Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
32 33 34 35 36 37 38 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Слава Саввы

Памятник ЯмщиковуПамятник Савве Ямщикову, торжественно открытый 8 октября 2020 года в Пскове неподалёку от Покровской башни, своей массивностью напоминает знаменитый петербургский памятник скульптора Паоло Трубецкого императору Александру III. Правда, нет лошади. 

«Забыв о том, что во всём мире существует правило ставить монументы людям по прошествии полувекового срока...»

К 2020 году стало очевидно, что Савва Ямщиков был не просто реставратор и публицист, но и один из создателей нынешней российской государственной идеологии. Это эстетика и этика зарождавшегося десять с лишним лет назад «Изборского клуба». Ямщиков вместе со своими соратниками, прежде всего, с Александром Прохановым, с помощью слов и дел создавали старую-новую Россию. 

Постоянными членами «Изборского клуба» на сайте izborsk-club.ru названы Захар Прилепин, Иван Охлобыстин, Тихон Шевкунов, Александр Дугин, Михаил Леонтьев, Николай Стариков, Карен Шахназаров, Владимир Бортко... Председатель, конечно, - Александр Проханов. 

Труд Ямщикова - это не только реставрация древностей (Ямщиков окончил вечернее искусствоведческое отделение МГУ). Он собирался восстановить некий мир - утраченный, но пока не забытый.

Но что это был за мир?

У каждого, кто вообще над этим задумывается, своё представление о прошлом России. Ямщикову нравилась Империя. Не случайно же он принял посильное участие в создании под Изборском так называемого Священного Холма. Придумал его Проханов, но Савва Ямщиков  тоже упел поучаствовать в ритуалах: насыпал землю их мешочков, произносил речи...

Вскоре после того как Ямщиков летом 2009 года умер в псковской больнице, Александр Проханов сказал: «Он и сам отчасти являлся псковским памятником и псковской святыней...»

Теперь, начиная с осени 2020 года, Ямщиков уже не «отчасти памятник», а действительно трёхметровый  памятник на пересечении улиц Свердлова и Воеводы Шуйского.

Интересно, чтобы сказал Ямщиков по этому поводу? Ведь это он лет пятнадцать назад написал по поводу памятника Окуджаве на Арбате: «Забыв о том, что во всем мире существует правило ставить монументы людям творческим лишь по прошествии полувекового срока, наскоро слепили они на Арбате скульптурный ансамбль в честь Окуджавы». 

С памятниками у Ямщикова вообще были особенные счёты. В том числе и с псковскими. «Может, не надо москвичам из жителей славного города-юбиляра делать земляков щедринского Глупова, а на то, что «прибудет», отреставрировать разрушающиеся нерукотворные памятники св. Ольге - древние псковские храмы? - спрашивал Ямщиков в 2003 году, когда в Пскове за сутки установили два памятника княгине Ольге. - Один же из наспех варганящихся монументов, наоборот, полностью закроет часть исторической застройки города, где рядом красуются жемчужины русской архитектуры XV-XVI веков - храмы Василия на Горке и Николы со Усохи. Но кто в чаду охватившей страну монументальной пропаганды зрит в исторические корни?»

 С 2003 года монументальная пропаганда, в мом числе и в Пскове, стала ещё навязчивее.

«Поднаторевшие на ретивой службе у тоталитарных хозяев горланы и агитаторы»

Псковские журналисты оживлялись, когда Савва Ямщиков в очередной раз сюда приезжал. Присутствие Ямщикова означало, что сейчас он обязательно что-нибудь скажет («сказанёт», огорошит). Это непременно будет что-то хлёстское, обидное, запоминающееся.

Подразумевалось, что Ямщикова в местной прессе можно было почти безнаказанно цитировать даже тогда, когда за те же самые слова, произнесённые кем-нибудь другим, последовало бы наказание. Но Ямщикову было разрешено, потому что у него вроде бы имелась прямая связь с высоким начальством. И это начальство находилось несравнимо выше, чем псковский губернатор, глава местного комитета по культуре или директор областного музея.

Мы встречались с Саввой Ямщиковым во второй половине нулевых годов несколько раз - в Пскове в разных местах, под Изборском, в Печках... Он произносил много имён тех, с кем был знаком. В основном, это были громкие имена. Но чаще всего он упоминал Владислава Суркова. Ямщиков давал понять, что у него с помощником президента РФ Сурковым доверительные отношения.

Помню, мы сидели друг напротив друга за столом в Малом зале Псковской областной филармонии на улице Пушкина. «Включайтесь в это дело, деньги дадим», - процитировал Ямщиков Суркова. По словам Ямщикова, это был телефонный звонок из президентской администрации. Деньги предназначались на строительство Священного холма под Изборском.

Часто Ямщиков на встречах, на которых я присутствовал, говорил о разрушающихся псковских памятниках, ругал «Золотую набережную». Но сугубо псковской тематикой он не ограничивался и постоянно переходил на тех, кого считал врагами российской культуры федерального масштаба. Звучали фамилии Швыдкого, Ерофеева, Архангельского (они тогда вели телепередачи на телеканале «Культура»). Доставалось Вениамину Смехову... Да кому только от него не доставалось Екатерине Гениевой, Марку Захарову, Юрию Любимову... Многое из того, что Савва Ямщиков тогда наговорил, появлялось тогда же на страницах прохановской газеты «Завтра».

Стиль Ямщикова-публициста оттачивался на страницах этой газеты в течение нескольких лет. Заголовки многих его статей-колонок звучат как приговоры: «Оборотни», «Дети Розенберга», «Алчно сглатывая слюну...», «Криво-защитники», «Пятая колонна», «Ай, моськи»...

Отдельно он выделял тех, кто проходил по категории «либеральный литератор»: Войновича, Жванецкого, Шендеровича, Вознесенского, Богуславскую, Окуджаву, Аксёнова, Евтушенко, Ахмадулину, Коротича... Но доставалось и правозащитникам (Ковалёву), и журналистам (Политковской, Росту...)

Типичный Ямщиков-публицист - это разоблачитель. Он не вступает в дискуссию и не пытается кого-то в чём-то убедить. Он категоричен. Он клеймит. Он требует немедленно запретить.Памятник Ямщикову

Псковский памятник Савве Ямщикову (скульпторы - Михаил Плохоцкий и Антон Плохоцкий, архитектор - Саша Асафов) стоит не на постаменте, а практически на земле. Но на своих врагов (нельзя назвать их оппонентами) Ямщиков обычно смотрел свысока и презрительной усмешки не скрывал. Он «плевал» на них если не с высокой колокольни, то с высоты Покровской башни (в то время находящейся без деревянного шатра). Ямщикову казалось, что это именно враги, предатели, преступники, та самая «пятая колонна», о которой он постоянно говорил... И относился он к ним именно как к преступникам, с которыми разговор короткий.

«Не скрывала своих пристрастий к масхадовско-басаевским бандитам коллега г-на Роста по "Новой газете" Анна Политковская», - сообщал Савва Ямщиков в газете «Завтра».

«Список Ямщикова» был почти безразмерным. «Пятая колонна» - в его понимании - это и Борис Немцов, но это и адвокаты Юрий Шмидт и Генри Резник.

Или возьмём обращение Саввы Ямщикова к Путину. Стиль этого обращения ничем не отличается от других его публицистических текстов. Он их писал не только для того чтобы выплеснуть гнев, но и с практической целью.

«Поднаторевшие на ретивой службе у тоталитарных хозяев горланы и агитаторы эти выливают ушаты грязи на русский народ, а заодно и на Президента России, - сообщает он Путину в июне 2007 года, жалуясь на российских журналистов. - Люто злобствуют "Коммерсантъ", "Новая газета" и просто "Газета". Захлёбываются в антидержавной брехне полуграмотные комментаторы, диджеи, продажные альбацы с киселёвыми и прочими ганопольскими, руководимые ближайшим товарищем Билла Клинтона, Мадлен Олбрайт и Кондолизы Райс, несостоявшимся педагогом Венедиктовым, за заслуги перед зарубежными отечествами ордена от них получающим...» 

Это обращение появилось в тексте «Не могу молчать», опубликованном 20 июне 2007 года в газете «Завтра».

Ямщиков ждал, что Путин примет меры. До нынешних времён Савва Ямщиков не дожил. А если бы дожил, то памятник в Пскове ему бы при жизни вряд ли установили. И тогда бы таким памятником стало само Российское государство - в том состоянии, в котором оно сейчас находится.

«Господин Президент! - писал Ямщиков. - Чтобы опрокинуть столы грязных менял и изгнать торговцев совестью и честью из храма, необходимо немедленно нейтрализовать числящие себя демократическими, а на самом деле холуйски отрабатывающие социальный заказ своих фантастически богатых хозяев болтливые свободословные СМИ...» 

Его идея «немедленной нейтрализации СМИ» нашла понимание в самых высоких кабинетах.

Он и мне в 2007 году в Печках в гостиничном комплексе «Плесков» после совещания «Псков. Прошлое, настоящее, будущее» пообещал, что через месяц нашу «Городскую газету», которую я тогда редактировал, обязательно закроют. Он объяснил это тем, что за нами якобы стоят США, госдеп, ЦРУ. То же самое он тогда же предрёк и газете «Псковская губерния».

Это было тем интереснее, что в Пскове Ямщикова без купюр цитировали, в основном, только два издания - «Псковская губерния» и «Городская газета». Более того, Ямщиков в Псковской области публиковался как раз в «Псковской губернии» и поддерживал дружеские отношения с её главным редактором Львом Шлосбергом.

Пройдёт совсем немного времени, и «Псковская губерния» издаст большую книгу, посвящённую Савве Ямщикову. Это будет уже после смерти реставратора и публициста. В книгу войдут десять статей Ямщикова. Вышедших в «Псковской губернии» в 2003-2009 годах. Кроме того, в книгу вошли статьи Светланы Прокопьевой, Елены Ширяевой, Юлия Селиверстова, Максима Андреева, Ирины Голубевой, Валентина Курбатова, Льва Шлосберга... Валентин Курбатов и Лев Шлосберг на открытие псковского памятника, разумеется, пришли.

Валентин Курбатов, оглядываясь на массивный памятник, стал говорить что-то про «суровую крикливую фигуру Саввы Васильевича, который всем дерзит, на всех покрикивает: на начальников, на президента...»

«
А когда присмотришься, - продолжил Валентин Курбатов, - он во имя этого света и красоты, во имя этой девичьей ясности он и делает. И это лучший из портретов Саввы Васильевича».

Действительно, дерзить и покрикивать Ямщиков умел. В том числе и на президента. Не на Путина, разумеется, а на Ельцина.

«Выпускает змеиный яд растлительница умов подрастающего поколения»

Но всё же главными мишеням оказывались совсем другие люди. Вот несколько цитат Ямщикова. Они взяты из его публицистических статей.

«Королёк-то оказался совсем голеньким» (о Юрии Любимове), «карликовый смехач» (о Викторе Шендеровиче), «раздутый до уровня слона режиссёра Захаров-Ширинкин» (о Марке Захарове). Некоторых Савва Ямщиков предпочитал в письменном виде, обдавая дополнительным презрением, называть с маленькой буквы: «черниченки, ковалёвы и боннэры, познеры и киселёвы, гайдары, немцовы и хакамады, невзоровы...»

В статье «Оборотни» Савва Ямщиков «прошёлся» по генеральному директору Всероссийской библиотеки иностранной литературы Екатерине Гениевой: «Рядом с псевдолитературной сиреной (речь о литературном критике Наталье Ивановой - Авт.) выпускает змеиный яд растлительница умов подрастающего поколения директорша иностранной библиотеки некая г-жа Гениева, сумевшая так ловко присосаться к деньгам спекулянта Сороса и наводнить Россию учебниками, которыми были бы очень довольны в пропагандистском ведомстве Геббельса».

Сама же Иванова названа «старой сплетницей», которая «охаивая своих мам и пап, благодаря которым бездарное их творение протиснулось в писательское сонмище, пытаясь выдать себя за умную, смотрится она одним из гротесковых персонажей безжалостных офортов Гойи». 

Отдельного абзаца в одной из статей удостоился и Владимир Войнович. «Мне кажется, почести нынешние Войновичу его благодарные читатели воздавали за грязную книжонку, на страницах которой сильная сия "моська" облаяла Солженицына, - написал Савва Ямщиков. - Купил я сдуру тот пасквилёк, пробежал наскоро, почувствовал головокружение, словно одурманил меня лубянский газ, да и бросил в мусорную корзину...»

Персонажами Гойи у Ямщикова-публициста становятся почти все, кого он считает врагами. То он пишет про «кровожадный вопль Окуджавы, Мордюковой и других народных артистов СССР». А потом переключается на политиков - на «потешного фюрера Саакашвили» или «американского прихвостня Ющенко».

Во враги России Ямщиковым были записаны Плисецкая и Вишневская - из-за «пасквильных мемуаров», Рост и Лихачёв (из-за «неприкрытой лжи»). 

И всё же особенно Ямщиков невзлюбил телеведущих. Рассказывая о программе «Тем временем», он написал: «Ведущий - г-н Архангельский - умнее и хитрее своих шоу-коллег. В словесном его потоке, который остановить невозможно, он пытается утопить любое здравое суждение оппонентов. Старается выдать белое за чёрное г-н Архангельский...» Российские власти сумели  остановить Архангельского только в 2020 году, закрыв его передачу на телеканале «Культура».

Конечно же, внимания Саввы Ямщикова удостоились Вознесенский с Евтушенко: «Изощрялся в старческой пошлости давно переставший быть поэтом Вознесенский, солидаризировался с теми, с кем когда-то враждовал или делал наоборот фигляр Евтушенко, таял и млел в лучах незаслуженной славы Шекспир и Станиславский в одном флаконе, тщеславный прихвостень ельцинского времени Марк Захаров...»

Многие тексты Ямщикова написаны после просмотра телепередач. «Русофобствующая г-жа Сорокина в день объявления иракской войны собрала в «Останкино» боевых членов «пятой колонны», - пишет  Савва Ямщиков и предъявляет обществу очередного участника «пятой колонны», по его выражению - «нижегородского бонвиана» и «политического тяжеловеса из ельцинской камарильи» Бориса Немцова.

Ямщиков описывал увиденное по телевизору так: «Без нас в Госдуме будет просто кошмар, - кричал «золотой мальчик демократии», несостоявшийся карточных дел мастер Боренька Немцов. - СПС представит в парламенте трезвых и бодрых». 

В 2020 году первый лауреат ежегодной премии Фонда Бориса Немцов Лев Шлосберг был одним из тех, кто открывал памятник Савве Ямщикову в Пскове. Неподалёку стояли Николай Бурляев, Игорь Гаврюшкин, Павел Пожигайло...  «Павел Пожигайло, - написали на сайте gubernia.media, - поблагодарил Льва Шлосберга и общественность за то, что поддержали идею установки памятника».

И всё же публицистика Саввы Ямщикова - это не только поиск врагов с последующим их разоблачением. Были у него и положительные герои - в диапазоне от Никиты Михалкова до Иоанна Крестьянкина. Из деятелей прошлого он выделал Ивана Ильина* («такой знаковой для нашей истории личности, которой был выдающийся философ и писатель Иван Ильин»).

В современной публицистике путём Саввы Ямщикова по-прежнему следует его старый товарищ Никита Михалков в своей программе «Бесогон». Кто-то может добавить сюда ещё и программу Тиграна Кеосаяна «Международная пилорама». Впрочем, Ямщиков обходился без шуток. На публике в последние годы он предпочитал быть суровым - таким, каким его изобразили скульпторы. Узнаваем его взгляд, его посох, его пальцы на левой руке... Он словно бы врос в землю.

***

Вскоре после смерти Саввы Ямщикова скандально известный Игорь Гаврюшкин сказал: «Главное - не суетиться и думать не о мирском, а о вечном». Он же объявил себя «гарантом продолжения славных дел Саввы Ямщикова». 

Спустя одиннадцать лет после смерти Ямщикова определённо можно утверждать: дело его живёт. Постоянно находятся и «разоблачаются» всё новые и новые враги. Некоторых уже уничтожили (Политковскую, Немцова).

Но не всех.

* А.Семёнов. Белое братство. http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=4074 

**А. Семёнов. Мечты сбываются. http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=1071

 

Ниже приводятся некоторые статьи, посвящённые Савве Ямщикову, и опубликованные в «Городской среде» и «Городской газете» начиная с 2006 года.

2.

ЯмщиковСОПРОТИВЛЕНИЕ
(«Городская среда», 2009 г.)

Примерно полтора года назад Савва Ямщиков приехал в Псков вскоре после операции на сердце.  «Будешь отдыхать - от Пскова вообще ничего не останется», - пояснил он тогда.

Он называл себя борцом «Русского сопротивления». И действительно сопротивлялся. В искусстве наживать врагов он достиг почти совершенства. Таким образом, он был дважды искусствовед.

И реставрировал он не только иконы. Ямщиков пытался отреставрировать ту жизнь, которой больше нет. Для этого он постоянно обращался к народу. Через радио, телевидение, газеты... В газете «Завтра» у него была своя рубрика: «Слово от Саввы».

Но слов ему, конечно же, было мало. Он звал на помощь, стараясь спасти от разрушения Псков, Москву, Суздаль... И делал так, чтобы слова воплощались во что-то материальное. Как сторонник Империи, он очень надеялся на правителей.

Помню, как он рассказывал о возводимом под Изборском Холме Славы: «Позвонил Сурков и четко сказал: «Включайтесь в это дело, деньги дадим...»

И Савва Ямщиков включился. В этом было его преимущество. Он умел включаться моментально. И, несмотря на болезни, все время куда-то мчался: убеждать, призывать, разоблачать...

И очень часто нарывался на непонимание, а еще чаще - на смех за спиной.

Почти одновременно у нас в Пскове произошло два события. Здесь умирал Савва Ямщиков, а депутаты Городской думы голосовали против того, чтобы он стал почетным гражданином города. И он им не стал.

В этом нет ничего удивительного и ничего страшного. Когда-то Борис Скобельцын мне рассказывал, как сомневался: принимать ли предложение быть почетным гражданином Пскова. Спасать Псков - это одно, а числиться почетным гражданином - совсем другое. Правда, одно другому не мешает. Именно поэтому Борис Скобельцын в свое время и согласился на «почетного», чтобы легче было входить во властные кабинеты.

Савва Ямщиков с его огромным размахом в высокие кабинеты и так входил. Иногда ему удавалось чего-нибудь добиться. Хотя в наше странное время построить многомиллионный Священный Холм на колхозном поле оказалось намного проще, чем восстановить кровлю Покровской башни.

Так получилось, что большая часть публикаций, касающихся Пскова, в федеральных СМИ связана именно с именем Саввы Ямщикова. Он был не только борец «Русского сопротивления», но и «московский пскович».

Он был не заменим, когда надо было пригласить съемочную группу центрального канала. Он и сам, в каком-то смысле, был центральный канал, по которому передавалась информация в разные стороны мира, включая Кремль.

Савва Ямщиков не боялся никого обидеть. Ни больших, ни маленьких. Помню, как он в 2007 году грозил «Городской газете» закрытием на следующий день после выборов в Государственную думу. Он поддерживал тогда «Единую Россию» и очень надеялся, что Владимир Путин ликвидирует всё «чуждое и антигосударственное». «Городская газета» продержалась еще полтора года.

На Савву Ямщикова мы тогда не обиделись, потому что знали: газету он закрыть не в силах, а вот Пскову и вообще русской культуре он помочь способен. Это было в его правилах. Он много десятилетий это делал. Когда надо - восстанавливал, когда надо - бил в колокола.

Его часто не понимали даже реставраторы. Но это были уже их профессиональные дела, в которые сейчас лучше не влезать. В конце концов, важнее была не правота Ямщикова, а его способность привлечь внимание. Другой бы постеснялся, не смог, не выдержал... А он брал на себя такую обязанность - отстаивать интересы культуры.

Он отстаивал их, когда консультировал Андрея Тарковского при съемках «Андрея Рублёва». И когда встречался с президентом России - тоже отстаивал.

Круг его знакомств - уникален. От Бориса Скобельцына до Марчелло Мастрояни, от Элизабет Тейлор до Валентина Распутина... Что общего между Леонидом Твороговым и Микеланджело Антониони? Общее - Савва Ямщиков.

Удивительное дело. Столько лет он сотрудничал с телевидением и вообще со СМИ. Но так и не научился сдерживаться и говорил то, что думал. Казалось бы, это был для многих неформат. Но так это произносил не кто-нибудь, а Ямщиков, то кое-что позволительно было процитировать. Например, про «вора-Радзинского» или «вора-Пиотровского». Не говоря уж о Жванецком, Швыдком или Елене Боннер.

Он мог быть беспощадным. Доставалось многим. И Виктору Астафьеву, и Булату Окуджаве...  Одному - за сотрудничество с Ельциным, другому, за «каннибализм», то есть за то, что выступил против ГКЧП-2..

Ямщиков приезжал в Псков и, имея в виду памятники, говорил прямо: «Зачем было ставить две болванки, посвященные Ольге?!»

Его почти всегда слушали, но не часто слышали. Не думаю, что он был понят. Искренность такая неудобная вещь. Особенно, если искренние слова произносит друг Никиты Михалкова и Александра Проханова.

Савва Ямщиков полжизни был связан с кино. И заключительная серия  символично оказалась связана с Псковом. Открытие выставки «Музей друзей Саввы Ямщикова», последняя поездка в Пушкинские горы, приступ, смерть на Псковской земле, завещание похоронить на Тригорском холме...

Сейчас (если посмотреть те самые центральные каналы) начинают говорить о том, что он отстоял Псков от варваров-строителей. Пока это не так. Он постарался это сделать. И почтить память Саввы Ямщикова важно не только словами. Покровская башня по-прежнему без кровли, псковские иконы по-прежнему хранятся в музее-заповеднике не так, как надо... И приходит мысль: если Савве Ямщикову не удалось добиться перемен, то кому тогда  это по силам? 

3.

СЕМЬ ЛЕТ

(«Городская среда», 2010 г.)

«За последние двадцать лет Псков приведен в состояние более жуткое, чем в июле сорок четвертого, когда фашистов оттуда выгнали». Это цитата из книги «Савва Ямщиков». Так говорил реставратор и публицист Ямщиков в апреле 2009 года в статье «Все на защиту Пскова!», опубликованной в газете «Псковская губерния».

Презентация книги прошла в Западноевропейском зале Псковского музея-заповедника 25 мая 2010 года. В книге собраны статьи, появившиеся в газете «Псковская губерния» в 2003-2009 годах. Первая часть книги - «Слово Саввы» - состоит из десяти статей Саввы Ямщикова. Далее следуют публикации Светланы Прокопьевой, Елены Ширяевой, Юлия Селивёрстова, Максима Андреева, Ирины Голубевой, Валентина Курбатова, Льва Шлосберга...Книга Ямщиков

«Эта книга не вышла бы в свет, если бы не кончина Саввы Васильевича Ямщикова, - сказал главный редактор "Псковской губернии" Лев Шлосберг. - Смерть - это событие чрезвычайной силы, и уходя из мира, человек посылает ему свой последний сигнал, свой возглас, свою мольбу... История культуры - эта история утрат. И эта книга - свидетельство многих этих утрат. И все эти утраты - личные.  Но слово, становясь печатным, приобретает особую силу... Семь лет жизни "Псковской губернии" оказались связаны с Саввой Ямщиковым. В этой книге есть вопросы, на которые до сих пор нет ответов. В ней есть ответы, за которыми не последовало ничего. А что будет дальше - зависит от всех нас».

То, что было в недавнем прошлом - тоже, во многом, зависело от нас. В зале на презентации находились люди, которые строили новый Псков - в ущерб историческому городу. Это об их творениях Савва Ямщиков  написал: «Псковские власти позволили рядом с шедеврами древнего зодчества, в том числе и у стен кремля, понастроить целые кварталы псевдоскандинавских таунхаусов, уничтожив сами основы древнего города...» Эти люди скептически относились к словам живого Саввы Ямщикова. Тем более скептически они относятся к тому, что вышло под обложкой книги. Но на презентацию они пришли и шампанское выпили. На всякий случай.

И всё же вдова Саввы Ямщикова Валентина Ганибалова считает, что слова мужа все-таки кое-что значат. «Он очень жестко боролся,  и верил, что это не безнадежно, - сказала Валентина Ганибалова. - У многих после его смерти руки опустились. Савва был сильным толкателем. Но здесь, в Пскове, - особые люди, и вы сохраняете свое лицо. Эта книга - его завещание. Ничего не надо придумывать, а надо просто взять эту книгу и по ней работать».

Кое-что уже сделано. Из рук Льва Шлосберга книгу получил Егор Сёмочкин. Взял и пошел работать - восстанавливать Покровскую башню. Но прежде произнес: «Мне выпала честь восстанавливать шатер Покровской башни. Огромная  заслуга Саввы Ямщикова в том, что в этом году эта реставрация началась и, надеюсь, успешно завершится».

Западноевропейский зал выбран был для презентации не просто так. «Если бы Савва Васильевич не настоял на выполнении завещания отца Алипия, - пояснил искусствовед Юлий Селивёрстов, - то западная часть коллекции Алипия не была бы передана в музейный фонд, и просто бы этой экспозиции сегодня в Пскове не было. Хлопоты по передачи коллекция Алипия в государственную собственность не сулили ничего кроме вреда и опасности, вплоть до опасности для жизни. Но он был человек храбрый».

Вот еще одна актуальная цитата Ямщикова из новой книги:

«Церковноначалие Псковской епархии словно не замечает трагедии гибнущего древнего города...благие порывы и намерения наказуются завистниками и бюрократами. Благородная деятельность самого одаренного иконописца России Зинона не пришлась ко двору псковского владыки Евсевия».

Критиковать псковскую епархию сейчас - это, конечно же, пока еще не совсем то, что критиковать псковский обком КПСС тридцать лет назад. А лет через пять это, скорее всего, будет то же самое. Но Савва Ямщиков до этих времен не дожил.

Напоследок слово предоставили губернатору Псковской области Андрею Турчаку. Причем Лев Шлосберг предварил выход губернатора к микрофону недвусмысленной цитатой из статьи Валентина Курбатова «Жатва», тоже опубликованной в книге «Савва Ямщиков».

«...Вот вычитал у Картасара в "Игре в классики", - написал Валентин Курбатов: - Зрелость, если предположить, что она вообще существует, - это лицемерие в его законченном выражении». Да уж. И если соглашаться с тем, в чем мы постоянно убеждаем себя, - что мы, наконец, стали зрелой нацией, готовой на «рай мирового сообщества», то, значит, с лицемерием у нас все в порядке. И всюду. На всех уровнях».

Лев Шлосберг добавил от себя: «Исключительно остро Савва Васильевич чувствовал эту угрозу лицемерия, угрозу лжи. Это искушение, которое преследует людей постоянно. Чем выше человек поднимается, тем более жестоким является это искушение. Не многим удается этого избежать, и только финал действия позволяет сказать: да, это получилось. Это очень сложно... Андрей Анатольевич, прошу подойти...»

Андрей Турчак подошел и сказал: «Я сегодня вспоминал обстоятельства первой встречи с Саввой Васильевичем. Она была в начале 2009 года - в моем рабочем кабинете. Он был в этой рубашке...»

Андрей Турчак имел в виду клетчатую рубашку Ямщикова, которую воспроизводит обложка книги.

«Встреча продолжалась чуть больше часа, - продолжил губернатор. - Этот час он сумел погрузить меня во всю боль, которая накопилась. Боль за брошенный город, за брошенную культуру Пскова... И когда мы заканчивали встречу, он мне сказал одну фразу: «Восстановишь Покровку - восстановится Псковская область. И я думаю, что восстановление Покровского комплекса, решение затянувшегося вопроса по Мирожскому монастырю, работа нашего областного совета по культуре - самая добрая ему память».

«Он не был псковичом, - сказала на презентации книги дочь Саввы Ямщикова Марфа. - Но любил этот город так, что решил оставить здесь своё сердце. Я не знала и не могла предположить, что отца так любили. Эта любовь и помогает мне отчетливее понять, кем на самом деле он был, помогает выдержать случившееся горе».

4.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕРЕС
(«Городская газета», 2008 г.)

Искусствовед, реставратор и публицист Савва Ямщиков вновь встретился с представителями псковской общественности. Разговор (в узком кругу) проходил 26 февраля в Малом зале Псковской областной филармонии.

Переменный успех

Со времени предыдущего приезда Саввы Ямщикова в Псков здесь кое-что изменилось. Во-первых, областным комитетом по культуре теперь не руководит Виктор Остренко. Во-вторых, директором псковского музея-заповедника перестала быть Наталья Дубровская. И, в-третьих, музей-заповедник «Изборск» уже не возглавляет Татьяна Калашник. Но некоторые вещи все же остались неизменными. Например, Покровская башня по-прежнему остается без кровли. Продолжается строительство домов на площади героев-десантников и неподалеку от церкви Успения. Достраивается «Золотая набережная». Именно поэтому Савва Ямщиков, несмотря на то, что недавно перенес операцию на сердце, приехал в Псков. «Будешь отдыхать - от Пскова вообще ничего не останется», - пояснил он. Это было в самом начале встречи, когда страсти еще не накалились и громкие заявления еще не были сделаны.

О Самом Главном

Ещё до начала встречи Савва Ямщиков вручил исполняющему обязанности директора псковского музея-заповедника Армену Мнацаканяну прекрасно изданную чёрную книгу - каталог подделок произведений живописи. Очень символический подарок, учитывая какое тяжелое наследство досталось Армену Липаритовичу. Впрочем, в России подделываются не только картины. Подделывается все что угодно. Научные работы, репутации, русская история...

Савва Ямщиков в очередной раз вспомнил юбилейные празднования пятилетней давности. «Зачем было ставить две болванки, посвященные Ольге?! - задал он риторический вопрос. - Меня тогда даже спросили: кино, что ли, снимают?»

Затем было сделано неожиданное заявление, касающееся Покровской башни. «Покровскую башню мы начнем делать в этом году и в этом же году постараемся закончить. Иначе, будет скандал на уровне Международного Олимпийского комитета... Стыдно Путину будет кататься на горных лыжах на Красной поляне, если Покровская башня останется в таком состоянии».

Путин и его преемник в разговоре упоминались (или подразумевались) несколько раз. Оказывается, «говорили с Самым Главным по этому поводу. Он - наш нынешний президент - в курсе всех этих документов по Пскову. Он сказал, что проявит самое заинтересованное отношение».

Однако, как всегда, при хорошем царе многое сосредоточено в руках плохих бояр. «Все упирается в чиновничьи перестановки там у нас, в Москве, - с сожалением пояснил Савва Ямщиков. - В министерстве культуры найти концов невозможно по-прежнему. Заместители министра меняются, как на этих рекламах, где «Мальборо» перетекает в рекламу виски, а реклама виски в рекламу прокладок...» Но в одном он уверен твердо: сумма, которую надо выделить на ремонт Покровской башни, сильно завышена. «За 250 миллионов пяток церквей можно восстановить».

По-моему, это уже не смешно. Разговоры о восстановлении Покровского комплекса ведутся уже много лет. Но до сих пор никто не смог всерьез сказать: сколько для этого необходимо денег? 250 миллионов? Или 10? Или кровля появится сама собой, без денег. Её принесет ветер перемен.

Сидя на красивом холме...

А потом разговор неизбежно зашел о пресловутом Священном холме. Савва Ямщиков заявил, что скоро начнется «второй этап вживания». Недавно состоялась встреча с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Достигнута договоренность, что «все посольства и консульства соберут все земли...»

«После этого мы приедем сюда с президентом, - добавил Ямщиков. - Надо работать с Главным. Он - питерский и понимает, что такое Псков».  И тут Савва Ямщиков вспомнил о прошлогоднем телевизионном фильме Аркадия Мамонтова, где говорилось о проблемах наших исторических памятников. «Ваш Хоронен провёл совещание и кричал: «Почему надо было дожидаться, пока приедут Мамонтов и Ямщиков!..» Человек из зоопарка такое может сказать, - сказал Савва Ямщиков. - Он что, рядом с Покровской башней никогда не проезжал?»

Впрочем, зоопарка в Пскове еще нет, а исторические памятники все еще есть.

 Но куда везти Главного? Что ему показывать? Псковский кремль? Мирожский монастырь?.. Или, может быть, «Золотую набережную»?

Оказывается, есть альтернатива. Савва Ямщиков заговорил о строительстве амфитеатра возле Священного холма. Некоторые из присутствующих об амфитеатре еще не слышали и начали удивленно переглядываться: какой такой амфитеатр? зачем он нужен?

Тем более что даже крест на так называемом Священном холме поставили без всяких согласований. Об этом Савве Ямщикову тут же и было сказано. Как так могло получиться, что на земле сельскохозяйственного назначения появилось подобное сооружение?

Жизнь по звонку

Ответ Ямщикова был обескураживающим: «Позвонил Сурков и четко сказал: «Включайтесь в это дело, деньги дадим... До последнего Евсевий предлагал поставить этот крест в Елизаровском монастыре. Но за два часа с патриархом согласовали».

Получается, что если Путин и Сурков дали согласие, а их поддержал Алексий II, то никакие другие согласования уже не нужны.

На встрече Савве Ямщикову сказали, что это «политика двойных стандартов». Подобный подход на местном уровне развязывает руки нарушителям, которые видят, что закон, в принципе, нарушать не возбраняется. Естественно, ради благой цели. Савве Ямщикову было высказано одно пожелание: «Не нужно, чтобы ваше имя было связано с незаконными делами». И Савва Ямщиков был вынужден согласиться, что получилось не совсем так, как хотелось. К тому же, «основной навар с креста получила «Единая Россия»», о чём Ямщиков Олегу Добродееву в свое время уже сказал. Крест на Священном холме по российскому каналу почти не показывался. Вместо него - одни флаги «Единой России».

В ответ,  возведённый на колхозном поле крест назвали «бантиком на больном теле Изборска». Наиболее красноречива была Татьяна Калашник, у которой как раз в тот день заканчивался контракт с музеем-заповедником «Изборск». В руках она держала «Городскую газету» со статьей «Комплексный подход-II ... Калашник как никому другому было очевидно, насколько губительна эта политика двойных стандартов. Высказала она и недоумение по поводу того, что ее, директора музея-заповедника «Изборск», на ноябрьское совещание, посвященное проблемам  сохранения памятников истории и культуры, просто не пригласили. Доклад по изборским проблемам  на том совещании читала член ВООПИК Любовь Грушина. И, таким образом,  информация была односторонняя.

Савва Ямщиков не выдержал и постарался высказать все, что он думает по поводу происходящего в Пскове вокруг да около памятников и музеев: «Мне надоели скандалы. В эту кухню я лезть не собираюсь». В конце концов, не он приглашал на то совещание людей.

Страсти накалились. Кое-кто из присутствующих недоумевал: а зачем мы, собственно, собрались? Новый руководитель областной культуры Зинаида Иванова несколько раз задавала Савве Ямщикову вопрос: что, по его мнению, должны сделать областные власти, чтобы ситуация изменилась к лучшему?.. Ямщиков постарался на этот вопрос ответить.

Интересно, что будет прежде? Восстановят кровлю Покровской башни, где псковичи отстояли город от войск Стефана Батория, или построят амфитеатр на колхозном поле в том самом месте, где когда-то у писателя Александра Проханова заглох автомобиль?

5.

НА ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ ФРОНТЕ
(«Городская газета», 2008 г.)

В то время, когда одни воюют за власть, за деньги, другие записываются в ополчение и идут на идеологический фронт. Так было всегда. Я бы удивился, если бы в переломную эпоху, которую мы переживаем, Россия этого избежала. 

В тылу

Нельзя сказать, что идеологические бойцы совсем уж не стремятся к власти и, тем более, равнодушны к деньгам. Но принципы для таких людей значат все же больше. Один из таких бойцов - искусствовед и реставратор Савва Ямщиков. Однако все чаще он заявляет о себе как публицист. У него есть еженедельная рубрика в газете Александра Проханова «Завтра». Рубрика называется «Слово от Саввы». В ней всегда есть что почитать. Слово у Саввы Васильевича - острое. Достается, например, Леониду Ярмольнику с его попыткой дискутировать с главным редактором «Твоего дня» Мердером. Достается  «римскому патрицию Башмету», «гигантам мысли Гребенщикову и Говорухину», «числящейся ныне в нашем стихотворчестве «нашим всем» Ахмадулиной», «по-свойски циничному Табакову»... Чтение это - поучительное. Но особенно интересно слушать Савву Ямщикова. Видеть его глаза. Он бывает неудержим...

Разведка без боя

Уверен, что от меня ждут, как я буду ловить Савву Ямщикова на слове. Все-таки, идеологически мы, вроде бы, находимся друг от друга далеко. Он участвует в строительстве так называемой вертикали власти. Возлагает надежды на возрождающуюся империю. Дружит с Никитой Михалковым. Участвует в создании символа Пятой империи - Священного холма...

Но ловить на слове желания нет никакого. Хочется понять, что же стоит за всем этим? Что-то не верится, будто Ямщиков пишет в газету «Завтра» только потому, что его академическая зарплата - 3500 рублей и на нее прожить трудно. Да, в последнее время он отказывался приезжать в Изборск, потому что там от него требовали плату за ночевку, равную суточной стоимости петербургского номера трехзвездночного отеля класса комфорт. Но не в отместку же за это он поддержал строительство на изборской земле Священного холма? В это невозможно поверить. Значит, дело в другом.  

Авангардные бои

На недавней встрече в Пскове Савва Ямщиков много говорил о засилии на нашем телевидении «аморальных деятелей» вроде Швыдкого, Ерофеева, Минаева, Познера... Рассказал Ямщиков и о том, как он, вместе с Василием Беловым, Валентином Распутиным, Юрием Кублановским, Юрием Назаровым, Владимиром Гостюхиным (всего девятнадцать человек) подписал письмо, направленное «против разрушения державы» с помощью телевидения. Упомянул он тех же Сергея Минаева и Виктора Ерофеева, у которых «что ни слово, то матерщина, что ни слово, то похабень».

Савву Ямщикова всё ещё смущает присутствие «порно-матерного писателя на телевидении». Особенно сильно досталось шоумену Михаилу Швыдкому. И не только за «несмешные анекдоты» и «Культурную революцию». Все-таки, пока в его руках финансирование нашей культуры. Ямщиков рассказывает о том, как именно финансируются так называемые биеналле, какие государственные деньги на это выделяются. «На сосульки из мочи, на «Синие носы», фекалии, гениталии отпускается 5,5 миллионов долларов». Это в то самое время, когда бесценные архитектурные памятники уничтожаются на глазах. Уничтожаются временем, природой, людьми. А на Крымском валу, в филиале «Третьяковской галереи выставляются как экспонаты - ящики с дерьмом, использованные презервативы...» «Поднимите завещание Третьякова, - горячился Савва Ямщиков. - Все что происходит сейчас - противоречит его завещанию!» Не мог Ямщиков обойти и еще одну болевую точку - Эрмитаж и лично его директора Михаила Пиотровского. «250 тысяч предметов числилось за умершими, 40 выставок за границей было без страховок... Газеты пишут, что Пиотровский - преступник. Но ничего не делается...»

Отход на свои позиции

А теперь о том, ради чего, собственно, этот материал и делался. Почему-то многие считают, что те, кто выступает против воссоздания империи, против Священного холма и прочих «ценностей» - обязательно являются сторонниками Ерофеева, Швыдкого, Сорокина, Кулика, Познера, Минаева. В таком случае, Ямщикова можно заподозрить в симпатии к редактору желтой газеты «Твой день», раз он нападает на Леонида Ярмольника. Но это было бы совершеннейшей глупостью. «Городская газета» не раз рецензировала книги Минаева, Пелевина, Ерофеева. Писали мы и о приезде Владимира Познера в Псков. Боюсь, добрых слов в адрес этих деятелей прозвучало не слишком много. И когда мы рассказывали о нарушениях в псковском музее-заповеднике, то это было совсем не потому, что нас финансировал какой-нибудь мифический западный фонд.

Бомбометание

В наше время на телеэкранах случайные люди не появляются. В конце концов, Ксюша Собчак, от которой Савву Ямщикова не без основания мутит, дочь действующего российского сенатора. А отец Ксюши - старший товарищ и учитель Владимира Путина, на которого у Ямщикова  чуть ли не вся надежда. «Патриоты-государственники» Лужков и Церетели на глазах уничтожают старую Москву. Нечто подобное происходит и с Петербургом.  При нынешней «патриотической» власти находятся и такие «писатели» как автор  романа The Telki Сергей Минаев. Это он своими MediaSapiens борется с «оранжевой чумой». С ней же по мере сил борются и друзья Саввы Ямщикова. А над всем этим стоит Владислав  Сурков, который, в случае необходимости, может тому же Ямщикову и позвонить, предложить сотрудничать.

У нынешних властителей СМИ  все просто замечательно. С одной стороны - бесконечные не слишком интеллектуальные шоу, серые сериалы, юмористическая безвкусица, миллионные тиражи желтой прессы, приносящие прибыль и усыпляющие народ. С другой стороны, когда все это наконец-то надоест, когда наступит пресыщение, то жесткая цензура уже не покажется неуместной. Беспроигрышная ситуация. Хотя ради того, чтобы убрать с экрана сомнительного писателя Ерофеева - вовсе не обязательно вводить цензуру.

Контратака

А в это самое время федеральный центр, на который так надеется Савва Ямщиков, все же начал продвигать реформы, связанные с культурой. Но долгожданные реформы, похоже, мало кого могут обрадовать. По словам президента Союза музеев России директора государственного Эрмитажа Михаила Пиотровского, Министерство финансов «начало «вычеркивание» научной деятельности из уставов музеев. По сути, сотрудников музеев приравняли к сторожам. Вместо 18 категорий тарифной сетки собираются ввести 4 квалификационные группы. Хранители фондов, специалисты по выставочной деятельности и методисты поставлены в один ряд с жонглерами и клоунами. Может существенно снизиться и зарплата. Все это происходят в условиях «подъема патриотизма». Дмитрий Медведев, кстати, в курсе происходящего. Во всяком случае, представители Союза музеев за помощью к нему уже обращались.

Вряд ли Савва Ямщиков поддерживает подобные «патриотические» начинания правительства. И, таком случае, он окажется по одну сторону баррикады вместе с Михаилом Пиотровским.  Но это будет уже новый этап идеологической борьбы.

***

Савва Ямщиков на  встрече с общественностью обмолвился, что Главный понимает псковские проблемы, потому что он питерский, то есть - сосед. Но куда питерский смотрит, когда  его родной город, вопреки строгому плану Петра I, безжалостно перепланируют?

6.

12, 1612, 1812...
(«Городская газета», 2007 г.)

Существует странная закономерность: люди, именующие себя патриотами, часто демонстрируют удивительную благосклонность к сомнительным зарубежным интерпретациям русской классики. Более того, иногда эти патриоты и сами делают что-то в духе зарубежных интерпретаторов. Никита Михалков в своё время снял «Очи чёрные», Сергей Бондарчук и его сын Федор замахнулись на «Тихий Дон».

Владимир Хотиненко к классике еще не прикоснулся, зато прикоснулся к истории. Получился фильм «1612». Жаль, что от 1612 года там ничего не осталось. Куда смотрел продюсер фильма Никита Михалков? Ах да, он из 1612 вычел 1600. Таким образом, появился фильм «12».

Вот и «псковский москвич» Савва Ямщиков не удержался и заступился за новый фильм «Война мир», в котором от Льва Толстого осталась лишь одна безжалостно выщипанная борода.

Газету со своей статьей в защиту «Войны и мира» Ямщиков раздавал во время своего недавнего приезда в Псков. Некоторые удивлялись: зачем ему надо было заступаться за такой беспомощный фильм? Один человек даже сказал, будто Ямщикову за это заплатили. Поверить в это невозможно. Кто заплатил? Зачем?

По-моему, все значительно проще. У таких людей как Никита Михалков и его друг Савва Ямщиков просто свой взгляд на русскую культуру и историю. Они, при всей своей патриотической риторике, все-таки люди, которые никогда не замыкались в собственно российских границах. И в этом нет ничего плохого. Наоборот, это должно вызывать уважение.

Но здесь существует одна тонкость: стремясь адаптировать русскую культуру для иностранцев, некоторые патриоты впадают в крайность и невольно переходят на «язык» матрёшек и балалаек.

Популяризация среди своих и чужих - вещь не всегда безобидная. Хочется быть понятным, хочется показать самое лучшее и в нужном свете. Постепенно меняется сам подход к окружающей действительности. И когда иностранцы снимают фильмы о нас, о России, то патриоты, давно привыкшие к упрощенному подходу к миру, принимают их откровения как должное. У них в голове давно сформировались похожие образы. Подобный же упрощенный, если не сказать - примитивный подход, наблюдается у этих уважаемых людей и тогда, когда они ведут общественную деятельность.

У них все просто. Черное-белое, черные-белые, русские-евреи, правые-левые... Видимо по этой причине в «патриотически настроенной» среде у «Городской газеты» утвердилась репутация антирусской и антикультурной. Если мы пишем о недостатках в псковском музее-заповеднике - значит, мы хотим этот музей уничтожить, а иконы «сплавить» на Запад. Если мы критикуем постановки нашего драматического театра, который носит имя Пушкина, то мы ненавидим и театр, и Пушкина. Если мы опубликовали сатирический отклик нашего читателя по поводу фильма «Война и мир», то мы подняли руку на самого Льва Толстого. Все просто и ясно.

Но, по моему мнению, жизнь значительно сложнее. Именно поэтому мы часто публикуем статьи тех людей, чьи взгляды не разделяем. Надо же, в конце концов, разобраться - что у них на уме?

7.

ПОД БЕТОНОМ ИЛИ ПОД СТАТЬЁЙ?Савва Ямщиков

(«Городская газета», 2006 г.)

Днем 16 июля на канале «Россия» показали почти часовой фильм «Псковский набат. Сны о потерянном граде». Показу предшествовала пресс-конференция консультанта фильма Савелия Ямщикова, проведенная в пресс-центре областной администрации.

Председатель Ассоциации реставраторов России Савелий Ямщиков ругал деятелей культуры и защищал культурные ценности.

Что же касается «Псковского набата», то, по словам Савелия Ямщикова, один из руководителей российского телевидения Сергей Шумаков «смотрел фильм и плакал», он «не верил, что в Пскове все до такой степени доведено».

Вряд ли после просмотра «Псковского набата» слезы навернулись на глаза у кого-нибудь из псковичей. По той простой причине, что проблемы «Золотой набережной», «Нового торга» и церкви Богоявления псковичам известны давно. Мы-то как раз отлично знаем - «до какой степени все доведено». И кто именно довел. У людей, интересующихся псковской историей и культурой есть десятки других примеров, доказывающих - древние памятники разрушаются на глазах. На наших глазах. Иногда это происходит само собой, от времени. А иногда к разрушению подключаются люди, делая это вполне сознательно.

Государство от охраны памятников, похоже, самоустранилось. Нет ни денег, ни нормально действующих законов. Даже табличку «Охраняется государством» не кому и не на что сделать. Городские власти оказались вообще будто бы ни при чём. Памятники ведь федерального значения.

Псковский арбитражный суд встал на сторону тех, кто в буквальном смысле бетонирует культурный слой, над которым вырастают элитные дома. Так что разрушения культурного наследия теперь продолжаются на законных основаниях.

Впрочем, доктор исторических наук Анатолий Кирпичников с экрана обратился к Генеральной прокуратуре с призывом вновь проверить законность принятых в последние годы в Пскове решений. Поверить в то, что этот призыв будет услышан, очень сложно. Но жить в городе, в котором «за последние десять лет безвозвратно утрачено двенадцать зданий, относящихся к памятникам архитектуры», ещё сложнее.

 

 

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий