как упоительны в России вечера» группы «Белый орел»

«Бони М», «Белый Орёл», Натали, Алла Пугачёва, «Ласковый май», опять Алла Пугачёва, но не с «Арлекино», а со «Звёздным летом»...

Богомолов, если уж называть вещи своими именами, - создатель попурри. Он выхватывает кусочки из того, что под руку подвернётся.

Попурри (по-русски говоря - мешанина) - это упрощение.

Эпатаж тоже не подразумевает излишнюю сложность.

 Однажды в интервью Богомолов сказал, у него есть идея поставить «Гамлета» - но при одном условии: ему надо, чтобы монолог To be, or not to be («Быть или не быть») записал на видео террорист Андерс Брейвик.

Гамлета он тоже хотел бы упростить до уровня массового убийцы.

Богомолов в качестве моралиста выглядит глуповато и ненатурально. Но зато он вполне органичен как преуспевающий в современной России человек. Российская власть на своём фронте занимается примерно тем же, чем и Константин Богомолов в театре и кино.

С одной стороны, это создание стен и барьеров между большинством европейских стран и Россией. В самой же России происходит примитивизация. Многообразие для этой власти становится опасным. Сложное - пугает.Богомолов

Государство на своём месте, а режиссёр Богомолов на своём долго и упорно, похохатывая. занимаются расчеловечиванием.

С Брейвиком, кажется, не получилось.  Но без норвежского нациста-убийцы можно обойтись. Сам Богомолов мог бы произнести монолог, в котором есть подходящие слова:

Мириться лучше со знакомым злом,
Чем бегством к незнакомому стремиться!
Так всех нас в трусов превращает мысль,
И вянет, как цветок, решимость наша
В бесплодье умственного тупика,
Так погибают замыслы с размахом...(
перевод Бориса Пастернака).

Те, кто поддерживает нынешние российские беззакония, особо и не скрывают: мириться лучше со знакомым злом. Трусость, умственный и нравственный тупик...Зато зло привычно настолько, что, вроде бы, перестаёт быть злом.

А. Владимиров. Идеальный спектакль. http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2161

А. Семёнов. Жизнь за театр. Часть II http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2588

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий