Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
42 43 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Море музыки. Часть IV

Кариссими(Продолжение. Начало в №№ 544-546). Классическая музыка - это не только традиции, благопристойность, но и несдержанность, и отсутствие вкуса... В сборнике статей о классической музыке - тексты о концертах Елены Образцовой, Владимира Спивакова, Дениса Мацуева, Хиблы Герзмава, Валерии Гергиеве, Олеси Головнёвой, Владимире Мищуке и многих других... «Человек, у которого его достаточно, может позволить себе нечто, - сказал, отвечая на мой вопрос о вкусе Владимир Спиваков. -  А у кого вкуса нет или кем руководят какие-то другие идеи, мысли, желания, жажда наживы, я уж не знаю что... Тогда дело плохо». О хорошем и плохом  читайте в «Море музыки».

Автор.

44.

ПОГРУЖЕНИЕ В ПРОШЛОЕ
(«Городская газета», 2007 г.)

В Пскове прошли Дни старинной музыки

Чем нелепее и бездарнее становится современная поп-музыка, тем больший интерес вызывает музыка далекого прошлого.

Чем циничнее ведут себя современные политики и военоначальники, тем с большим интересом воспринимаются средневековье и древний мир. Далекие времена идеализировать всегда легче, чем современность. Израильский ветхозаветный царь Иоффон выглядит в наших глазах страдальцем. А современный израильский президент кажется всего лишь скандальным политиком. Такова волшебная сила времени и не менее волшебная сила искусства.

Об Иоффоне сочинил ораторию композитор XVII Джакомо Кариссими. Оратория была исполнена созданным месяц назад ансамблем старинной музыки, состоящим из учащихся и преподавателей псковского колледжа искусств. Но прежде в колледже прошло много других событий, тоже имеющих прямое отношение к старинной музыке.

С преподавателями музыкальных школ и школ искусств встретился петербуржец Иван Шумилов, создатель своей системы обучения на старинных инструментах. Он высказал много интересных и одновременно спорных суждений. По его мнению, настало время готовить просвещённых любителей музыки, а «время музыкантов-профессионалов закончилось». Когда-то он играл джаз, но «исчерпал возможности джаза». Это несмотря на то, что, кажется, джаз неисчерпаем, как неисчерпаема, например, любовь. Дело ведь не в музыке и не в любви, а в человеке.

Наверное, Иван Шумилов имел в виду джазовые стандарты, которые эксплуатируют уже полвека многие джазмены. Поэтому от этих стандартов он стал постепенно отдаляться и углубляться в средневековую музыку, стал импровизировать с нею.

Хорошо забытой музыки так много, что на наш короткий век хватит. Вслед за Иваном Шумилиным этот путь избрали и другие. Яркий пример - петербургский ансамбль старинной музыки Musica Viva, который снова играл в Пскове. Выступлению предшествовала выставка. Музыканты показывали старинные инструменты. Без игры на них обойтись тоже было нельзя. Названия их замечательны: спинет, гемсхорны, шалмей, бомбарды, бульцианы, цинк...

После цинка логично назвать и инструмент под названием «поммер» (в одном СМИ его прямо так и назвали - «помер»). Но звуки инструмента были не мертвые, а живые. Также как и у испанской галисийской волынки или ирландской блок-флейты. Некоторые мелодии игрались едва ли не на двух струнах, равномерно распределенных между двумя музыкантами. Но при этом звук получался плотный и богатый.

Что же касается псковского ансамбля старинной музыки, то дебютанты Джакомо Кариссими не подвели (нам этот композитор больше известен как учитель Алессандро Скарлатти).

Оратория «Иоффон» - это такая  эпическая мелодрама с хорошо закрученным сюжетом. Военный поход, триумфальное возвращение, сложные взаимоотношения отца-царя и незамужней дочери. Заканчивается все не слишком хорошо - преждевременной смертью дочери. Хор плачет, зрители хлопают... Несмотря на мрачноватый сюжет оратории, музыка у маэстро Кариссими получилась светлая.

Старинная музыка - хорошее средство от безвкусия.

45.

КОНЦЕРТ С ДВУМЯ АНТРАКТАМИ
(«Городская среда», 2009 г.)

В Пскове 21 мая 2009 года в Большом концертном зале (БКЗ) состоялся концерт Симфонического оркестра Псковской областной филармонии. Дирижировал Эдуард Банько.

Концерт начался с антракта, а если точнее - с «Антракта к третьему действию оперы "Соломон "» Георга Фридриха Генделя. Гендель написал оперу летом 1747 года. Он был тогда на пике славы, мог с легкостью арендовать Ковент-Гарден без боязни прогореть. Успех у публики был неизбежен. БКЗ - не Ковент-Гарден, но в этот вечер зал тоже был переполнен благодарной публикой, пришедшей послушать музыку, не имеющую срока давности. В генделевском «Антракте к третьему действию» чувствовалось то, что можно обозначить как «торжествующая умиротворенность».

Возможно, когда-то стиль барокко и казался странным (итальянское barocco - «странный», «причудливый»). Как когда-то казались странными и совершенно лишними вилки за обеденным столом, в то время вошедшие в моду в европейских домах. Но в XXI веке барокко - это уже неприкасаемая для критиков классика. Барокко для современников - это просто реальность, которая почти всюду. Романы на книжной полке, салфетки на столе, прописные научные истины в школе, высокие каблуки, архитектура Бернини в фильме «Ангелы и демоны»... Никуда от этого не уйти. Барокко всюду и везде. То же самое касается и музыки Баха, Вивальди, Альбинони...

Имя Альбинони прозвучало со сцены сразу же после музыки Генделя. Симфонический оркестр исполнил  адажио соль минор, приписываемое как раз Томазо Альбинони.

Это адажио странным образом связано с американской авиацией, а именно - с бомбардировкой Дрездена в 1945 году. Там, в Саксонской земельной библиотеке, которую тоже благополучно разбомбили, хранились рукописи знаменитого итальянца, какое-то время жившего в Германии.

По утверждению биографа Альбинони Ремо Джадзотто, на развалинах он обнаружил два фрагмента партии первой скрипки и басовую партию. Ремо Джадзотто все это сложил и умножил, в смысле - дописал, и в 1958 году издал. Получилось «Адажио соль минор для струнных и органа».

Но фамилия Джадзотто как-то быстро исчезла с нотных обложек и афиш. Альбинони остался в гордом одиночестве, а адажио, на глазах превратившееся в легенду, для многих заслонило все остальное его творчество. Притом что никто, похоже, не видел ни одного фрагмента найденной в дрезденовсих развалинах рукописи. Так что есть очень много оснований говорить, что автор адажио - биограф Альбинони Ремо Джадзотто. От этого менее гениальной музыка не стала. Если бы такими же талантами обладали и прочие биографы знаменитых композиторов, мир если и не перевернулся, то стал бы немного лучше.

Псковский оркестр в этот вечер очень старался. Недостающие орган или арфы заменял синтезатором. А вот флюгельгорн заменять не пришлось. На нем играл приехавший из Санкт-Петербурга Александр Приходченко.

В третьей части «Концерта для флюгельгорна с оркестром» Иржи Неруды Александр Приходько еле заметным жестом дал знать Эдуарду Банько, что оркестр мог бы играть немного быстрее. Оркестр отреагировал мгновенно.

Флюгельгорн, появившийся в 1825 году, к эпохе барокко, казалось бы, не имел ни малейшего отношения. Но родственные связи этого инструмента с охотничьими рожками с легкостью могли перенести слушателей в XVII или XVIII века, на королевскую охоту, например...

Завершилось первое отделение музыкой, в наше время не менее известной, чем адажио Альбинони. Прозвучала «Ария из сюиты № 3» Иоганна Себастьяна Баха. Земное снова уступило место небесному.

А на десерт, во втором отделении, оркестр преподнес слушателям много-много сладкого - в виде сюиты из балета «Щелкунчик» Петра Чайковского, в которой собраны все сливки знаменитого балета. И не только сливки.

Арабский танец в программках  часто обозначается еще как кофе, китайский танец - как чай, русский - как пряник, а испанский - как шоколад. И действительно, кофе в этот вечер был - растворимый, но не в воде, а в воздухе. А пряников было целых два (второй оркестр исполнил на бис, также как и завершающий номер сюиты - «Па де Де»).

Не всегда у нашего Симфонического оркестра удачно получалось исполнять Чайковского. Года два назад  кое-что было даже больно слушать. На этот раз обошлось без болевых ощущений. Зрители, немного подумав, приветствовали музыкантов стоя. Обычно такое в БКЗ бывает, когда на сцене выступают приезжие звезды.

В целом, концерт, составленный из музыки разных эпох, получился барочным, имея в виду один из переводов слова «барокко» - причудливый. От этого прохладный майский вечер стал вроде бы немного и теплее, и светлее.

46.

ИГРА В КЛАССИКИ
(«Городская среда», 2005 г.)

В Большом концертном зале псковской областной филармонии прошел концерт из цикла «Играют солисты». Программу представил Псковский областной симфонический оркестр.

Четыре солиста и оркестр

Молодой дирижер Александр Разумов постоянно обновляет репертуар оркестра. На этот раз первое отделение началось с «Бранденбургского концерта» И.С. Баха. Солировали Виталий Цемка (флейта), Наталья Архипова (чембало) и Елена Соколова (скрипка). Когда-то партитура этого концерта, на которой не значилось даже имени композитора, была продана за бесценок. Теперь ей нет цены.

Особенно удачно были исполнены вторая и третья части. Флейта и скрипка доверительно переговаривались. Легко можно было представить беседку на берегу декоративного пруда, в котором отражается тень средневекового замка. Холодноватые звуки чембалы придавали всему этому несколько театральный оттенок. Затем беседа перешла в танец. Но он был особенный. Сейчас подобные танцуют разве что во сне.

Завершалось первое отделение концертом для виолончели с оркестром Гайдна. Музыка Гайдна, по преимуществу, светлая. Поэтому некоторым кажется, что Гайдн не так глубок, как некоторые другие классики. Это, конечно, дело вкуса. Но мрачность и глубина - это не одно и тоже. Псковский оркестр следовал духу Гайдна, бережно перенося XVIII век в XXI.

На виолончели солировал Дмитрий Жданов. В первой части подразумевалась демонстрация виртуозности. Однако показалось, что именно этого-то солисту  и не доставало. Зато вторая часть - медленная и проникновенная, была сыграна значительно более убедительно. Музыковеды постоянно подчеркивают, что у виолончели человеческий голос. Пускай будет так. В таком случае, этот голос вполне мог бы зазвучать в той самой беседке на берегу пруда из «Бранденбургского концерта» Баха. Бах и Гендель родились в один год - в 1685 году.

Задеть нужные струны

Второе отделение концерта полностью было отведено под серенаду для струнного оркестра Дворжака. Пять частей были выслушаны на одном дыхании, хотя присутствие на сцене одних струнных инструментов не даёт возможности временно переключить внимание слушателей, дать им передышку. Восточнославянский темперамент дирижера в сочетании с западнославянской натурой композитора сделали свое дело. Серенада была сыграна ровно и слаженно. Одна из частей звучала просто как песня, с припевом.

Вот только зрителей  в зале было непривычно мало. Похоже, псковские любители классической музыки не привыкли ходить в филармонию так часто. Работоспособность нашего оркестра оказалась такой, что некоторые, наверное, просто не успевают до филармонии добежать.

Совсем недавно пришлось писать рецензию на концерт симфонического оркестра одной из российских республик. Так вот, Штраус в исполнении вполне заслуженных музыкантов, собирающихся на гастроли в Испанию, звучал точно так же, как Моцарт, а Вебер, как Россини. Как будто эту музыку написал один человек - безымянный член союза композиторов СССР. Причина в том, что маститому дирижеру играть такую музыку давно не интересно. На этом фоне наш оркестр выглядит замечательно. Псковский оркестр, даже если у него что-то не получается - ;ивой. Александру Разумову интересна каждая нота. Это и видно, и слышно.

47.

КОНЦЕРТ ДЛЯ ПСКОВИЧЕЙ С ОРКЕСТРОМ
(«Городская газета», 2005 г.)                         

Накануне православного Рождества в БКЗ псковской областной филармонии состоялся  концерт «Памяти маэстро», посвященный Михаилу Ривкину.

Три в одном

Перед концертом директор псковского симфонического оркестра Александр Роор сказал несколько слов для «ГГ»:

- От имени всех музыкантов поздравляю ваших читателей и наших зрителей - а я так подозреваю, что это, во многом, одни и те же люди - с прошедшими и грядущими праздниками. Зрители у нас уникальные. Талантливые зрители - не менее важная часть процесса, чем талантливые музыканты. Меня очень много спрашивали - будет сегодня народ или нет? А я знаю, что даже если будут пурга, буря, цунами -  600 человек, которые регулярно ходят на наши концерты, все равно придут. Мы благодарны псковичам за любовь и поддержку. И надеемся, что в будущем не уроним нашего музыкального

стяга.

- Что еще ждать псковичам в январе?

 - 13 января мы даем  концерт с совершенно другой программой. Это будет сюрприз. Случайно я где-то узнал, что в Санкт-Петербурге блестяще закончила консерваторию псковская девочка. Я её не знал, хотя мне казалось, что мимо нашего ока тут ничего не проскочит... Олеся Головнева - блистательное сопрано, мы ее вычислили, нашли, она приезжала сюда... Сейчас она находится в Вене, ей двадцать четыре года.  13-го она будет «петь Виолетту» и еще много чего. Не хочу открывать все секреты...

А уже 29 января к нам приедет лауреат конкурса имени Чайковского пианист Владимир Мищук и будет играть первый концерт Рахманинова. Лауреаты конкурса Чайковского с нами еще не работали. Поэтому мы, конечно, волнуемся. А если учесть, что время спрессовано...Получается, что мы делаем три разные программы в один месяц. Было время, когда мы делали три программы в год. Теперь оркестр, видимо, подрос, напитался силами...  Вся страна ликует десять дней, а мы третьего вышли на работу. Но оркестр бодр, свеж, работоспособен, и это дает основание надеяться, что наши зрители получат еще немало добрых минут общения с живой симфонической музыкой.

Прежде чем зазвучала музыка Бетховена, о своём отце Михаиле Ривкине вспоминал приехавший из Бремена заслуженный артист России Александр Ривкин. Начал он издалека, рассказав, что вырос Михаил Ривкин в семье военного музыканта. Царские времена, духовые оркестры, соответствующая атмосфера...  Затем были годы работы в Томске, Новосибирске... И, наконец, Псков, музыкальная и педагогическая деятельность.

На сцене БКЗ 6 января играли либо ученики Михаила Ривкина, либо ученики учеников.

Рождественский романс

Была своя логика в том, что приехавший из Бремена скрипач Александр Ривкин начал с Бетховена. Прозвучал «Романс». Далее последовали две части «Концерта для скрипки с оркестром» Чайковского. Музыка - чуть тревожная, расслабиться не дает. Рождество, конечно, светлый праздник, но излишняя приторность ему не всегда на пользу. Здесь этого не было и в помине.

Второе отделение было окрашено в более яркие тона и началось с «Концерта для валторны с оркестром» Моцарта. Солировал молодой музыкант Илья Полуянчик. Александр Роор сказал, что «это наша традиция - каждый концерт давать молодым возможность делать свой первый шаг. Как знать, может быть, накануне Рождества мы откроем новые таланты».

Волнение Ильи чувствовалось и с тринадцатого ряда. Но он постарался его преодолеть. На помощь пришел сам Моцарт, который начинал солировать в значительно более юном возрасте.

Над сценой БКЗ сияла рождественская звезда. Именно серебряная рождественская, а не красная пятиконечная, как на городской елке. По краям - два трубящих ангела. Для второго отделения это особенно уместно, потому что следующим номером шел «Концерт для трубы с оркестром» Гуммеля. Солистка - ещё одна дебютантка Любовь Кораблина. И ее труба звала совсем не в бой, хотя почти былинные богатыри на сцене присутствовали. Так, по крайней мере, воспринимались выстроившиеся в ряд три контрабасиста. «На право пойдешь... прямо пойдёшь...» Но какой путь не выбирай - все равно окажешься в музыкальной сказке. Иначе ведь и не назвать выступление артистов оркестра Мариинского театра А. Джавадяна (скрипка) и Р. Пакканена (альт). Они исполнили «Концертную симфонию для скрипки и альта с оркестром» Моцарта.

Не зря музыканты оркестра во главе с дирижёром Александром Разумовым репетировали тогда, когда «вся страна ликовала». Беспричинно ликовать - глупо. У тех, кто оказался вечером 6 января в БКЗ, появилась хорошая причина для радости.

48.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ, ОТ КОТОРОГО ТРУДНО ОТКАЗАТЬСЯ
(«Городская газета», 2006 г.)

Настоящая поп-музыка

Говорят, при жизни Моцарту не удалось услышать свою 40-ю симфонию. Прошло двести с лишним лет. Теперь первая часть этой симфонии Molto allegro звучит где угодно. В кино, в автобусе, в пивной, в магазине, в школе прямо на уроке... Главное, чтобы там был мобильный телефон.

Музыка Моцарта если и уступает в популярности мелодии из «Бумера», то ненамного. Как-никак классик. Однако симфоническое звучание всё-таки предпочтительнее полифонического. В пятницу 13-го в нашем городе симфонию № 40 исполнил не какой-нибудь там мобильник, а Симфонический оркестр псковской областной филармонии. На этот раз за пультом был дирижер Геннадий Чернов.

Но прежде прозвучала музыка великих предшественников Моцарта - Вивальди и Баха. Вечер был посвящен музыканту и педагогу Михаилу Ривкину, который в свое время многое сделал для развития академической музыки в Пскове. Основу псковского оркестра составляют либо ученики Александра Ривкина, либо ученики учеников.

Бременский музыкант

В концерте принимал участие сын Михаила Ривкина, заслуженный артист России Александр Ривкин, приехавший из Бремена. За то время, которое скрипач Александр Ривкин провел в России, он успел: а) заказать новый памятник на могилу своего отца, б) убедиться в том, что в Пскове еще не перевелись вандалы, посещающие иногда городские кладбища, в) удостовериться, что могила его отца, к счастью, не пострадала, г) сыграть на  сцене зала областной филармонии. В прошлом году Александр Ривкин играл здесь же Бетховена и Чайковского, а на этот раз, как уже говорилось, маэстро остановился на Вивальди и Бахе.

Пульт управления

Наш симфонический оркестр переживает не самый удачный сезон. Так и не получивший российского гражданства Александр Разумов уехал к себе на родину в Белоруссию. Поиск нового дирижера затянулся. На прошедшей неделе Симфоническим оркестром псковской областной филармонии успели подирижировать Дмитрий Жданов (виолончелист оркестра) и Геннадий Чернов (однокурсник Александра Разумова). Понятно, что в первом случае это был вынужденный шаг.

Оркестр без дирижёра смотрелся бы совсем уж странно. И всё-таки жаль, что все получается именно так. Хотелось бы думать, что поиск дирижера не затянется настолько, что это непоправимым образом отразится на творческом потенциале оркестра.

Валерий Гергиев, имея в виду некоторые особенности российской провинциальной культуры, вряд ли в ближайшее время согласится переехать в Псков. Климат Петербурга и Лондона ему подходит больше. Тогда кто? Чернов? Глоба? Кто-то третий?

Поживём - услышим.

49.

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ВЕК
(«Городская газета», 2007 г.)

Каждый год в январе в Пскове проходят музыкальные рождественские вечера. Это совпадает с празднованием дня рождения псковского музыканта и педагога Михаила Ривкина. На этот раз «Музыкальное приношение» Михаилу Ривкину прошло в зале Псковского колледжа искусств им. Римского-Корсакова.

Сто из ста

Мы уже не раз писали о педагоге и музыканте Михаиле Ривкине, который родился ещё в царской России, в семье военного музыканта. Сам он тоже служил в армии - на тот момент уже рабоче-крестьянской. Потом работал в Томске, Новосибирске. И, наконец, в 60-е годы прошлого века переехал в Псков. Михаила Ривкина заслуженно называют главной музыкальной фигурой 60-90-х годов в Пскове. Он преподавал в Псковском музыкальном училище, выступал с концертами, руководил студенческим симфоническим оркестром. Десять лет назад на этой базе был создан Псковский симфонический оркестр, в котором выступают ученики Михаила Ривкина и ученики его учеников.

2007 год - особенный. Со дня рождения Михаила Ривкина прошло ровно 100 лет. Целый век. Музыкальный век. И теперь совершенно ясно, что влияние замечательного музыканта одним веком не ограничится.

Что нам нужно для счастья

В фойе колледжа искусств 12 января можно было увидеть мемориальную экспозицию, посвященную Михаилу Ривкину, а именно - концертный фрак маэстро, его дирижерскую палочку, диплом, военный билет, автобиографию, старые афиши, английский рожок, привезенный из блокадного Ленинграда... А ещё - нотную бумагу с партиями, переписанными рукой Михаила Ривкина, в том числе и партию «Что тебе нужно для счастья». Очень характерное название.

Михаил Ионович был бы счастлив, если бы знал, что его помнят. Причём, вспоминают не только раз в году, в день рождения. Помнить - это значит продолжать традиции, заложенные учителем, воспитывать новых учеников, ставить перед собой высокие задачи и успешно решать их. Псков в этом смысле не подвел.

Сын Михаила Ривкина, заслуженный артист России Александр Ривкин сказал по этому поводу так: «Слушая молодых музыкантов, я буквально чувствую ауру присутствия моего отца... Несколько недель назад я был в Петербургской консерватории на юбилее школы-десятилетки, в которой воспитывались многие будущие выдающиеся музыканты. Такие как Спиваков и Синайский... Сопоставление с псковскими музыкантами соответствует критериям самого высочайшего класса».

В этом присутствующие могли убедиться сами, не отходя от сцены.

50.

ВЧЕРА В ПСКОВЕ ВСПОМИНАЛИ МИХАИЛА РИВКИНА И АНТОНИО ВИВАЛЬДИ
(«Городская газета», 2007 г.)

В Псковском академическом театре драмы им. А.С.Пушкина состоялся концерт Симфонического оркестра Псковской областной филармонии. Концерт был посвящен столетию со дня рождения псковского педагога и музыканта Михаила Ривкина. Дирижировал Петр Шахов. Солировал Александр Ривкин (скрипка).

Прежде чем заиграла музыка - прозвучали слова. Александр Ривкин рассказал о малоизвестных  страницах творчества своего отца Михаила Ривкина. О его работе в Белоруссии, а потом и в Сибири, где Михаил Ривкин руководил Томским симфоническим оркестром. В пятидесятые годы прошлого столетия это был единственный симфонический оркестр на всю Сибирь и Дальний Восток. Было где развернуться. Пожалуй, это можно назвать самым гигантским концертным залом на свете. Сибирский период творчества своего отца Александр Ривкин назвал золотым.

 Псковский период жизни Михаила Ривкина (а это тридцать лет жизни) тоже неудачным не назовешь. Остались ученики, благодарные слушатели... Каждый год в январские дни в Пскове проводят концерты памяти маэстро. В этот раз филармонический оркестр избрал для исполнения музыку Вивальди. Зал был полон.

Антонио Вивальди, возможно, самый плодовитый композитор на свете. Одних концертов он написал около пятисот. А кроме того - около пятидесяти опер, более сорока пьес для хора и оркестра... Всего и не перечислишь. Впрочем, перечислять смысла нет. При жизни композитора большинство его творений все равно не публиковали. Хорошо, что был (и есть) город Амстердам. В Амстердаме к музыке Вивальди относились всерьез. А мир узнал о великом Вивальди в конце XIX века. И с тех пор не забывает.

Для январского концерта псковский оркестр избрал самое хрестоматийное произведение Вивальди - «Времена года».

Весна у Вивальди не шагает, а вышагивает. Торжественно, победоносно - под звуки грома. Лето умиротворяет. Летней грозы там нет, но град, в конце концов, всё-таки обрушивается на землю. Но, по всей видимости, не слишком большой. Иначе бы осень с ее праздником урожая звучала бы у Вивальди иначе.

И зима во «Временах года» тоже настоящая, с морозом. Такую в современной Италии на равнине не дождешься. Не обходится у Вивальди и без зимней дороги. Может быть, она ведет из Первого Рима в Третий? В эпоху барокко итальянцы часто наведывались в Россию, а некоторые - оставались здесь навсегда.

Комментарии по поводу самого концерта в зале прозвучали разные. И не всегда восторженные. Но это как раз потому, что и до концерта «Времена года» слышали все. И не раз.

А лучшей памятью о Михаиле Ривкине будет совершенствование мастерства псковских музыкантов

Фонтаны и фантазии

По-немецки «часть симфонии» звучит как Satz. В обратном дословном переводе на русский это означает «предложение». В симфонии таких предложений четыре. Уже упомянутая Molto allegro наводила на мысль о бурных фонтанах. Моцарт написал симфонию в Вене, поэтому фонтаны должны быть австрийские. Подошёл бы барочный фонтан на площади Нойер-маркт или фонтан Андромеды возле Старой Ратуши. Тот, что с головой дракона. Неважно. Лишь бы он был австрийский и построили его не позднее ХVШ века. Потому что Моцарт этого века не пережил.

Итак, музыка сияла и бурлила, предлагая следовать проверенным временем путем. От такого предложения трудно отказаться.

Вторая часть - Andante - предлагала совсем другое: прогуляться по пустынным аллеям парка. Неподалеку непременно должна медленно нести свои воды река. В крайнем случае, поблизости мог бы находиться пруд.

Третья часть обозначена как менуэт, но написана таким образом, что под него танцевать затруднительно, а вот подниматься в гору по лестнице - в самый раз. Причём лестница уже закончилась. Вершина горы тоже осталась далеко внизу. Но вы все равно поднимаетесь, ничего не замечая. Свойство настоящей музыки - уводить вверх, в заоблачные высоты. А свойство настоящих музыкантов - по крайней мере, не испортить то, что сочинил автор. Филармонический оркестр с задачей справился.

Финал 40-й симфонии снова приземляет вас, но по-прежнему заставляет двигаться. На этот раз, допустим,  в карете, в окне которой мелькают альпийские горы. Где-то поблизости родина Моцарта - Зальцбург. Но Псков тоже не далеко.

Какую музыку заказывает государство?

В завершении концерта на сцене снова появился скрипач Александр Ривкин, ещё раз упомянув о своем отце: «Он был бы счастлив нас услышать». К счастью, долгих речей не последовало. Зато ещё раз прозвучал Бах, на это раз,  в редакции Бузони. Скрипка «спела» Ave Maria. Бузони был бы доволен.

Александр Ривкин успел упомянуть и о концерте «Юные дарования Псковщины», который состоялся за два дня до этого в том же зале. Желающих послушать молодых музыкантов оказалось немало. Немногим меньше, чем тех, кто пришел послушать маэстро Ривкина.

Некоторые из музыкантов, выступавших  в тот вечер на сцене, несмотря на юный возраст, уже успели стать лауреатами международных конкурсов. Например, Никита Волов (фортепиано) побеждал на конкурсах в России, Румынии, Чехии, Италии.  Если бы в этот вечер в зале находилось жюри, Никита Волов, наверно, тоже вышел бы победителем. Но в том-то и дело, что это был не конкурс, а праздник. Праздник молодых талантов, их родителей, педагогов.

Такое большое количество юных талантливых музыкантов - свидетельство того, что нынешняя система музыкального образования, существующая в нашей области, вполне оправдывает себя. И если уж что-нибудь в этой системе менять - так это схему финансирования. В том смысле, что детские музыкальные школы должны финансироваться лучше. Причем не за счет родителей, а за счет государства. Это будет лучшей гарантией того, что концерт «Юные дарования Псковщины» состоится и через пять, и через десять лет.

51.

ВСТУПЛЕНИЕ В СОЮЗ
(«Городская газета», 2006 г.)

В Большом концертном зале Псковской областной филармонии состоялся сольный концерт Владимира Мищука (фортепиано).

Тур вальса

Мищук приехал, чтобы сыграть псковичам Баха-Бузони, Шуберта и Шопена. И сделал это так, как никто другой в Пскове этого не делал. И вряд ли сделает, пока Владимир Мищук не приедет ещё.

В первом отделении, вступив в союз с Бахом, Бузони и Шубертом, Владимир Мищук временами высекал звуковые искры, а чаще - отщипывал ноты, как лепестки и пускал их в зал. Со звуками он расставался не без сожаления. Потому что знал им цену.

Во втором отделении он сыграл без перерыва четырнадцать вальсов Шопена. Если бы присутствующие в зале под эти вальсы вздумали танцевать, то у них обязательно закружилась бы голова. Такие вальсы - ещё одно доказательство того, что земля круглая, а душа - бессмертная. По крайней мере - у Шопена.

В исполнении Мищука звучала музыка не XIX века, а XIX-XXI веков. Не старая и не новая. Музыка. Опыт предшественников учтён, а точнее - принят во внимание. Воздух нового тысячелетия тоже даром не прошёл. Поэтому излишняя сентиментальность не то что списана в утиль, но положена на самую дальнюю полку. Когда украшений слишком много, красота теряется и становится музейным экспонатом. От этих украшений Мищук благополучно избавился, сосредоточившись собственно на музыке.

Россия - не Япония

Как и ожидалось, мнения слушателей разошлись. Большинству - безусловно, понравилось (какое пошлое слово - «понравилось»). Короче, пришлось по душе. Но кое-кто сказал: «Гладенько». А что, неужели думали, что сфальшивит? Впрочем, реакция эта - нормальная, ожидаемая. В России Владимир Мищук всё ещё способен вызывать споры. Россия - не Япония, где пианиста признали раз и навсегда.

«Гладенько» - это не самый «смертный грех» Мищука, который ему приписывается. Он ведь может смотреть на классиков свысока. Так думают те люди, которые заранее знают, как играть. Как правильно играть. Если бы это был футбол, то получилось бы следующее: правый полузащитник смещается на левый фланг и забивает гол. «Да, забил, - слегка морщится его тренер. - Но нарушил игровую дисциплину. К тому же, ведь мог и не забить». Мищук нарушает игровую дисциплину в пользу красоты, при этом избегая красивости и ложных выкрутасов. Он дисциплинирован по-своему. И ходить на его концерты в Пскове два раза в год - хороший тон.

52.

НА ВЫСОКОЙ НОТЕ
(«Городская среда», 2005 г.)

29 января в нашем городе произошло уникальное событие. На сцене БКЗ областной филармонии вместе с Псковским областным симфоническим оркестром выступал лауреат международного конкурса имени П.И.Чайковского Владимир Мищук.

Пианиста Владимира Мищука сравнивают с Рихтером и Ашкенази. Он даёт концерты по всему миру. Его выступления проходили в парижском «Гранд Опера», нью-йоркском Рокфеллер центре, миланском «Ла Скала»... Музыкант играет со всемирно известными оркестрами. Среди них оркестр Мариинского театра, оркестр имени Артуро Тосканини, Мюнхенский филармонический оркестр.

Конечно, было бы неправильно говорить, что псковские музыканты достигли такого же уровня, и поэтому Владимир Мищук приехал в Псков. Он выступает и  не с очень известными коллективами. Но, разумеется, не ниже определенного уровня. И, как показал январский концерт, псковские музыканты этого уровня уже достигли.

Будущее наступило?

Когда Мищук выступает, например, с оркестром «Гранд опера», то музыку заказывают продюсеры. Участвуя в концертах, подобных нашему, у именитого пианиста есть возможность выбора. В этот раз он избрал любимый 1-й концерт Рахманинова, который хоть и записал на дисках дважды, но не играл лет пять или шесть.

Действительно, «1-й концерт для фортепиано с оркестром» - не самое исполняемое произведение Рахманинова. Он написал его в 17 лет, хотя позднее и сделал более зрелую редакцию. Но «тени Чайковского», как когда-то писали критики, вечером 29 января на сцене не витало. Это был пусть 17-летний, но Рахманинов, с его мощью, размахом и монументальностью. При этом Мищук был мягок, точен, сдержан. Вероятно, в этом и кроется секрет успеха ученика Башкирова. В 1999 году лондонская Daily Echo назвала Владимира Мищука «пианистом будущего». Будущее уже наступило?

В книгах по краеведению псковские историки пишут о том, что в начале прошлого века в Пскове выступали Шаляпин, Вяльцева... Пройдёт время, и в переизданиях появятся слова о том, что в начале ХХI  века здесь выступал Владимир Мищук. И что не менее важно - полноправными партнерами на сцене были псковские музыканты во главе с Александром Разумовым.

Сказочный город

После первого отделения Владимир Мищук, подтвердив, что «оркестр справился со своей задачей», ответил на несколько вопросов корреспондента «ГГ».

- Какие ассоциации вызывает у вас 1-й концерт Рахманинова?

- Это юношеский, свежий концерт. Он открытый, жизнерадостный. Море жизни, море радости...

- Но там три части, и все они разные по настроению.

- Да. Это композитор уравновешивает. Первая часть - вся открытая и светлая. Совершенно невероятная вторая часть и середина финала. Упоительная музыка.

- Вы в нашем городе не в первый раз. В какое время года вы приезжали раньше?

- Как ни странно, я все четыре раза был зимой.

- И какие чувства вызывает у вас наш город?

- Я его очень люблю. Мы живем не в самой выдающейся гостинице - «Турист». Мне кажется, на этом месте должен был стоять невероятный пятизвездочный отель. Вид, который открывается из окон этой гостиницы, ни с чем не сравним. Причём, он совершенно разный. С каждым новым освещением, с погодой. Потрясающий, сказочный город.

Январский марафон

Во втором отделении звучала 2-я симфония Яна Сибелиуса. Автор написал её в Италии, в Рапалло. Судя по музыке, Финляндия с Апеннинского по-ва кажется огромной, как Россия.

2-я часть 2-й симфонии у Сибелиуса начинается с мерного пощипывания струн контрабасов. Возникает образ крадущегося человека. Прямо-таки Ульянов (Ленин) идёт по льду Финского залива в сопровождении финского проводника. Сравнение, по-моему, вполне корректное. Сибелиус, живя в Италии, мечтал о свободе Финляндии, что в его музыке, безусловно, отразилось. Кстати говоря, мечтал не зря. Ленин передумал строить у финнов коммунизм и дал им свободу. Они за это до сих пор ему благодарны. А псковичи благодарны Сибелиусу. Первое свидетельство можно увидеть на берегу реки Великой. А второе - услышать. Если вы, конечно, были в этот вечер в филармонии. Сложная, временами грозная, поэтичная музыка финского классика великолепно подходила для завершения январского марафона, который устроил себе и нам псковский оркестр. Моцарт, Верди, Сибелиус, Римский-Корсаков, Глинка, Рахманинов... Глаза разбегаются. Три совершенно разные программы с участием приезжих музыкантов, у которых были считанные репетиции.

Глаза разбегаются, а ноты - нет. Дирижер Александр Разумов знает, что делает. Бесстрашно пустившись в такой путь, наш оркестр за месяц вышел на новый для себя уровень. И псковские слушатели это оценили. Зал аплодировал стоя.

53.

ОТРАЖЕНИЕ ДВУХ ВЕКОВ
(«Городская среда», 2006 г.)

В Пскове состоялся концерт Симфонического оркестра Псковской областной филармонии. Солировал лауреат международных конкурсов Владимир Мищук (фортепиано).

От Псковы до японских морей

Владимир Мищук из тех музыкантов, у которых есть свои фан-клубы. Например, в Японии. Японские поклонники и поклонницы - люди энергичные и путешествуют за пианистом по всему маршруту ежегодных турне. Впрочем, в зале псковской филармонии ни одного из них замечено не было.

Владимир Мищук выступает на самых известных музыкальных площадках мира: Гранд Опера (Париж), Ла Скала (Милан), Концерт Гебау (Амстердам), Колизей (Буэнос-Айрес), в Большом и Мариинском театрах... Всего в год получается до150 концертов. Причём, это не всегда самые известные столицы мира. В провинциальных российских городах Мищук выступает тоже. В Тольятти, Воронеже, Костроме...

Вот и Псков попал в число тех городов, в которых пианист готов выступать регулярно. По словам Мищука «вид на Псковский Кремль ни с чем не сравним. Это потрясающий, сказочный город».

Между прочим, выступать в российской провинции - это не всегда просто. В Нью-Йорке проще бывает. И дело не только в том, что гостиницы вроде «Турист» или «Рижская» пока ещё не стали пятизвездочными.

Эксперименты

Однажды в тольяттинской филармонии местные любители музыки устроили Мищуку строгий экзамен, слушая его выступления с нотами в руках. И решили, что «так Шопена играть нельзя». Кое-кто даже в перерыве покинул зал.

Псковская публика оказалась более благодарной. Слушатели нотами не шелестели, далеко не уходили, хотя мнения потом высказывали разные. Будто бы Мищук «чрезмерно экспериментировал со звуком» и вообще... Короче, это вам не Ла Скала, а Большой зал Псковской областной филармонии. Планка требований поднята настолько высоко, что ее не видно. И это соседствует с дополнительной реакцией, типа: «у нас Вася Булкин из ресторана «Корвет» не хуже играет». Провинция в чистом виде.

Что же касается звука, то надо сделать поправку на не самую лучшую акустику нашего зала и на количественный состав оркестра. Вот вам и весь эксперимент. 

Роль личности в музыкальной истории

Год назад Владимир Мищук уже выступал с нашим симфоническим оркестром. Но, если сравнивать с тем концертом, разницу можно обнаружить существенную. В тот раз всё ограничилось исполнением 1-го концерта Рахманинова. А 2 февраля 2006 года Владимир Мищук находился на сцене оба отделения и, к тому же, сыграл «на бис».

Как и в прошлом году, псковским оркестром дирижировал Александр Разумов. И это ещё одно достижение. Всё-таки, живет он теперь не в Пскове, а в Минске, оставаясь при этом художественным руководителем нашего филармонического оркестра. Его появление на псковской сцене - лишнее доказательство того, насколько велика роль личности в истории. В том числе и в музыкальной истории. Жаль только, что от Пскова до Минска не полчаса на такси.

Обществоведение

Мищук когда-то стал лауреатом IX Международного конкурса имени П.И. Чайковского. В Пскове без Петра Ильича тоже не обошлось. Петр Чайковский, по его же собственным словам, «применял к себе насилие, сочиняя фортепианные пассажи». Так трудно они ему давались. Вдохновлялся он, слушая, как бы сейчас сказали, «песни народов мира». Французские, украинские... Вещь, конечно же, в итоге получилась совершенно русская. Грандиозная. Необъятная. Представляется, допустим, широко раскрытое окно. Рояль стоит в комнате (не в кустах же ему стоять?). Оркестр, в таком случае, находится снаружи, в саду, за которым бескрайние поля. И не оркестр это вовсе, а Природа. Доносятся шелест листьев, звуки грома, пение птиц, биение сердец, шум жизни. Слышны диалог пианиста и оркестра. Царя и народа. Личности и государства. Когда слушаешь хорошее исполнение 1-го концерта, явственно ощущаешь тысячелетнюю русскую историю. Героическую и противоречивую. Заряд энергии от этой музыки идет такой, что измерительные приборы зашкаливает. А в Пскове они не зашкаливали еще и потому, что энергию просто никто не измерял.

«Некрасивый мотивчик»

Современники, как и положено недальновидным современникам (бывают, что ли, другие?) гениального произведения не расслышали, определив, что концерт «будущности не имеет», а «ни один из мотивов не представляет красоты». Такие истории любят рассказывать благодарные потомки. После чего хочется немедленно оглянуться, прислушаться и непременно найти что-нибудь выдающееся, но пока не признанное... Выдающегося, почему-то, вокруг оказывается мало. Что ж, мир с 1875 года мало изменился. Разве что 1-й концерт превратился в хрестоматийную классику. Все же, 130 лет стажа.  Вот что значит - привычка. Ну и гений Чайковского, конечно.

«Сладко повторять...»

Мищук, судя пол всему, человек неутомимый и ищущий. Как и его музыкальные агенты. Тиражи его дисков уже давно превысили миллион экземпляров (опять-таки очень постаралась Япония). С ним сотрудничают лучшие дирижеры - Валерий Гергиев, Михаил Плетнев, Вероника Дударова, Кен Ичиро Кобоячи... Он выступает с камерными ансамблями вместе в Лианой Исакадзе, Вадимом Репиным, Иваном Монигетти, Анри Демаркуэттом... К тому же, Мищук преподаёт в Санкт-Петербургской консерватории, организует фестивали, входит в жюри престижных конкурсов... Сам когда-то был лауреатом IX Международного конкурса имени П.И.Чайковского. Судя по всему, интересным получился художественный альбом «Отражения», в котором представлены фотографии Александра Китаева, цитаты из Осипа Мандельштама и записи Владимира Мищука. Короче, «Все перепуталось, и некому сказать, / Что, постепенно холодея, / Все перепуталось, и сладко повторять: / Россия, Лета, Лорелея». 

Точность - тёща таланта

Во втором отделении псковского концерта прозвучал Концерт № 3 Сергея Прокофьева. И это был уже другой век, другой подход к музыке, другой ритм жизни. При исполнении Прокофьева стало окончательно ясно, почему именно в Японии Мищук так популярен. Вот они, его знаменитые «рационализм, выверенность, едва ли не математическая точность и глубина». Пунктуальным жителям Дальнего Востока это особенно по душе. Но Мищук - это ученик Дмитрия Башкирова и, говоря шире, петербургской школы. Поэтому одной математической точности дело не ограничивается.

Что характерно, оба исполняемых в Пскове концерта впервые прозвучали в Америке. 1-й концерт Чайковского в 1875 году в Бостоне, а 3-й концерт Прокофьева - в 1921 году в Чикаго. Взлётная площадка русской классики была за океаном. С тех пор, с пересадками, музыка летает по миру и, иногда, пересекается. Как в нашем случае.

Совместная работа Мищука с псковским оркестром - это большая удача. И для музыкантов оркестра даже в большей степени, чем для слушателей. Вдвойне хорошо, что сотрудничество с Владимиром Мищуком будет продолжено.

И всё-таки замечательно, что симфоническая музыка - это не футбол. В российском футболе теперь нельзя одновременно тренировать сборную и клуб. Если бы это правило распространялось на музыкальные коллективы, не быть Александру Разумову одновременно дирижёром оркестра Белорусской телерадиокомпании и художественным руководителем Псковского оркестра областной филармонии.

И с кем бы тогда выступал Мищук?

54.

ПО ПУТИ К МУЗЫКАЛЬНОЙ ЛИГЕ ЧЕМПИОНОВ
(«Городская газета», 2005 г.)

 Профессия дирижера в некотором смысле - опасная. В XVII веке, когда оркестром руководили с помощью тяжелого жезла, композитор Жан-Батист Люлли, отсчитывая такты, случайно ударил этим жезлом себе по ноге. И в итоге умер от заражения крови. Сегодня все выглядит менее угрожающе. Но самоотдача современных дирижеров ничуть не меньше. Достаточно взглянуть на работу главного дирижера Псковского областного симфонического оркестра Александра Разумова. Сейчас наш оркестр находится на каникулах. Самое время с Александром Разумовым поговорить в спокойной обстановке.

Со второй попытки

Александр Разумов впервые приехал в наш город зимой 2003 года. С 1 октября 2003 года - главный дирижёр Псковского областного симфонического оркестра. Однако его музыкальная карьера началась не с этого.

- У меня две специальности, - объяснил Александр Разумов. - Хормейстер-педагог и дирижер. Я пел, когда учился в Минске, в лицее. Работал в Санкт-Петербургском камерном хоре у Корнева. С 15 лет мечтал стать дирижером. Со второй попытки, после пятого курса дирижерско-хорового отделения Санкт-Петербургской консерватории, поступил на отделение оперно-симфонического дирижирования.

- Расскажите, как всё начиналось.

- Я родом из Витебской области. У меня педагог был великолепный - Таисия Александровна Миронова. Она воспитала не менее 20 будущих студентов консерватории. Сейчас она не преподает. К сожалению, у нас не всегда ценят людей такого уровня.

-  А что кроме хорошей музыки и хороших людей цените вы?

- Спорт, книги. Люблю большой теннис, когда играют звезды. Мне очень нравится на самом высоком уровне смотреть соревнования по баскетболу, футболу. Скажем, «Ливерпуль»: «Милан», финал Лиги Чемпионов.

- Кстати, за кого болели?

- Не за кого не болел, но был просто поражен тем, как «Ливерпуль» выкарабкался из той ситуации. Проигрывая «Милану» 0:3 забить три гола!

- А удавалось ли вам в жизни выкарабкиваться из подобных, казалось бы, безвыходных ситуаций?

- Да...  Бывало. Вроде бы все против тебя, но, в конечном счете, оказываешься не в проигрыше.

- А сами спортом занимаетесь?

- Я бегаю. Раньше играл в футбол, но, естественно, не на профессиональном уровне. Занимался настольным теннисом. Несколько раз ходил на занятия по дзюдо. Но это было давно. Нагрузки надо соразмерять. Моя работа достаточно интенсивная. Очень сильная эмоциональная нагрузка - ведь мы имеем дело, в основном, с шедеврами. Можно себя загнать. Исполнитель-инструменталист отвечает за себя. А у дирижёра комплекс достаточно сложный. Он же должен музыку внутренне слышать, должен её предвосхищать, контролировать и вести, одновременно следуя за звучанием.

Почёт и контроль

- Дирижёр напоминает мне полководца.

- Может быть (улыбается).

- Однако как это можно - контролировать на сцене всё?

- Можно. Только тут нужно контролируя - давать эмоциональную и техническую информацию. Музыканты краем глаза видят руки. Они чувствуют - какая идёт энергетика.

- С этой точки зрения наш псковский оркестр как-то отличается от других?

- Дело в том, что я с псковским оркестром приобретаю настоящий опыт. Пока я учился, у меня были только разовые выступления с другими оркестрами. Нынешняя практика очень много дает. Музыканты чутко понимают, что я хочу. Главное, самому понимать, чего ты хочешь.

- Что вы скажете о количестве новых программ в вашем оркестре?

- Это в Пскове считается, что у нас множество программ. Но, например, у ярославского оркестра тридцать шесть программ в год. У Берлинского филармонического - около шестидесяти. До моего прихода оркестр играл три программы в год. В прошлом году мы сыграли девять новых. Я был бы счастлив сократить период подготовки, чтобы играть еще больше. Если бы не страдало качество. Но наш оркестр прошёл ещё небольшой срок - девять лет. Оркестр нарабатывает репертуар. Приезжаешь в другой город, а там оркестру 60 лет. Они всего Бетховена переиграли, Малера... А здесь люди этого не играли. И естественно происходит процесс выучивания. Это не значит, что здесь плохие музыканты. Просто даже самому хорошему музыканту надо время, чтобы все выучить.

Материальная сторона медали

- А как вы относитесь к работе музыкантов «на стороне»?

- Здесь зарплата просто убогая. И музыканты вынуждены работать. Иначе они не выживут. Я не жалуюсь, но ситуация в этом отношении очень плохая.

- А если вам поступит предложение работать в другом оркестре?

- Я могу сказать так: когда поступит, тогда можно будет разговаривать. Но это очень сложный вопрос. Я и псковский оркестр сейчас - неразрывное целое. По словам дирижёра Федосеева, работая с одним оркестром, настраиваешь инструмент своей души. Но если всё-таки поступит предложение - для меня в первую очередь будет важен уровень, перспективы в развитии, а не материальная сторона.

- Некоторое время назад я разговаривал с известным музыкальным критиком Ольгой Манулкиной. Так вот, с ней дирижер Валерий Гергиев общаться отказывается. Причина в том, что Ольга Манулкина позволяет себе иногда нелицеприятно о нём высказывается. А как вы переносите критику?

- Спокойно к ней отношусь. Я знаю свои недостатки, развиваюсь и стремлюсь стать хорошим дирижером. Что же касается ситуации с Гергиевым, то я считаю, что он - великий дирижёр. А критики все ищут каких-то блох. Гергиев - человек другого порядка.

- Просто ситуация такова, что дирижёр такого высочайшего уровня чрезвычайно востребован. Сегодня он в Лондоне, завтра в Петербурге. И поэтому ему физически не хватает возможности репетировать. Уже должен начаться концерт, а оркестр только начинает репетицию. И все зрители ждут сорок минут возле дверей, чтобы потом услышать, что объявленная программа изменена. И это вызывает негативную реакцию.

- Вы знаете, когда я работал в хоре у Корнева - мы с Гергиевым пели много раз. Всякие ситуации случались. Бывало, что нас вызывали к шести часам. Мы сидим, до десяти его ждём, а он в это время тоже репетирует. Не кофе пьёт, а репетирует. В результате мы к десяти выходим, а он пять минут смотрит и говорит: «Сегодня не надо». Но люди не понимают, что у него бешеный график. Он такими полотнами ворочает!

- Можно ли считать, что Гергиев - это тот музыкант, на которого вы так или иначе равняетесь?

- Не то чтобы равняюсь... Но я бы хотел ворочать такими пластами. Мне это близко.

Вкус, такт и понимание

- Что вы думаете о Пласидо Доминго как дирижёре?

- Я видел когда-то давно, как он дирижирует. Я думаю, что дирижирование - это специфическая профессия. Можно быть гениальным певцом, эрудированным человеком, каковым и является Доминго, но все-таки он не дирижер. В чём отличие, допустим, между Янсонсом и Доминго, когда они дирижировали Берлинским симфоническим оркестром? Когда дирижировал Янсонс - я видел, что это трактовка Янсонса. А когда Доминго дирижировал, я думаю, что оркестр играл так, как им нравится.

- Но это было в каком-то смысле шоу. В одной руке дирижёрская палочка, в другой руке периодически появляется микрофон. Главное - не перепутать. А как вы относитесь к подобным шоу? Ведь классика многих настораживает как раз своей чрезмерной академичностью.

- Всё должно быть к месту. Надо иметь вкус, такт и понимание. Но если музыка предполагает шоу-эффект - это надо понять. Может быть, элементы шоу есть в польках и вальсах Штрауса.

- Вам уже приходилось работать с музыкантами высочайшего уровня. С Мищуком, например. Как они к вам относились и как вы чувствовали себя в их присутствии? 

- Очень комфортно. Я удовольствие получал. Работать с Мищуком - это просто счастье. Я не могу сказать, что слов много было. Был процесс музицирования, сотворчество.

Сибелиус, Вагнер и медные трубы

- Когда-то мы с вами говорили о Вагнере. Вагнер - ваш любимый композитор?

- Я не могу так сказать. Но Шолти на вопрос о самом любимом произведении ответил: «То, что я дирижирую в данный момент». Я с ним целиком согласен. Хотя Вагнер - один из тех композиторов, которые в детстве на меня произвели очень сильное впечатление. Это было просто ошеломляюще! Он не только композитор, он и философ.

- Не означает ли это, что псковичи в ближайшем будущем имеют шанс...

- Вполне вероятно. Медные инструменты у нас позволяют. Мы могли бы увертюру к «Нюрнбергским мейстерзингерам» сыграть. Бывают произведения, которые потрясают. Та же 2-ая симфония Сибелиуса, которую я играл. Это тоже не спроста. Я ее первый раз услышал в Финляндии в 1992 году. Она произвела на меня колоссальное впечатление. Это очень важно - быть увлеченным произведением, которое исполняешь. Если ты подходишь равнодушно к нему, то тебе не удастся увлечь музыкантов и в итоге передать это залу.

- А что вы скажете о псковской публике?

- Хорошая публика. Но иногда странные какие-то вещи происходят. Приезжает Мищук - пианист мирового уровня, а полный зал не собирается.

- Вы, стоя спиной к залу, ощущаете его реакцию?

- Настроением публики во время концерта можно управлять. Я не стараюсь играть на публику. Предпочитаю использовать музыкальные средства. Но спиной публику чувствую. Ощущения непередаваемые. Создаётся какая-то связь. Действительно, я не вру.

От дирижёрского пульта до «Плахи»

- О спорте мы уже упоминали. А что вы читаете?

- В последнее время на меня колоссальное впечатление произвел Чингиз Айтматов - «Плаха», «... и дольше века длится день». Книги для меня - очень важный элемент жизни.

- Тяжело ли вам жить в нашем мире, где звучит так много плохой музыки?

- Нет.

- Она не портит вам настроение? Не угнетает?

- Я не перевариваю блатную музыку. Но Трофим, например, меня не раздражает. Розенбаум мне нравится. В разных жанрах можно работать на разном уровне. Есть ширпотреб и высокий уровень исполнения. Мне Агутин, например, нравится. Или Меладзе. Но в последнее время я не помню, чтобы я пошел и купил специально диск какого-то эстрадного исполнителя. Мне хватает телевизора. Повторюсь, раздражает «блатняк».

- Но дело в том, что блатная музыка - к сожалению, отражение нашей реальности. Вот вы приходите в филармонию, появляетесь на сцене в соответствующей одежде, играете высокую музыку, а потом выходите на улицу и попадаете в тот мир, где сейчас несколько иные жизненные установки.

- Это очень сложный и интересный вопрос. Я понимаю, что деться никуда. Я не в белых перчатках живу. Важно понимать, что происходит.

- Понимать - да. А делать?

- То что я делаю - я делаю. Что я ещё могу? Взять винтовку и пострелять в кого-то? Я не революционер. Я люблю свою работу и думаю, что мы оказываем какое-то влияние на людей. Слушатели получают хорошую информацию к размышлению.  Но чем старше становишься, тем больше разумения. И тем грустнее становится. Я думаю, у вас такие же чувства.

- Неожиданный вопрос. Вы гражданин России?

- Пока - Белоруссии. Несмотря на то, что я уже двенадцатый год живу в России. В сентябре у меня появится разрешение на временное проживание на три года. Поскольку у меня близких родственников здесь нет, я имею право получить гражданство после того, как получу разрешение на проживание.

У Александра Разумова здесь нет близких родственников. Но поклонников его таланта - сотни. И, судя по тому, как развивается наш оркестр, в следующем сезоне их станет еще больше.

55.

ГЕРОИЧЕСКОЕ НАЧАЛО
(«Городская газета», 2005 г.)

В Пскове состоялся концерт Симфонического оркестра псковской областной филармонии (в недалеком прошлом - Псковского областного симфонического оркестра).

Открытие 10-го сезона было посвящено 235-летию со дня рождения Бетховена.

Независимое расследование

Никто точно не знает, когда родился Бетховен. Его отец Иоганн утверждал, что Людвиг появился на свет в 1772 году. Очевидно, хотел, чтобы сын перещеголял вундеркинда-Моцарта. Лишь когда Бетховену пошел пятый десяток, он провёл независимое расследование и выяснил, что родился несколько раньше, в 1770 году в промежуток с 15 по 17 декабря. Так что Бетховену двойное спасибо. За то, что написал столько гениальной музыки и что определил хотя бы год своего рождения. В противном случае первое выступление псковского симфонического оркестра в новом статусе могло быть посвящено какому-нибудь другому композитору.

Открытие сезона получилось очень достойным. Никаких речей якобы разбирающихся в симфонической музыке чиновников. Никакого пафоса. Не было даже упомянуто, что главный дирижер Александр Разумов теперь является еще и художественным руководителем оркестра.

Самопожертвование

Первое отделение открыла увертюра из музыки к трагедии Генриха-Йозефа. Коллина «Кориолан».

Римский полководец Кориолан - изгнанник, мститель, самоубийца. И музыка Бетховена переполнена страстью. В ней отчаяние, внутренняя борьба. Александр Разумов еще в первом отделении доказал, что Бетховен - его композитор. Он его чувствует. И музыканты псковского оркестра вслед за ним. Разумов - дирижер эмоциональный. Но в этот раз он превзошёл себя. И это было оправдано. Взрывная, порывистая музыка требовала нечто подобное и от дирижера.

За самоубийцей Кориоланом последовал приговоренный к казни граф Эгмонт, то есть увертюра из музыки к трагедии Гёте «Эгмонт».

Уже первые звуки увертюры говорят о том, что для графа Эгмонта все кончится плохо. И действительно, борец за независимость Нидерландов попадет в плен к безжалостному герцогу Альбе.

Временами Александр Разумов работал за дирижерским пультом как молотобоец. Размашистые движения. Точные попадания. Совсем по-бетховенски.

А Нидерланды, в конце концов, получили независимость. Для этого даже не надо знать историю и географию. Достаточно услышать торжественные звуки в конце увертюры. Самопожертвование Эгмонта не было напрасным. А вот Гёте музыка не понравилась. В отличие от псковской публики.

Небезызвестный герой

Второе отделение полностью было посвящено симфонии №3 «Героической». Бетховен собирался воссоздать в ней жизнь и смерть Героя. Под Героем подразумевался Наполеон. Правда, в тот момент он был еще жив. Но это Бетховена не смутило. В общем, первоначально он посвятил «Героическую» симфонию Наполеону, которого почти боготворил. Но тут великий корсиканец вздумал провозгласить себя императором, чем привел Бетховена в бешенство. Упоминание о Bonaparte с титульного листа немедленно исчезло. Осталось лишь надежное и неподверженное переоценкам имя Luigi van Beethoven. И это правильно. Политики - такие ненадежные люди. Издали некоторые кажутся героями, а присмотришься - Боже ты мой...

Филармонический оркестр играл так, что рвались даже струны на скрипках. А что вы хотите? Бетховен.

 Один известный поэт лет семьдесят назад сказал про дирижерскую палочку, что это «танцующая формула, интегрирующая внятные для слуха реакции... содержит в себе качественно все элементы оркестра». В этот вечер с дирижерской палочкой все было в порядке.

56.

ИТАЛЬЯНСКАЯ ЛИГА
(«Городская газета», 2007 г.)

В Псковском академическом театре драмы им. А. С. Пушкина состоялся концерт Симфонического оркестра Псковской областной филармонии. Дирижировал Мизар Лука Лоренцо Паскарелли (Италия).

Серия А

Есть две новости: хорошая и плохая. Начнем с хорошей. Второе отделение прошло с большим и заслуженным успехом. Молодой итальянец, закончивший роттердамскую консерваторию, а до этого учившийся во Фрайбурге и Оксфорде, правильно понял молодого Петра Чайковского, чью симфонию № 1  в этот вечер он взялся до слушателей донести.

Для Лоренцо Паскарелли, который в России не дирижировал никогда, было очень важно на русской земле сыграть именно русскую музыку. И сделать это так, чтобы русские это одобрили не потому лишь, что Паскарелли - иностранец, и к нему проявили снисхождение.

Псковские зрители действительно одобрили, но без всяких скидок на гостеприимство. Симфония № 1 «Зимние грезы» прозвучала свежо, а когда надо -  ещё и мощно. В ней были и грезы, и зима, и много чего еще. Оркестр старался быть максимально точным, собранным. И при этом появилась какая-то легкость, в последнее время забытая. Видимо, итальянский дирижёр и российские музыканты нашли общий язык. И это был не только английский язык (через переводчика), но и язык музыкальный (через дирижёрскую палочку). Замечание существенное, потому что после первого отделения подобного сказать было никак нельзя. И это вторая новость.

Серия В

Начинался концерт бетховеновской увертюрой к «Эгмонду» и шубертовской «Неоконченной симфонией» № 2. Полтора года назад об «Эгмонде» мы уже писали. Как и сейчас, нашим оркестром тогда дирижировал иностранец. Но не гражданин Италии, а гражданин Белоруссии - Александр Разумов. Выступление тогда получилось одним из лучших в истории псковского оркестра. В сильных руках Разумова музыка едва ли не плавилась. Эмоции били через край. И это было уместно. Музыка посвящена самопожертвованию. Граф Эгмонд обречён. Испанский захватчик герцог Альба церемониться не намерен. Но Эгмонд жертвует своей жизнью не напрасно.

Однако Паскарелли, учившийся в Нидерландах, чего-то в музыкальной истории борьбы Нидерландов за независимость не учёл. Дирижер был слишком скован. Не хватило размаха и той самой точности, появившейся с музыкой Чайковского. Хотя первые одобрительные отзывы итальянец получил уже после первого отделения (за наличие своей концепции и умение руководить). Исполнение «Неоконченной» симфонии Франца Шуберта тоже не всех вдохновило. Если бы композитор её закончил, то публике пришлось бы слушать ещё две части. А так обошлось всего двумя.

Но все-таки главная новость - хорошая. Запоминаются в первую очередь последние ноты. И они не оказались фальшивыми. Наш оркестр хорошо держался. Да что там - держался, он играл.

Лоренцо Паскарелли показал, что при умелой и последовательной работе можно играть не только на ничью, но и на победу. На победу хорошей музыки в соответствующем исполнении.

Продолжение следует

 

 

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий