Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Повышенный аппетит

ПоглощениеВ статье, подписанной фамилией «Путин» и опубликованной в июне 2020 года в американском журнале The National Interest, говорится: после того, как в конце 2019 года будущий автор рассказал, о чём будет статья, последовали «шумные обвинения». В статье сказано: «Ряд политиков по привычке поспешили заявить о том, что Россия пытается переписать историю».

«С вами могло бы получиться, как с Польшей...»

Теперь, когда статья опубликована полностью на английском и русском языках, стало очевидно: автор (авторы?) этой статьи делают что угодно, но только не пытаются переписать историю. Наоборот, в этой статье нет ничего нового. Совсем ничего. Текст напоминает небрежно скомпонованный студенческий реферат, слегка приспособленный для публикации в прессе.

И это очень показательно. У Путина в распоряжении огромное количество не рассекреченных до сих пор документов времён Второй мировой войны. Срок давности прошёл, но российское руководство решило, что ещё не настало время узнать всю правду.

В закрытых российских архивах явно должны быть материалы, которые при умелом цитировании могли бы сыграть на руку Путину. Ведь одна из главных его идей: «буржуазные демократии» унизили и довели Германию до войны (началось всё с подписания Версальского договора). В старых советских учебниках и на лекциях по истории на истфаке в советское время об этом прямо так и говорилось. Так что Путин здесь всего лишь возвращается к прежней трактовке событий. Но никаких новых аргументов не приводит.

Характерно, что место для публикации было выбрано специфическое. Журнал, вроде бы, американский, но в редколлегию с 2002 года входит бывший спичрайтер Михаила Горбачёва Алексей Пушков (единоросс, член Совета Федерации, председатель Комитета Госдумы по международным делам в 2011-2016 годах). А главный исполнительный директор журнала и его издатель - Дмитрий Саймс (родившийся в СССР нынешний гражданин США, телеведущий российского Первого канала, человек с многолетней - ещё с советских времён - репутацией «агента Кремля»). Именно в этом журнале отсидевшая срок в американской тюрьме Мария Бутина в 2016 году опубликовала статью «Медведь и слон».

По сути, СССР использовал фашистскую Германию, чтобы присоеденить страны Балтии. «С вами могло бы получиться, как с Польшей. Польша была великой державой, - сказал Сталин министру иностранных дел Эстонии Карлу Сельтеру. - Где теперь Польша?» Но у автора статьи в The National Interest другой интерес. Произошедшее в 1939-40 годах в Балтии оправдывается понятием «добровольность».  Они этого хотели? Они это получили. Какие претензии?

«Наши гарнизоны помогут вам подавить коммунистическое восстание»

Вообще-то, под понятием «добровольность» можно понимать всё что угодно. Гражданин, которому в подворонтне грабитель под угрозой ножа предлагает выбор «кошелёк или жизнь», выбирая жизнь тоже поступает добровольно?

Впрочем, международная политика - не совем грабёж. Со странами  Балтии вышло несколько сложнее. Советское влияние там наблюдалось всегда. Но в ограниченных пределах. Там активно действовала советская агентура. СССР даром времени с двадцатых годов не терял. Просоветские силы там как могли проявляли себя, но особых успехов не снискали. На свободных выборах у коммунистов шансов победить не было. Хотя к концу тридцатых годов, когда «западные демократии» пришли в упадок, просоветски настроенных граждан Эстонии, Латвии и Литвы было предостаточно. Но не настолько, чтобы побеждать без помощи хорошо вооружённого соседа. Зато их вполне хватало, чтобы изобразить массовку, приветствующую ввод советских войск.

Руководство балтийских стран оказалось деморализовано. А кое-кто, судя по всему, действительно был платным «агентом Кремля». И всё же авторитарные лидеры трёх балтийских стран формально долгое время ориентировались на Германию. Во всяком случае, они публично дистанцировались от Советского Союза.

Но Гитлер с лёгкостью пожертвовавал  этими странами. В его мировой игре Эстония, Латвия и Литва были малозначительными пешками. А сражаться с Красной Армией они не могли хотя бы потому, что у них не было своего Маннергейма. И тогда президенты балтийских стран стали со Сталиным торговаться. Этот торг был заранее обречён на провал. У них не было серьёзых аргументов.

Лидеры балтийских стран убеждали себя, что ничего страшного не происходит. Ведь действительно, польский вариант ещё хуже. Эти люди ещё не понимали,что вариант, который предложил СССР им, мало чем отличается от польского варианта. Те же массовые репрессии, депортация, расстрелы...

Вскоре президенты - все те, с кем СССР договаривался, попадут либо за решётку, либо в психиатрическую клинику.

Серьёзные подозрения у руководства балитийских стран, конечно, имелись. Министр иностранных дел Литвы Юозас Урбшис, например, выразил опасение. Он считал, что навязываемый его стране договор равнозначен оккупации Литвы. Но Сталин постарался его успокоить: «Советский Союз не намерен угрожать независимости Литвы. Наоборот. Вводимые советские войска будут подлинной гарантией для Литвы, что Советский Союз защитит ее в случае нападения, так что войска послужат безопасности самой Литвы... Наши гарнизоны помогут вам подавить коммунистическое восстание, если оно произойдет в Литве».

Вы можете себе представить, что советские войска подавляют коммунистическое восстание? Сталин, разумеется, издевался. И двадцать тысяч красноармейцев в Литву с согласия литовского руководства ввёл. Как ввёл войска в Латвию и Эстонию.

Это был первый этап того, что потом назовут оккупацией. Однако Путин предпочёл в своей статье написать не об оккупации, а о некой инкорпорации (от латинского incorporatio - присоединение, поглощение) балтийских государств в СССР.

Осенью 1939 года Сталин не очень спешил. Вначале он собирался присоединить Финляндию и дождаться, пока фашисты разгромят Англию и Францию. Причём СССР не только дожидался, но и помогал приближению германской победы - поставлял сырьё, способствовал прохождению германских военных кораблей... (подробнее об этом читайте здесь:

А.Семёнов. Пропагандистская мешанина. Часть первая.
http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=4009

А.Семёнов. Пропагандистская мешанина. Часть вторая.
http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=4023)

Советские пропагандисты моментально перестроились и сменили антифашистскую пропаганду либо на формально нейтральную, либо, по сути, на профашистскую. Осенью 1939 года СССР объявил главными врагами мира во всём мире две «буржуазные демократии» - Великобританию и Францию.

Когда в конце весны 1940 года Германия разгромила Францию (Молотов в своём рабочем кабинете поздравил германского посла Шуленбурга со взятием Парижа), а война с Финляндией к тому времени была закончена, настало время нового этапа поглощения Советским Союзом Эстонии, Латвии, Литвы и Бессарабии.

«Оставайтесь на своих местах»

Советский Союз в июне 1940 года объявил ультматумы, требуя допустить дополнительные войска на территорию трёх балтийских государств. Для того чтобы обосновать там пристутствие дополнительных советских войск, командованию пришлось прибегнуть к незатейливым провокациям. Будто бы в Литве полиция похитила двух советских танкистов и требовала от них секретных сведений.

Вскоре в Эстонию, Латвию и Литву (в каждую из них) было введено от шести до девяти советских дивизий. Это ещё одна причина усомниться в добровольности вхождения балтийских стран в состав СССР.

Как это бывает - мы знаем по свежим примерам новейшей истории. На территории соседних государств создаются «народные правительства» - при непосредственном участии военных и гражданских представителей из Москвы (так случилось на Украине в Донецке и Луганске). А дальше начинается «плодотворное сотрудничество».

В Балтии произошло нечто похожее. Новые просоветские правительства, состоящие из местных коммунистов (агентов Кремля) поспешили сделать то, что до этого не позволяли предыдущие руководители (литовский президент Антанас Сметона не соглашался на советский ультиматум и призывал оказать вооружённое сопротивление оккупантам, но под угрозой ареста бежал за границу, передав полномочия премьер-министру Антанасу Меркису). А тот, по требованию советских властей, назначил главой правительства писателя Юстаса Палецкиса (в будущем - делегата XIX, XX, XXI, XXII, XXIII съездов КПСС, члена ЦК и Бюро ЦК КП Литвы, депутата Верховного Совета СССР созывов с 1-го по 8-й. В 1966-1970 годах - председателя Совета Национальностей Верховного Совета СССР).

Последний и.о. президента Литвы Меркис 17 июля 1940 года был арестован НКВД и  отправлен вместе с семьёй в Саратов. В 1941 году Меркис и его семью посадили в тюрьму. В 1954 году его освободили «без права возвращения в Литву» и отправили на поселение во Владимирскую область. Там он и умер.

Ещё один президент - латвийский, Карлис Ульманис, рассчитывал на понимание Москвы и ради сохранения власти пошёл на сотрудничество. «Оставайтесь на своих местах, а я остаюсь на своём», - обратился он к нации, когда советские войска вступили на территорию его страны.

В путинской статье этот эпизод описан так: «Из трех прибалтийских диктаторов только президент Литвы Антанас Сметона выступал за расторжение союза с Москвой. Однако он столкнулся с осуждением большей части правительства и бежал в нацистскую Германию. Президенты Латвии и Эстонии вовсе приветствовали ввод в их страны советских танков».

На своём месте Ульманису остаться не пришлось. Как и многим другим репрессированным латышам. Ульманиса сместили, депортировав с Ворошиловск (Ставрополь), а после нападения Германии на СССР - арестовали (Ульманис умер в тюремной больнице в Красноводске в 1942 году).

«Голосовать на выборах можно было за единственный официальный список»

Не менее поучительная судьба эстонского президента. Президент Константин Пятс не спроста говорил, что «ввод войск не задевает наших суверенных прав».Он уже много лет неформально сотрудничал с СССР.Пятс

В 2004 году эстонский историк Магнус Ильмярв издал книгу «Беспрекословное подчинение» (или «Безмолвная капитуляция») о внешней политике стран Балтии в 1920-1940 годы. В ней приводились рассекреченные документы. В частности, там говорилось, что Пятс получал жалование от советского посольства в размере 4000 долларов. Причём, по одной из версий, Пятс и Сталин были знакомы с 1905 года. Газета «Театая» («Вестник»), которую будущий эстонский президент Пятс основал в начале ХХ века, в годы Первой революции публиковала революционные возвания Петербургского Совета рабочих депутатов (за революционную деятельность Пятса приговорили к смертной казни, но он успел бежать в Швейцарию).

Свою роль Константин Пятс в 1940 году сыграл до конца и советскому руководству стал не нужен. Его арестовали без предъявления обвинения.

В 1942 году Константина Пятса отправили в Казанскую тюремную психиатрическую больницу, а умер он 1956 году в психиатрической клинике в посёлке Бурашево в Калининской области РСФСР. Как это часто бывало, пострадали и члены семьи «врага народа». В Бутырке умер сын Пятса Виктор. В одном из детдомов умер от голода в 1944 году один из президентских внуков - восьмилетний Энн.

Казалось бы, уже давно очевидно, кто именно подготовил «народные революции» в Балтии: Владимир Деканозов - в Литве, Андрей Вышинский - в Латвии и Андрей Жданов - в Эстонии. То есть высокопоставленные советские начальники. Но «историк» Путин этого демонстративно не замечает. Он как бы между прочим называет произошедшее нейтральным словом «инкорпорация». («Осенью 1939 года, решая свои военно‑стратегические, оборонительные задачи, Советский Союз начал процесс инкорпорации Латвии, Литвы и Эстонии, - написано в путинской статье. - Их вступление в СССР было реализовано на договорной основе, при согласии избранных властей. Это соответствовало нормам международного и государственного права того времени»).

Оставалось только провести «свободные выборы» (что-то вроде крымского «рефередума» 2014 года или «всенародного голосования 2020). «Голосовать на выборах можно было за единственный официальный список «трудового народа» - с одинаковыми программами во всех трех республиках, - рассказывал свидетель событий в Литве - будущий нобелевский лауреат в области литературы 1980 года поэт Чеслав Милош. - Голосовать приходилось, так как каждому избирателю в паспорт ставился штамп. Отсутствие штампа удостоверяло, что владелец паспорта - это враг народа, уклонившийся от выборов и тем самым обнаруживший свою вражескую сущность».

При таком велеизъявлении удивительно, что кто-то всё-таки проголосовал против списка «трудового народа».

«Требуется расширение системы своей безопасности»

Не верно говорить, что исключительно все граждане стран Балтии были настроены против новых правительств и парламентов. Часть местных жителей надеялась на лучшее. Людям казалось, что выбрано меньшее зло. Иллюзии у многих сохранялись недолго - до августа-сентября 1940 года, когда начались депортации и репрессии.

Первоначально, репрессии и депортации коснулись меньшинств и «бывших» - отдельных представителей  буржуазных партий и движений. Но вскоре репрессии стали массовыми.

СССР настаивал, что «добровольное» присоединение стран Балтии позволит обезопасить внешние границы. В сентябре 1939 года Молотов убеждал приехавшего в Москву министра иностранных дел Эстонии Карла Сельтера: «Советскому Союзу требуется расширение системы своей безопасности, для чего ему необходим выход в Балтийское море... Не принуждайте Советский Союз применять силу для того чтобы достичь своих целей».

Что ж, через год «расширение системы безопасности» произошло. Но стало ли в СССР безопаснее? Государственные границы оказались отодвинуты, но не укреплены. А старые границы почти не охранялись. К тому же, два года репрессий на вновь присоединённых территориях ослабили Советский Союз. Так что немцы очень быстро захватили страны Балтии.Трудно назвать такую сталинскую политику дальновидной ( в путинской статье об этом говорится так: «Очевидно, что других вариантов не оставалось»).По версии Путина, по другому Сталину поступить было нельзя. Такой подход тоже кажется слишком недальновидным. Текст, написанный вроде бы на историческую тему, напрямую касается современной политики и способен ухудшить и без того плохие отношения между государствами. Накануне 22 июня и Парада Победу путин опубликовал довольно агрессивную статью, впрочем, слегка закомуфлированную миролюбивыми лозунгами.

А потом последовало продолжение в прокремлёвских СМИ. В «Комсомольской правде» полковник Виктор Баранец опубликовал текст со скандальным названием «В 41-м на СССР напала не Германия, а гитлеровский Евросоюз».https://www.pskov.kp.ru/daily/27145.5/4239938/?from=twall.  

Не Германия, а Евросоюз. Гитлеровский. 

Нет, не случайно в российской прессе после путинской статьи появилось несколько публикаций на схожую тему, развивающих тезисы верховного главнокомандующего.

По версии полковника в отставке Баранца, «лишь 5 стран Европы официально не участвовали тогда в походе на восток: Швеция, Швейцария, Португалия, Турция и Испания». Иными словами, якобы на СССР напали Франция, Нидерланды, Бельгия, Дания, Албания,Сербия... Ну и Германия, разумеется.

Дескать, если на стороне нападавших воевали представители этих наций, то на нас напали все эти страны. Почему-то Баранец не упоминает русских (Русскую освободительную армию генерала Власова). Чем РОА хуже бельгийцев или сербов? Но это не вписывалось в ущербную логику члена Президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России» Баранца. «Почему многие страны Запада сегодня хотят переписать историю Второй мировой? - пишет Баранец. - Потому что помнят, на чьей стороне они воевали». В его статье нет ни слова о том, на чьей стороне находился СССР первые месяцы Второй мировой войны. Тем более таких слов нет в «исторической» статье Путина.

В последнее время российские пропагандисты слишком часто стали позволять себя исторические вольности. То Дмитрий Кисилёв предложит установить в России памятник генералу Власову, то Владимир Соловьев снимет «документальный фильм», пронизанный симпатией к Муссолини (подробности в статье: А. Семёнов, «Патриотический произвол» http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=4272).

Поглощение

А 22 июня 2020 года на открытии главного храма ВС РФ настоятель храма,он же - патриарх Кирилл, произнесёт: «Со знаменательным, скорбным, но одновременно торжественным днём всех вас сердечно поздравляю».

Что-то давно нас никто сердечно не поздравлял с днём нападения Гитлера на Советский Союз. И вот, наконец, свершилось. Поздравили.

Завершившуюся 75 лет назад войну до сих пор используют в сиюминутных политических целях. И чем дальше, тем чаще (подробнее читайте в статье:  А.Семёнов. Вот те крест. http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=4432). А чтобы ни у кого не возникало искушения сказать что-нибудь поперёк, разработчики поправок в Конституцию России решили добавить в статью 67-1такие слова: «Российская Федерация чтит память защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды. Умаление значения подвига народа при защите Отечества не допускается».

Наверное, если слова Путина и патриарха Кирилла - это историческая правда, то те, кто с ними не согласен - занимаются исторической ложью? Другой трактовки не предусмотрено.

***

22 июня 2020 года «Россиская газета»  вышла с заголовком: «Матвиенко: Статья Путина о войне должна стать настольной книгой для молодёжи». А в самой статье председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко говорила не только о молодёжи, но и о политиках («статья президента России Владимира Путина об уроках Второй мировой войны должна стать руководством к действию для политиков»).

Не успел Путин превратиться в историка, как сразу же написал «настольную книгу». Что-то похожее произошло с ним, когда Путин в 59 лет впервые встал на коньки и почти моментально превратился в хоккейного бомбардира, которого олимпийские чемпионы не в силах остановить.

Никогда ещё в истории России не было такого сильного историка-бомбардира. Видимо, причина в его повышенном аппетите.

Имперском аппетите.

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий