Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Борьба за звук. Crescendo

Мацуев(История псковского этапа фестиваля Crescendo. 2009-2017 гг.)

Это был любопытный эксперимент. Несколько лет подряд раз в год в Псков приезжали классические и джазовые музыканты мирового уровня - молодые и опытные. Псковичам обещали, что фестиваль Crescendo - «отныне и вовеки». Арт-директор фестиваля Денис Мацуев объяснял это тем, что сама идея фестиваля родилась на псковской земле.

Правда, почему-то, несмотря на место рождения, фестиваль пришёл на псковскую землю не сразу после рождения. И это наводило на мысль, что уйдёт он тоже задолго до того, как прекратит своё существование. И дело было не в молодых талантах, а в политике.  Мацуев крепко связан с российской властью и, в частности, с Андреем Турчаком. Мацуев  называет Турчака своим другом, и когда я спрашивал Дениса Мацуева, что будет, если Турчак покинет Псковскую область, то пианист и арт-директор отвечал неопределённо. Вроде бы, всё останется как есть, фестиваль «отныне и вовеки», но всё же Мацуев давал понять, что многое зависит от следующего губернатора.

В итоге Турчак ушёл на повышение, и  Crescendo на псковской земле больше нет. Но зато есть что вспомнить: концерты, открытые репетиции, неформальные пресс-конференции. За несколько лет - с 2009 по 2017 годы - в Пскове выступило столько музыкантов высокого уровня, сколько до этого никогда не выступало. Жалеть, конечно, можно, но надо понимать: фестиваль был дорогостоящей рекламой «Единой России» и будущего секретаря  её генсовета. Так часто бывает: большие музыканты, художники, писатели выступают вольными или невольными проповедниками начальствующей «элиты».

В 2020 году Мацуев, продолжая выступать по всему миру, занимается ещё и поправками в Конституцию. В этом нет ничего удивительного.  Есть crescendo (постепенное увеличение силы звука) и есть diminuendo ( постепенное уменьшение силы звука).

Автор.

1.

ПО НАРАСТАЮЩЕЙ.
(«Городская среда», 2009 г.)Мацуев

Часть первая. Суббота

В первый день фестиваля «Crescendo», который открылся в Пскове 24 октября 2009 года, на сцене Большого концертного зала Псковской областной филармонии выступили Академический симфонический оркестр Московской филармонии (художественный руководитель и главный дирижер Юрий Симонов). Во втором отделении к оркестру присоединился Денис Мацуев (фортепиано).

Накануне открытия генеральный продюсер фестиваля Давид Смелянский напомнил историю и предысторию фестиваля. Первый фестиваль, представляющий новое поколение русской исполнительской школы, состоялся в Москве. Затем были Санкт-Петербург, Екатеринбург, Калининград... Временами музыкантам становилось тесно в России, и тогда они ненадолго переезжали в Париж или Тель-Авив. В этом году фестиваль доберется до Нью-Йорка. Но прежде музыкантов (Дениса Мацуева и 9 молодых звезд классической музыки) ждали на фестивальных сценах в Пскове и Москве.

Вообще-то, фестиваль «Crescendo-2009» должен был состояться в Самаре. Но тут, по всей видимости, сработал административный ресурс. Тем более что формальная причина проведения юбилейного пятого фестиваля именно в Пскове была. Сама идея проведения «Crescendo» возникла на псковской земле. Авторы идеи: пианист Денис Мацуев, теперь ставший арт-директором фестиваля, и Давид Смелянский - руководитель Российского государственного театрального агентства. Губернатор Псковской области Андрей Турчак предложил и в дальнейшем устраивать в октябре в Псковской области какое-нибудь «симфоническое событие». Давид Смелянский отговаривать его не стал.

Но еще раньше в Псков приедет труппа Большого театра с постановкой оперы «Псковитянка». Оперу предполагается показать на открытом воздухе, в Псковском кремле. Представители театра «уже дважды приезжали в Псков на разведку».

По последним данным разведки, в Кремле красиво, но не совсем удобно. Мешают деревья. Поэтому возникла идея «разбросать сцены по Кремлю». Насколько удачным окажется разброс - выяснится 22 июля 2010 года. Предполагается прямая телетрансляция. Причем не по каналу «Культура», а по каналу «Россия».

Организовать музыкальный фестиваль такого уровня в Пскове - идея, конечно, рискованная. Идеальных условий у нас не то что нет, но в ближайшее время - не будет. И все же риск, судя по всему, оправдался.

Так как приличного рояля во всем городе не сыскать, Денис Мацуев привез свой рояль «Yamaha» (с этой фирмой у Мацуева некоммерческий контракт). Точнее, рояль, звучавший в Большом концертном зале филармонии все пять дней фестиваля, доставили в Псков из Москвы на «Газели» представители фирмы.

Так как Псковская областная филармония не слишком приспособлена для принятия столь большого количества музыкантов, пришлось задействовать смежные помещения филологического факультета Псковского государственного педагогического университета. Вряд ли все это могло испортить впечатление. Скорее наоборот, привнесло дополнительные краски. Особенно запомнилось прохождение всех музыкантов по залу на сцену и обратно. Это был единственный путь из актового зала ПГПУ на сцену БКЗ.

Когда-то здесь, в бывшем доме политпросвещения, точно также по залу проходили пионеры с горнами и барабанами. Теперь это делают музыканты мирового уровня, и это неплохо. По крайней мере, желающие могли увидеть и поблагодарить всех музыкантов оркестра, а не только солистов.

После торжественных речей, произнесенных политиками, ведущий концерта Святослав Бэлза пригласил на сцену Юрия Симонова.

В первом отделении прозвучала Четвертая симфония Чайковского, в которой композитор, пробиваясь сквозь сомнения, в четвертой части вышел на «народную тропу». В те времена в России это было принято - верить в «народ-богоносец», прислушиваться к нему. Разумеется, прислушивались к народу по-разному и далеко не все. Кто-то «ходил в народ», кто-то его эксплуатировал, кто-то эксплуатировал тему эксплуатации народа... Чайковский, получив очередную сумму наличными от баронессы фон Мекк, к финалу симфонии организовал народное веселье. Композитора восхищало умение «простых людей» веселиться в то время, когда поводов для веселья, казалось бы, нет ни малейших.

Если в первой части симфонии слышны военные сигналы и отголоски вальса, то во второй части, по замыслу композитора, слушателей должна настичь меланхолия. Ни поле брани, ни кружение в вальсе от нее не спасают.

Россия в то время, когда сочинялась симфония, активно воевала, защищала «братьев-славян». Это было похоже на попытку не только помочь другим, но и найти себя. Чем-то семидесятые годы XIX века напоминают 90-е годы XX века. Либеральные реформы, вроде бы, провели, а «счастья нет». Точнее, счастье есть, но где-то «за углом». Примерно об этом - третья часть симфонии Чайковского. О четвертой части Четвертой симфонии речь здесь уже шла, «народный дух» побеждает.

Юрий Симонов в этот вечер дирижировал без посредников, то есть без партитуры, объяснив это тем, что каждый русский дирижер должен знать эти произведения наизусть. Манера Юрия Симонова такова, что он «входит в образ», хмурится, веселится, почти танцует... А его музыканты не просто послушно и безоглядно следуют за ним, но и знают - о чем музыка.

После перерыва снова был Чайковский и впервые - Мацуев. Рояль прикатили к краю сцены. Обещанная Мацуевым накануне «атака на Псков» продолжилась с новой силой.

На утренней субботней пресс-конференции арт-директор фестиваля Денис Мацуев, представляя участников, сказал: «Вы себе даже не представляете, какие это будут концерты. На них соберутся люди с разных стран. Здесь их никто не знает, а там, за рубежом, они суперзвезды». Но самого-то Мацуева знают почти все. Видимо по этой причине в зале можно было встретить людей, которых раньше на симфонический оркестр затащить было не возможно. Причем о Мацуеве они слышали из неожиданных источников - например, из футбольных передач по каналу «Спорт», где всемирно известный пианист обсуждает не игру Венгерова и Репина, а игру Аршавина и Быстрова.

Денис Мацуев выбрал для исполнения привычный 1-й фортепианный концерт Чайковского. Это давно уже стало классикой в квадрате или в кубе. Тот же Мацуев сыграл на публике этот концерт более 300 раз. Но было время, когда осторожный Чайковский «на пробу» показал свою работу пианисту Николаю Рубенштейну. И Рубинштейн немедленно испортил композитору рождественское настроение (дело происходило в конце декабря 1874 года). По словам Чайковского, это было «огульное, решительное порицание, выраженное в таких выражениях и в такой форме, которые задели меня за живое». Теперь история первоначальной оценки этого произведения превратилась почти в анекдот.

Вступление 1-го фортепианного концерта стало уже символом творчества Чайковского. И, как любой символ, сформированный за полтора века, он вызывает настороженность («1-й фортепианный концерт? Сколько можно? Это почти что «Прощание славянки»»).  В XXI веке 1-й фортепианный концерт - уже не новаторство, а основа основ. Самое простое при игре - не сдерживаться, эффектно «гулять» по клавишам («оркестр, туш!»), в идеале - рвать на себе рубаху... Но на музыку Чайковского это было бы мало похоже. Чем громче треск рвущейся рубахи, тем меньше глубины. Игра же Дениса Мацуева подразумевает и лиричность, и ту самую глубину ... Это не «русский марш», это скорее «русская жизнь», где парады - вещь редкая и двусмысленная. Пускай маршируют те, кому это положено по службе.

В завершении Денис Мацуев, уже без оркестра, сыграл два номера на бис. Прощание с публикой проходило «В пещере горного короля» Эдварда Грига. Точнее, это было не прощание, а недолгое расставание. Оркестр следующий свой концерт в Пскове сыграл в воскресенье, а Денис Мацуев - 27 и 28 октября.

P.S.
В ближайших выпусках «Городской среды» мы подробно расскажем о следующих днях фестиваля, в том числе и о театральном «Crescendo». Происходившие в эти дни в Пскове события - явление особенное, можно сказать - чрезвычайное. Важно то, что арт-директор фестиваля собрал не просто молодых мировых звезд, приехавших из Москвы, Лондона, Нью-Йорка... Это еще и очень яркие личности, которым есть что сказать и со сцены, и вне ее.

А то, что происходило в БКЗ в воскресенье и во вторник, вряд ли вообще возможно повторить в ближайшее время. 26 октября вместе с Юрием Симоновым и его симфоническим оркестром на сцену выходили Екатерина Мечетина (фортепиано), Сергей Суворов (виолончель), Максим Рысанов (альт), Граф Муржа (скрипка) и Айдар Гайнуллин (баян, аккордина). Столь разнообразного репертуара, исполненного вместе с оркестром такого уровня, мы в Пскове еще долго не услышим («Crescendo» каждый год выбирает новый город).

А 28 октября на сцене БКЗ звучал джаз. Боюсь, что такого джаза здесь больше уже не будет. Некоторые классические музыканты, например Граф Муржа, джазом увлеклись недавно. Но в компании таких джазистов как Георгий Гаранян (саксофон) дорога от классической музыки к джазу находится кратчайшая. Несмотря на то, что на сцене в этот вечер играли и Денис Мацуев (фортепиано), и Айдар Гайнуллин (баян), и Андрей Иванов (контрабас), главным героем, на мой взгляд, стал Борислав Струлёв (виолончель). Кто бы мог подумать, что виолончель способна на такое... А больше всего автографов во вторник собрал Дмитрий Севастьянов (ударные), который с помощью своих барабанных палочек во время исполнения «Каравана» прошелся по всей сцене БКЗ. Но подробнее об этом как-нибудь в другой раз.

2.

ПО НАРАСТАЮЩЕЙ
(Городская среда», 2009 г.)

Часть вторая. Понедельник

(Начало в №№28 и 29). Можно сказать, что утро понедельника чем-то напоминало вечер вторника. В том смысле, что на вечер вторника 27 октября был запланирован джазовый концерт Crescendo-2009 с участием Георгия Гараняна, Дениса Мацуева, Айдара Гайнуллина... Концерт состоялся и был полон юмора и импровизаций.

Так вот, юмора и импровизаций было достаточно и во время утренней пресс-конференции в понедельник - с участием баяниста Айдара Гайнуллина*, альтиста Максима Рысанова** и кларнетиста Артура  Назиуллина***.

«Попробовал. Понравилось...»

Тон задал слегка опоздавший Максим Рысанов. Когда ему сказали, что это не совсем пресс-конференция, а пресс-гостиная, он демонстративно расслабился, можно сказать - рухнул на стол, тем самым задав тон всей беседе.

Вначале музыканты стали обсуждать прошедший накануне концерт.

Айдар Гайнуллин начал так:

- Я думаю, что все музыканты со мной согласятся....

- Ты вначале скажи, а потом мы согласимся, - проявил принципиальность постепенно просыпавшийся Максим Рысанов.

- ...одно удовольствие выступать в таком замечательном зале, - продолжил Айдар Гайнуллин. - Чувствуется тесный контакт с публикой...

- Тебе легко говорить... Ты в конце концерта пришел, а мы были на разогреве, - продолжал «играть» в дуэте Максим Рысанов.

-  Да, было приятно, уже тепло, даже жарко. Спасибо всем, кто выступал передо мной.

Затем разговор зашел об акустике Большого концертного зала Псковской областной филармонии. Дело в том, что вовремя воскресного концерта на сцене появился микрофон.

- Это была моя идея - подзвучить, - уточнил Айдар Гайнуллин. - И это только усилило впечатление, потому что без микрофона не слышны все краски. Некоторые говорят, что «живой звук» лучше, чем с усилением. Но почему же он лучше, если его не слышно, если он сливается с оркестром, и все краски пропадают?.. На репетициях было совсем непросто, хотя зал был пустой. Но все равно мы не слышали полета звука, объема... Суховатый звук, не летит.

- Очень много материи в зале, - пояснил Максим Рысанов. - Сиденья мягкие.

Но музыканты во время фестиваля играли перед переполненным залом. А это значит, что кроме мертвой материи там появилась и живая материя.

- Я действительно был потрясен публикой, - сказал Максим Рысанов. - Потому что в моем случае это было очень трудное произведение. Концерт для альта с оркестром Бартока. Он очень мудреный, особенно первая часть... Идет без перерыва 25 минут, трудная оркестровка. Непонятная музыка, особенно для неподготовленной публики. Насколько я понимаю, в зале было много такой. Но слушали превосходно, и принимали шикарно. А после концерта подходили ребята, которые говорили, что вообще не были никогда на симфонических концертах, и они - в страшном восторге.

Я спросил у Айдара Гайнуллина:

- Что вам, в творческом смысле, дает совместная работа с Иваном Вырыпаевым - в кино и  в театре?

- Я очень благодарен Ивану, что он поверил в меня, в мои силы. Ему просто нравилось, как я играю. И он меня спросил: «Айдар, ты можешь написать музыку к моему фильму?» «Как же без профессиональной подготовки? Это же большая ответственность», - удивился я. - «Ну, попробуй...» Попробовал, ему понравилось... Мы подписали контракт. Удивительно, неожиданно. Потом был второй фильм, «Кислород». У меня было уже больше опыта, другие заказы в кино... Сейчас уже третий фильм - «Сибирь Монамур» - совместно с Францией, с участием Люка Бессона. Съемки уже завершились.

- А кто режиссер?

Слава Росс.

Слава Росс - режиссер «Тупого жирно зайца», а в его новом фильме в главных ролях снялись Пётр Зайченко и Соня Олейник.

- А как театр?

- Каждый месяц я приезжаю в Москву. Мы играем в спектакле «Бытие №2» Ивана Вырыпаева. Это мой первый театральный опыт. Пока что я задействован только в этом спектакле.


«Я играл на свадьбе Ростроповича...»

Затем о себе и своей семье начал рассказывать Артур Назиуллин.

- У меня мама - альтистка, - сказал кларнетист.

- А у меня папа был кларнетистом! - обрадовался альтист Максим Рысанов.

- Начинал я в пять лет как виолончелист, - продолжил Артур Назиуллин. - Играл год-полтора. За мной таскали виолончель, это было неудобно, и я решил, что проще - кларнет... А самый удобный инструмент - флейта-пикколо. Поиграл и положил в нагрудный карман.

- А было бы здорово сделать флейту-пикколо как шариковую ручку, - мечтательно произнес Максим Рысанов. - Поиграл, и ею же подписал автограф.

И альтист жестом изобразил, что достает из нагрудного кармана флейту-пикколо и расписывается. Действительно, альтом подписывать автографы намного труднее...

- А что это за инструмент, на котором вы вчера играли? - спросили Айдара Гайнуллина. Ясно было одно: это может быть все что угодно, только не флейта-пикколо.

- Это называется аккордина, французский инструмент. Для меня очень важны различные тембры. Я же не только исполнитель, но и композитор. Сам записываю музыку к фильмам и спектаклям. У меня домашняя студия в Берлине. Если что-то супервиртуозное не получается, тогда я приглашаю музыкантов.

И баянист показала куда-то в сторону.

- Ты на меня-то не показывай, - рассмеялся Максим Рысанов.

- Нет, это я  в общем...

Заговорили о дирижере Юрии Симонове.

- Я первый раз работал с маэстро Симоновым, - сказал Айдар Гайнуллин. - Мне очень понравилось. Он очень необычный человек, со своим юмором, но при этом  профессионал самой высокой планки... Я могу сравнить его с Геннадием Рождественским, Незме Ярви... Во время исполнения Пьяццоллы я наблюдал, что он вытворял, как он танцевал...

Танцевальная тема неожиданно возникла в разговоре еще раз, когда я спросил Айдара Гайнуллина:

- Вы выступаете с абсолютно разными музыкантами. И не только музыкантами. У вас разброс - от Иосифа Кобзона до Ольги Арефьевой. Вам все равно - что играть?

Последовал неожиданный ответ:

- Да... Это все интересно, это обогащает... Мне приходилось и на свадьбах играть, и в ночных клубах. Но все это развивает музыканта.  Во-первых, ты можешь импровизировать потом, играть в любой тональности любую мелодию... Я играл на свадьбе Ростроповича.

В этот момент надо было бы сделать мхатовскую паузу, чтобы все осмыслили - сколько должно быть лет Айдару Гайнуллину, если он играл на свадьбе Ростроповича. Но баянист никакой паузы делать не стал и тут же раскрыл секрет:

-  Это была золотая свадьба в «Метрополе». Есть фильм Сокурова «Элегия жизни», и этот момент включен в фильм. Там я играю, а Мстислав Ростропович танцует - танго. Потом мы резко переходим на свадебный марш Мендельсона, и весь зал встает. Потом снова переходим на ритм танго. И все начинают аплодировать. Потом выходит Венгеров и тоже начинает танцевать со своей девушкой...

«Абсолютная импровизация...»

Участников пресс-гостиной заинтересовал вопрос физических нагрузок и восстановления.

- Я никогда в детстве не занимался по десять часов в сутки, - честно признался Айдар Гайнуллин. - Девять часов было, а десять - никогда. И то - один раз. До десяти я не смог дотянуть.

- Слабак! - разочарованно произнес Максим Рысанов.

 - Это было во втором классе - первый и последний раз.

- Лично я струнникам не рекомендую заниматься тяжелыми упражнениями, - дал совет Максим Рысанов. - Но есть музыканты, которые занимаются бодибилдингом. Как Владимир Теодорович Спиваков. Максим Венгеров тоже занимался бодибилдингом... Дозанимался, что стал дирижировать.

- Нет, он сейчас танцует, по-моему... - высказал свое мнения Айдар Гайнуллин, видимо вспомнив фильм Сокурова.

- У нас часто идет однообразная работа мышц, и они переигрываются, - продолжил рассказ Максим Рысанов. - Теряется ощущение в руках. Самый лучший способ лечения - точечный китайский массаж. У меня в Лондоне есть массажистка, которая в течение полутора часов абсолютно убивает. Я кричу, невозможно терпеть эту боль. Она узлы какие-то находит, давит их и говорит: «Главное, меня не бей». Это сильная, невыносимая боль. Я, таким образом, лечусь.

Судя по всему, лечение проходит успешно. Остается время на разучивание новых произведений.

Сделав лицо посерьезнее, Максим Рысанов заявил:

- Позавчера в поезде обсуждался вариант написания альтового концерта господином Айдаром...

Айдар Гайнуллин округлил глаза, а альтист, как не в чем ни бывало, продолжил:

- Правда, он это забыл...

Присутствующих заинтересовала одежда, в которой Максим Рысанов выступал в БКЗ в воскресенье.

- Это абсолютная импровизация, - ответил альтист. - Несколько лет назад я шел по Риму, зашел в магазин и увидел обыкновенную рубашку из необычного материала. И тогда я спросил хозяина магазина: «Нельзя придумать что-нибудь такое, чтобы было напополам с фраком? По колено». Он сказал, что придумает и, в конце концов, сделал вот такую тряпку... Если спросите, что означают узоры на рукавах, то они абсолютно ничего не означают.  Многие спрашивают: «Это ваша подпись?» Нет... Но скажу вам по секрету... Вообще-то эта информация не распространяется... Это вышивал Денис Мацуев, это его хобби - вышивать.

- Крестиком, - едва сдерживая смех, дополнил альтиста баянист. - Мы же подарили ему швейную машинку недавно.

- У него не хватило денег приобрести свою, - почти в джазовом стиле импровизировал Максим Рысанов. - После прошлогоднего «Новогоднего огонька».

- После «сенокоса». Но надо друзей выручать в трудной ситуации.

«Сенокос» был упомянут еще один раз. В нем крупным специалистом как раз и является Айдар Гайнуллин.

 - На телевидении гонорары совершенно другие, - сказал он. - На РТР, на «Первом канале»... Там от 10 тысяч евро начинается. За одно выступление. Особенно перед Новым годом.

«Специально для меня...»

Далее разговор перекинулся на музыкальные инструменты. У Артура Назиуллина контракт с канадской фирмой, у Максима Рысанов - с итальянской.

- Мой инструмент был сделан специально для меня, - сделал пояснение Максим Рысанов. - По заказу - итальянским мастером Джузеппе Гауданини в 1780 году. Просто он меня ждал все эти годы. Я перепробовал очень много инструментов, и как только взял в руки альт, который один дилер привез в Лондон из Америки, то... Дилер мне сказал: «Слушай, тебе надо обязательно попробовать». Я примчался, взял этот альт в руки и через минуту понял, что это мой инструмент, и что я сделаю ему предложение. Потом с ним была долгая канитель. Конечно, он стоит совершенно сумасшедшие деньги. Долго пришлось искать спонсора. В конце концов, его выкупила одна фирма и специально передала мне, чтобы я на нем играл.

- А у меня шесть баянов, - стал перечислять Айдар Гайнуллин. - Один студийный, два концертных - один в Берлине и другой в Москве, один для эстрады...

Итак, Айдар Гайнуллин выступает в театре, играет на свадьбах, пишет музыку для кино, снимается на телевидении... Было бы странно, если бы он не записывался на радио.

- Сейчас у меня проект с Чулпан Хаматовой, Ренатой Литвиновой и Маратом Башаровым: «Татарские сказки на русском языке»  для «Радио России», - развеял он сомнения.

- Мы с Айдаром - представители двух «ЛЛ», - углубился в татарскую тему не очень многословный Артур Назиуллин, и тоже не удержался от шутки: - Когда пишут мою фамилию с одной «Л» - я отказываюсь играть...

Фамилию «Назиуллин» организаторы пресс-гостиной написали правильно, и кларнетисту отказываться от вечернего выступления не было никаких причин. Поэтому он отправился на репетицию.

Но первым комнату покинул Максим Рысанов. Взглянув на часы, он обнаружил, что через минуту закончится завтрак. А музыкант еще не ел. Альтист моментально вскочил и, прощаясь на полной скорости, вылетел за пределы помещения. Уверен, что такую скорость в свое время не смогли бы развить ни Бела Барток, ни его ученик Тибор Шерли.

Новые и знакомые имена

До вечернего концерта оставалось еще шесть часов. Это если иметь в виду концерт в БКЗ. Но за два часа до этого в Псковском областном колледже искусств состоялся еще один концерт - «Новые имена» с участием молодых музыкантов - стипендиатов Межрегионального благотворительного фонда «Новые имена».

Открыл концерт Святослав Бэлза.

Когда г-н Бэлза вышел на сцену, возле рояля уже стояла гжельская чаша, она же - очаг.  В чаше-очаге должен был зажечься огонь. В разное время ее зажигали патриарх всея Руси, римский папа, короли... На этот раз огонь зажигала Зинаида Иванова - председатель областного комитета по кульуре.

- Не так просто зажечь, - сказала она спустя полминуты.

Но вот огонь зажегся (позднее гасить пламя доверили самого юному из юных). Девять юных псковских музыкантов (Игорь Жданов, Анна Доценко, Лиза Федулова, Анна Дичко, Мария Шашина, Иван Кирьяков, Алексей Шкиль, Яна Абакумова и Владислав Смирнов) стали лауреатами и получили годовые стипендии Фонда «Новые имена» и поощрительные стипендии Дениса Мацуева. Вместе с дипломами им вручали и компакт-диски, записанные участниками «Cresсendo».

Затем Святослав Бэлза уехал готовиться к камерному концерту, а в колледже искусств начался концерт, участники которого показали, что их имена не только новые, но и многообещающие. Из псковских музыкантов (точнее - великолукских) почти по-взрослому сыграл Иван Кирьяков (фортепиано), а из москвичей - Илья Шмуклер (фортепиано) и Карен Асотрян (кларнет).

А если бы Анастасия Воротная (она, как и все остальные москвичи-участники концерта, учится в ЦМШ при Московской государственной консерватории) в тот же вечер села бы за рояль в БКЗ, то ничего удивительного бы в этом не было. Это уже был очень высокий уровень.

В перерыве следующего концерта, который  начался в БКЗ в 19.00, несколько зрителей стали рассуждать о том, что «когда мало слушаешь такую музыку, то невозможно оценить мастерство музыкантов». С этим трудно согласиться. Понять все тонкости действительно невозможно, но оценить мастерство?..

 Концерт, прошедший в третий вечер «Cresсendo-2009», был подчеркнуто неброский, без каких-то изъезженных вдоль и поперек мелодий. Исключение - «Кармен», когда дуэт Артур Назиуллин (кларнет) и Екатерина Мечетина (фортепиано) сыграли Фантазии на темы из оперы «Кармен» для кларнета и фортепиано Бизе-Розенблатта. Но и то - «Кармен» на кларнете, это... Это очень своевременно.

Дебютантка «Cresсendo» Полина Лаптева (скрипка) исполнила вместе с Екатериной Мечетиной Сонату для скрипки и фортепиано Рихарда Штрауса, Артур Назиуллин, Сергей Суворов и вездесущая Екатерина Мечетина  выбрали для своего выступления Трио для кларнета, виолончели и фортепиано Брамса. А закончился концерт, в котором Екатерина Мечетина снова вышла на сцену, на этот раз вместе со скрипачом Графом Муржой и виолончелистом Сергеем Суворовым. Они сыграли Трио Чайковского «Памяти великого музыканта», иначе говоря - памяти Антона Рубинштейна.

Публика ждала исполнения на бис, но Святослав Бэлза на прощание произнес:

- После такого эмоционального исполнения не принято играть на бис.

Впрочем, особого огорчения в зале быть не могло. Впереди было еще два фестивальных дня.


* Айдар Гайнуллин - один из самых ярких представителей баянного исполнительства не только в России, но и в мире. Является лауреатом множества международных конкурсов. Сотрудничал с такими оркестрами, как: Национальный академический оркестр народных инструментов России им. Н.П. Осипова (Москва, 1996 г.), камерный симфонический оркестр «Амадеус» (Москва, 2002 г.), Люксембургский филармонический симфонический оркестр (Люксембург, 2004 г.), Белградский филармонический оркестр (Югославия, Белград, 2005 г.), Государственный академический камерный оркестр под управлением Константина Орбеляна (Париж, 2005 г., «Chateau des Forgets» в проекте «Звезды Содружества»), Государственный симфонический оркестр «Новая Россия» под управлением ЮБашмета (Москва, 2006 г.), Немецкий симфонический оркестр (большой зал Берлинской Филармонии, Берлин, 2007 г.).Его партнерами были многие прославленные музыканты: М. Ростропович, Д. Уилсон, М. Венгеров, Д. Герингас, Мирей Матье и другие. На 63-международном кинофестивале в Венеции и получил специальный приз независимого жюри «Молодой золотой лев». В 2007 году эта работа музыканта была отмечена двумя наградами: Национальной премией кинокритики и кинопрессы «Белый слон» и Национальной премией «НИКА» в номинации «автор лучшей музыке к кинофильму». В 2007 году становится академиком кинематографических искусств. В 2009 году получил премию на ХХ Открытом российском кинофестивале «Кинотавр» в номинации «Лучшая музыка к фильму» («Кислород», режиссер Иван Вырыпаев).

**Максим Рысанов - музыкант, пользующийся репутацией одного из лучших альтистов мира, является обладателем престижной премии 2008 Classic FM Gramophone Young Artist of the Year, лауреат нескольких международных конкурсов, среди которых конкурс CIEM в Женеве и конкурс имени Тертиса в Великобритании. Победитель конкурса имени В. Букки (Италия), GSMD Gold Medal (Великобритания), конкурса камерных ансамблей в Кармеле (США) и конкурса дирижеров в Борнмуте (Великобритания). С 2007 года участвует в программе BBC New Generation Artist scheme. Сотрудничает с такими дирижерами, как: Неэме Ярви, Владимир Ашкенази, Александр Лазарев, Donald Runnicles, Василий Синайский, Jiri Belohlavek, Марк Горенштейн... Среди партнеров Рысанова по камерному музицированию такие музыканты, как Гидон Кремер, Миша Майский, Лейф Ове Андснес, Виктория Муллова, Максим Венгеров, Марк-Андре Амелин, Жанин Йенсен, Августин Дюмей и многие другие. Максим Рысанов имеет свой абонемент в Московской Филармонии, под названием «Maxima - Fest».

*** Артур Назиуллин - студент Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского  и Высшей школы музыки  г. Любек (Германия),. Победитель Второго всероссийского открытого конкурса юных музыкантов «Новые имена» и обладатель приза «Талант» от компании «Sterling group» (Москва, Ханты - Мансийск, 2004 г.). Лауреат Международного конкурса кларнетистов (I премия, Москва, 2005 г.) и Young Artists clarinet competition Vancouver city (I премия, Ванкувер, Канада, 2007 г.).

3.

ПО НАРАСТАЮЩЕЙ
(«Городская среда», 2009 г.)

Часть третья. Вторник

Предпоследний день фестиваля «Crescendo-2009» в Пскове оказался, наверное, самым разнообразным. К музыкантам присоединились театральные артисты. Вернее сказать, они к ним не присоединились, а играли отдельно, в пяти минутах ходьбы друг от друга. Таким образом, любителям музыки и театра пришлось разрываться между Большим концертным залом Псковской областной филармонии и Псковским академическим театром драмы.

В филармонии играли джаз, в театре - Шекспира.

Но здесь самое важное, кто именно играл джаз и кто именно поставил Шекспира.
  
Джазовое представление обещали устроить Георгий ГаранянДенис Мацуев, Борислав Струлёв, Айдар Гайнуллин, Граф Муржа, Андрей Иванов и Дмитрий Севастьянов. А спектакль «Шекспир - лаборатории» (цитаты и образы из великих трагедий) поставили Яна Тумина и Руслан Кудашов. Это была совместная постановка Санкт-Петербургского Большого театра кукол и Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства.

Там где свою руку прикладывает Руслан Кудашов, не может быть чего-то ординарного. Это псковичи помнят еще по временам, когда Руслан Кудашов привозил сюда спектакль «Потудань» по рассказу Андрея Платонова.

И все же я выбрал джазовый концерт, имея в виду, что на следующий день придется пожертвовать камерным концертом с участием Дениса Мацуева, Максима Рысанова и многих других (в среду в театре показывали спектакль «Человеческий детеныш» - фантазии по Киплингу).

Те, кто все же во вторник вечером выбрался в театр, позднее говорили, что я зря к ним не присоединился. Но то же самое я мог сказать и им самим.

Псковский блюз

Перед тем, как написать этот текст, я еще раз пересмотрел видео нескольких номеров с псковского джазового концерта «Crescendo-2009». Впечатления примерно те же - это был необычный концерт. И для джазового концерта - это похвала в квадрате. Для человека, который осмелился играть джаз, быть предсказуемым - это значит считаться почти самозванцем. Мало уметь играть - надо еще и «поймать волну». Также как яхтсмену недостаточно умения держаться на воде, он еще должен уметь управлять яхтой, ловить ветер...

Музыканты, из которых полноправными джазистами считаются только трое - Георгий Гаранян (саксофон), Андрей Иванов (контрабас) и Дмитрий Севастьянов (ударные), поймали и волну, и ветер...

Хотя первоначально все было более-менее предсказуемо и почти академично. Святослав Бэлза озвучил старую шутку про «сакс-символ России», после чего на сцене появился элегантный Георгий Гаранян.

Для разбега выбрали композицию «Садись в поезд "А"» Билли Стрейхорна. В том же духе продолжили и дальше.

Однажды Георгий Гаранян, предоставляя возможность сыграть соло контрабасисту Андрею Иванову, сел за рояль (но саксофоном не расстался, бережно положив его на колени).

Потом ведущий объявил композицию, которую на один вечер переименовали в «Псковский блюз». Блюз этот исполнял квартет, в котором первую и единственную скрипку играл Граф Муржа.

Известный классический скрипач на этот раз вышел к псковской публике с электрической скрипкой цвета морской волны. Для джазового дебюта он сыграл неплохо, уверенно, как будто к электричеству подключили не только скрипку, но и его самого. Но пока что концерт все равно нельзя было сравнить с теми, что проходили в Пскове воскресенье или в субботу. Тогда музыканты, так сказать, парили в воздухе, а сейчас - крепко стояли ногами на сцене.

Полет фантазии

На своем высоком уровне выступил Айдар Гайнуллин. Баянист выбрал для выступления «Барыню», импровизируя и заодно продемонстрировав залу, что обладает хорошим голосом.

Затем к Айдару Гайнуллину присоединился виолончелист Борислав Струлёв. И с этого момента музыканты, наконец-то, начали в хорошем смысле удивлять, сыграв польку Альфреда Шнитке из спектакля театра на Таганке «Сказка о мертвых душах Гоголя». Ее музыканты впервые вместе исполнили во время церемонии вручения премии «Турандот». Это был, конечно, не совсем джаз. Но долгожданные волны уже пошли...

Затем ярко проявил себя Денис Мацуев, исполнив три пьесы собственного сочинения - «Байкальскую самбу», «Балладу» и фантазию на тему Рахманинова (Рахманинов, в свою очередь, когда-то фантазировал на темы Паганини).

Фантазии на Рахманинове-Паганини не иссякли. Денис Мацуев и Борислав Струлёв начали фантазировать на музыку Исаака Дунаевского к фильму «Цирк».

И стало окончательно понятно, что музыканты действительно оторвались от сцены, и родная страна по-прежнему широка, а полет проходит нормально. Или нет, ненормально, и это очень хорошо. Здесь какие-то нормы были неуместны. Музыканты шутили, и их музыкальные шутки находили у публики понимание.

Особенно радовала виолончель. Звук был «гибкий», с «характером». Жаль, что Борислав Струлёв выступил в Пскове только в одном концерте.

Как мне кажется, именно Борислав Струлёв оказался центральной фигурой джазового концерта в Пскове. Поэтому о нем немного подробнее.

Некоторые персоны в музыкальном мире к Струлёву относятся с настороженностью. Он настолько многообразен, что невольно смущает. Недавно, например, записал музыку с группой Бигуди и Евгением Гришковцом. Эта музыка прозвучит в фильме Анны Матисон «Сатисфакция», в котором Гришковец снимался прошедшим летом в Иркутске. Принимал участие Борислав Струлёв и в записи саундтрека  к знаменитому фильму «Турбулентность».

Борислав Струлёв - музыкальный директор концертного зала New Millennium в Нью-Йорке, продюсер и организатор «Дней России в Нью-Йорке», как виолончелист работает с крупнейшими симфоническими оркестрами Европы и США. Много выступает, в том числе и в России. Часто становится вдохновителем и организатором проектов, которые находятся на грани жанров (например, играл живую музыку во время показа немого фильма 1926 года «Рязанские бабы»). Или выступал с Бобби Макферрином...

Люди, которые привыкли слушать виолончель в несколько иной обстановке, иногда бывают шокированы. Им кажется, что Борислав Струлёв играет как-то слишком...

Забавно, что в музыке к Струлёву предъявляются те же претензии, что и в свое время в литературе к Владимиру Набокову. Струлёв может гордиться. Это Набокова упрекали в том, что он «слишком стильный, слишком качественный», в том смысле, что не поймешь, где он говорит серьезно, а где - шутит. Где пародия, а где - настоящее? Стилизация или правда? То же самое, иногда, можно услышать и в адрес Борислава Струлёва.

Вроде бы никто не спорит, что Борислав Струлёв - один из самых лучших виолончелистов своего поколения в мире. Но все равно как-то подозрительно.

В Пскове Бориславу Струлёву не надо было выглядеть слишком серьезным или слишком стильным.

Дело вкуса

Поимпровизировав на темы Дунаевского, музыканты перешли к хрестоматийным «Опавшим листьям», где завязался содержательный диалог между виолончелью Борислава Струлёва и саксофоном Георгия Гараняна. И вот уже в «Опавшие листья» были вплетены «Очи черные» и «Веселый ветер».

Чуть позднее кто-то в зале то ли в шутку, то ли всерьез произнесет: «Никогда не прощу им такого издевательства».

Нет, это не было похоже на пародийный номер из цикла «музыканты шутят». Особенность джазового «Crescendo» в том, что здесь очень тесно переплелись джазовая горизонталь и академическая вертикаль. Но крест на джазе поставлен не был. «Классики», наверное, еще не слишком искушены в свинге, но их опыты совсем не напоминают ученические. Они входят в джаз не в парадную дверь, а прямо в окно, вышибая стекло ногами. И радуют не столько своей виртуозностью, сколько глубиной. В том числе и неожиданными поворотами.

В свое время популярность джаза стала падать в том числе и потому, что он сделался слишком предсказуем. Стандартные темы джазисты-традиционалисты предпочитали исполнять привычным для себя образом. Наиболее авангардная часть джазовых исполнителей в ужасе от содеянного ударилась во фри-джаз или сбежала в джаз-рок. Настало джазовое безвременье.

Как выразился на одной из встреч в Пскове Граф Муржа, сейчас наступил «серебряный век джаза». Смелое заявление. Не уверен, что это так. Но массовый приток академических музыкантов в джаз не должен ему повредить. Новички не отягощены «тяжелым наследием», у них свежий взгляд, они вырвались на свободу и благодарны представившейся возможности... И здесь, как и всегда, самую существенную роль должен сыграть вкус.

В этот вечер музыканты вкус не утратили, в заключении отправившись в семнадцатиминутное путешествие с «Караваном» Хуана Тизола. Это была проверка.

«Караван» звучит так часто, что во время его исполнения легко сорваться в пропасть, в которую ведут исхоженные тропы.

Проверку все без исключения участники концерта прошли успешно. В этой пьесе пестрое походное одеяло стал на себя тянуть барабанщик Дмитрий Севастьянов, устроив десятиминутное соло. Денис Мацуев в это время предусмотрительно удалился за кулисы, а Дмитрий Севастьянов, ободряемый залом, тем временем отошел от ударной установки и переключился на стулья, микрофонные стойки, усилители... Граф Муржа великодушно предложил барабанщику свою скрипку. Дмитрий Севастьянов не менее великодушно отказался (на мацуевский рояль «Yamaha» он тоже руку так и не осмелился поднять, но до контрабаса все же дотянулся).

Затем арт-директор Денис Мацуев вернулся на сцену и, включившись в спектакль, тоже стал стучать - по наручным часам. Но Дмитрий Севастьянов был настойчив, и так просто его было не остановить.

«Караван» образца «Crescendo-2009», благодаря скрипке и виолончели, напоминал, в хорошем смысле, цыганский табор, свободный и не знающий границ. Поэтому-то  его тоже было не остановить. Впереди маячили псковский концерт в среду, гала-концерт в Москве и декабрьское выступление в Нью-Йорке.

4.

ПО НАРАСТАЮЩЕЙ
(«Городская среда», 2009 г.)

Часть четвёртая. Среда

В среду 28 октября псковская часть фестиваля «Crescendo-2009» завершилась. В этот вечер публике снова пришлось выбирать - куда идти. В филармонию или в театр.

В Большом концертном зале Псковской областной филармонии в концерте-закрытии принимали участие Екатерина Мечетина (фортепиано), Денис Мацуев (фортепиано) Граф Муржа (скрипка), Сергей Суворов (виолончель), Айдар Гайнуллин (баян), Борис Бровцын (скрипка), Максим Рысанов (альт) и Андрей Иванов (контрабас).

Но на этот раз музыке я предпочел театр - спектакль «Человеческий детеныш» (фантазии на тему рассказов Редьярда Киплинга о Маугли.) Режиссер - Сергей Бызгу. Руководитель постановки - Руслан Кудашов. В спектакле были заняты студенты 3-го курса факультета театра кукол Санкт-Петербургской государственной академии.

То, что происходило на сцене Псковского академического театра драмы имени А.С.Пушкина 28 октября, тоже было непосредственно связано с музыкой. Можно сказать, что зрители увидели и услышали - как музыка  рождается.

И это напомнило даже не Киплинга, а Толкина, его «Сильмариллион», где Илуватар сказал: «Я желаю, чтобы из этой темы, что я задал вам, вы все вместе создали Великую Музыку».

И все вышло именно так, как говорил Илуватар, который зажег в окружающих Неугасимое Пламя, и тогда возникли «силы в развитии этой темы - каждый, как думается и желается ему». А создатель сидел и внимал, и радовался, что «великая краса пришла в песню».

В спектакле люди играют зверей. И поэтому за полтора часа не произносится ни одного слова. Если не считать шипения: «Человеческий детеныш».

Звери рычат, звери воют... Закон джунглей суров и вряд ли справедлив.  Но среди зверей появляется человеческий детеныш, и со временем в диком мире происходят изменения. Наступает что-то другое, неведомое.

То же самое можно было сказать, используя слова Киплинга. Но режиссер выбрал более рискованный путь. Держать зал в напряжении только с помощью гибких тел и криков - на это надо осмелиться. Но спектакль «Человеческий детеныш» - не новый. Студенты, занятые в постановке, имеют идеальную возможность играть на сцене. Не выходить на минуту-другую, а находиться на сцене «от» и «до», почти все время. Играть и совершенствоваться, оттачивая мастерство прямо перед переполненным залом.

Можно изображать зверей, птиц и деревья с помощью этюдов, а можно жить на сцене, создавая единый ансамбль. То, что делают студенты в «Человеческом детеныше», напоминает очень качественную джазовую импровизацию. И не только тогда, когда у всех участников оказываются в руках тамтамы.

Хотя в джазе, разумеется, все более непредсказуемо. В спектакле же чрезвычайно важная роль принадлежит режиссеру, который все предусмотрел до мелочей. В «Человеческом детеныше» играют не только люди, но и свет. И именно так рождается музыка, а элементарные вещи становятся необыкновенными. Пластика, ритм... Все это присутствует не само по себе, а настроено на главную идею. Из хаотических звуков возникает мелодия, а из  страха - любовь.

Вначале - дикость, особо подчеркнутая в звуке (рычании, криках). Затем приходит музыка - первоначально грубая, визжащая. Мелодия рождается в муках... От  любви до ненависти - один прыжок зверя. Но любви все равно не избежать. Она появляется прямо из воздуха.

Это был образцово-показательный спектакль. Немного дыма, а все остальное - состоит из внутреннего огня. Этот огонь - в актерах, которые моментально превращаются в лес, в воду, в птиц, в животных, в людей...

А заканчивается все целым водопадом. Настоящая вода потоками льется на сцену, и под струями актеры отбивают ритм. Но внутренний огонь никаким водопадом не загасить.

Таким образом, театральное «Crescendo-2009» завершилось, а музыкальное - все еще нет. Оно перенеслось вначале в Москву, на Гала-концерт, показанный по каналу «Культура». После чего музыканты разъехались по своим делам, чтобы собраться в привычном составе уже в Нью-Йорке - 5 и 6 декабря.

5 декабря в Нью-Йорке в камерном концерте выступят почти все, кто играл в Пскове в среду 28 октября, за исключением Бориса Бровцына и Андрея Иванова, но с участием Алёны Баевой (скрипка) и Романа Болдырева (фортепиано).

Зато Андрей Иванов появится на сцене на следующий день. Он сыграет более привычный ему джаз - вместе с Денисом Мацуевым, Бориславом Струлёвым, Дмитрием Севастьяновым и Шендой Рул.

В обозримом будущем, наверное, подобного фестиваля Псков больше не увидит. Но отдельные участники «Crescendo-2009» в Пскове появятся непременно.

5.

КОМАНДНАЯ ИГРА
(«Городская среда», 2010 г.)

В прошлом году в октябре-ноябре  «Городская среда» пять недель подряд рассказывала о V Международном фестивале «Crescendo», проходившим в Пскове пять дней. Тогда казалось, что больше сюда такие музыканты в таком количестве не приедут. По объективным причинам. Таковы правила фестиваля. Каждый год у «Crescendo» новая столица. Москва, Петербург, Екатеринбург... В 2009 году был Псков, в 2010 - Тюмень.

Но Псков снова оказался на этом большом музыкальном пути. Семь лет назад Денис Мацуев очень удачно приехал на 1100-летие первого упоминания Пскова в летописи. Другой бы приехал, отыграл и забыл. Отправился куда-нибудь в Париж или Нью-Йорк.

Мацуев, конечно, отправился. И туда, и во многие другие места. Но прежде решил вместе с генеральным директором Российского государственного театрального агентства Давидом Смелянским ежегодно проводить в России фестиваль молодых российских музыкантов. Как правило, выступают они за рубежом. В России их мало кто знает. Положение надо было исправлять.

Давид Смелянский на недавней пресс-конференции в псковской гостинице «Рижская» назвал информацию о том, что идея фестиваля «Crescendo» родилась на Псковской земле - мифом. И тут же поправился: «Миф, который на самом деле - правда».

Про миф и правду - это как раз очень по-псковски. У нас таких мифов полно - со времен рождения княгини Ольги и князя Владимира. Главное, чтобы от них была польза.

С Ольгой и Владимиром - не знаю, а с «Crescendo» все получилось - лучше не придумаешь.

Точнее, придумать можно все что угодно, но воплотить с размахом по силам только фигурам вроде Смелянского и Мацуева. В ход идет влияние, дружба...

Есть и еще одна причина того, что российские музыканты со всего мира каждую осень приезжают в Россию. Денис Мацуев постоянно говорит: «Мы команда».

Одно дело сидеть где-нибудь в Роттердаме или Лондоне и солировать в престижном зале. Другое дело - приехать в русскую провинцию. Разница огромная, и сравнение в пользу России, прежде всего потому, что на несколько дней вместе собираются давние друзья и знакомые. В Калининграде, Пскове, Тюмени... Это приключение, способное превратиться в праздник. Тем более что в итоге все равно все приедут куда-нибудь туда. В Париж, Тель-Авив, Нью-Йорк... В этом году зарубежной столицей «Crescendo» станет Рига.

А в 2012 году Давид Смелянский вообще обещал полноценный тур по США - Чикаго, Бостон, Нью-Йорк. Но начало неизменно будет в Пскове.

В этом году фестиваль посвящен памяти Георгия Гараняна. Один из своих последних концертов он сыграл как раз в Пскове. О нем вспоминали те, кто играл с Гараняном в прошлом году: Андрей Иванов, Дмитрий Севастьянов... На сцене Большого концертного зала Псковской областной филармонии они исполнили композицию, которую играли раньше вместе с саксофонистом Георгием Гараняном. Саксофон в этот вечер не звучал. В отличие от валторны  и альпийского рога (Аркадий Шилклопер), виолончели (Борислав Струлёв), рояля (Денис Мацуев)... В конце джазового шоу на сцене появилась американская певица Шенда Рул.

Сравнивать исполнительский уровень нынешнего и прошлогоднего фестивалей, наверное, не совсем корректно. Поэтому очень хочется сравнить.

Мне кажется, что в этом году состав ровнее и сильнее. А появление почти ветерана Аркадия Шилклопера и одного из лучших гобоистов мира Алексея Огринчука вообще сделало «Crescendo-2010» чем-то особенным.

Были и организационные особенности. Ими восхищаться уже не хочется. Опять слишком много бесплатных пригласительных, которые ходят из рук в руки и не всегда находят того, кого надо. Отсюда и пустые места в зале. В первый день фестиваля, когда журналистов по-хамски изгнали с мест, которые им были заранее предназначены, я оказался на 14 ряду и стал считать пустые кресла. Из 50 мест вокруг меня были заняты только 16.

Но такие вещи, видимо, неизбежны. Уровень исполнительского мастерства артистов и уровень организации не обязательно должны совпадать. К тому же, давно известно, что журналистов, рассказывающих о культуре, в основном пытаются использовать как пропагандистов концертов или спектаклей. То есть приветствуется информация, заранее размещенная в СМИ. Любой же анализ после концерта - неуместен. И это значит, что неуместно и присутствие на концерте. Идеальный вариант - опубликованный пресс-релиз и фотография. А фотографии, и вправду, иногда бывают очень выразительны. /.../

6.

ИДЁТ ВОЛНА
 («Псковская правда-Вече», 2010 г.)

В Пскове состоялось торжественное открытие VI Международного фестиваля «Crescendo».

Новая традиция

Некоторые до сих пор уверены, что с помощью фестиваля «Сrescendo»** «Псков становится столицей поиска талантов». По крайней мере, такие слова прозвучали 18 сентября со сцены Большого концертного зала Псковской областной филармонии.

В действительности, музыканты, выступающие на «Сrescendo», уже давно играют классическую музыку на мировом или европейском уровне.  Искать их не надо. Музыкантов давно открыли. И для слушателей это дополнительный плюс.

К примеру, Алексея Огринчука называют лучшим гобоистом мира. Гитарист Дмитрий Илларионов номинировался на премию «Грэмми». О Денисе Мацуеве и так почти все знают... Так что три дня в Пскове выступали лучшие российские музыканты. Если перечислять их титулы, то это займет целую страницу.

В Псков фестиваль «Сrescendo» приехал, казалось бы, вопреки сложившейся традиции. До 2010 года он каждый раз открывался в каком-то новом российском городе. Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Калининграде... Псков же принимает фестиваль второй год подряд. Причем организаторы еще раз подтвердили, что положено начало новой традиции. Отныне «Сrescendo» всегда будет начинаться в Пскове, а далее музыканты отправятся по разным городам. В прошлом году это были Москва и Нью-Йорк, а в этом - Тюмень, Москва и Рига.

Открытые двери

Открылся фестиваль «Сrescendo» в субботу 18 сентября. Ведущий концерта Святослав Бэлза зачитал приветствие от президента Дмитрия Медведева, который пожелал всем «вдохновения, удачи и незабываемых впечатлений».

Отдельные слова надо сказать по поводу удачи. Стоимость билетов на концерты по псковским меркам была высока,  а относительно дешевые билеты - труднодоступны. Таким образом, удачей для зрителей было то, что утром 19 сентября Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской государственной филармонии имени Дмитрия Шостаковича (дирижер - Николай Алексеев) вместе с Татьяной Васильевой (виолончель) и Алексеем Огринчуком (гобой) провели благотворительную открытую репетицию. Инициативу проявил Культурный центр Елены Образцовой. На репетицию пригласили учащихся из детских музыкальных школ и школы искусств, студентов областного колледжа искусств, воспитанников Псковского детского дома, Производственных Интеграционных мастерских им. Шмидца, Центра лечебной педагогики... Получился почти полноценный концерт. Денис Мацуев к тому времени еще в Псков не приехал. И тогда координатор проекта Михаил Юдин пригласил всех  еще на одну открытую репетицию. За час до вечернего выступления Денис Мацуев бесплатно сыграл для  пришедших в областную филармонию "Концерт № 3 для фортепиано с оркестром Рахманинова".

Все три дня на сцене филармонии был рояль «Steinway & Sons». В Псков его привезли специально для фестиваля. Предполагается, что со следующего года в Псков со своим роялем никто больше приезжать не станет. Зимой в областной филармонии появится собственный «Steinway», и это позволит чаще приглашать в Псков пианистов мирового уровня. А вот виолончель Страдивари 1725 года вряд ли когда-нибудь получит в Пскове постоянную прописку. Зато определенно можно сказать, что ее можно услышать, когда на сцене - Татьяна Васильева. На фестивале она на инструменте Страдивари исполнила «Концерт № 1 для виолончели с оркестром» Сен-Санса.

После Пскова музыканты отправятся в Сибирь (с 29 сентября по 3 октября концерты будут в Тюмени). Гала-концерт 5 октября пройдет в Москве в Колонном зале Дома Союзов. А зимой «Crescendo» снова окажется не так далеко от Пскова - в Риге. Там концерты состоятся с 5 по 8 декабря.

И в Пскове, и в Тюмени, и в Риге фестивальные выступления неизменно будут заканчиваться джазовым шоу. Подробности о псковском джазовом шоу и других событиях фестиваля  читайте в следующем номере.

 7.

СИЛА ЗВУКА
(«Псковская правда», 2010 г.)

На открытии VI международного фестиваля «Crescendo» ведущий концерта Святослав Бэлза заметил: «В Псков зачастили первоклассные музыканты».

Все правильно, зачастили. И чем дальше, тем чаще. Это и называется crescendo (музыкальный термин, требующий постепенного увеличения звуковой силы). Если сrescendo  должно быть продолжительное, то после этого слова в нотах ставят точки до того места, где оно должно прекратиться. На международной карте фестиваля «Crescendo» точек никто ставить не собирается. Продолжение следует. В Тюмени, Москве, Риге... И снова в Пскове, но уже в следующем году.

Нынешний фестиваль посвящен памяти Георгия Гараняна, который год назад выступал в Пскове в областной филармонии во время джазового шоу «Crescendo». Это был один из последних концертов известного музыканта и просветителя. О Георгии Гараняне вспоминали в Пскове все три дня фестиваля. Джаз прозвучал в понедельник 20 сентября, но уже 18 сентября Игорь Фёдоров  сыграл «Концерт для кларнета с оркестром» Арона Копланда, где джазовые мотивы слышались отчетливо.

Субботний концерт был построен на контрастах. Умиротворяющий Гайдн в исполнении Александра Бузлова (виолончель) и Копленд; всем доступный  «Концерт "Аранхуэс" для гитары с оркестром» Родриго (гитарист Дмитрий Илларионов) и «Концерт для фортепиано с оркестром Скрябина»   (пианист Игорь Четуев). Впрочем, всех объединял Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской государственной филармонии имени Дмитрия Шостаковича (дирижер - Николай Алексеев). Это тот самый знаменитый оркестр, который в августе 1942 года в блокадном Ленинграде впервые исполнил Седьмую симфонию Шостаковича (оркестр тогда принадлежал Ленинградскому Радиокомитету и руководил им Карл Элиасберг).

Контраст наблюдался не только на сцене, но и в зале. В первый фестивальный вечер аншлага не было. Зрителей пришло много, но свободные места, все же, оставались. Зато зрители понимали - куда пришли. Между частями произведений не аплодировали (на следующий день, когда при аншлаге выступал Денис Мацуев, часть публики оказалась менее подготовленная). Однако 19 сентября никто не приставал к журналистам, не мешал работать, не сгонял их с мест, которые значились в пригласительных, не называл «папарацци местного разлива»...

Когда-нибудь организация международного музыкального фестиваля  в Пскове действительно достигнет международного уровня и журналистов перестанут воспринимать как врагов. Возможно, некоторые журналисты до этого доживут.
И все же главное на таких концертах - музыка. На любой вкус, но непременно - исполненная на высочайшем уровне. И здесь придираться уже было не к чему. Хотя, конечно, среди слушателей всегда найдутся несколько человек, которым покажется, что «Мацуев уже не тот», но это уже из раздела курьезов.

19 сентября в БКЗ Псковской областной филармонии вместе оркестром под руководством Николая Алексеева  выступили Татьяна Васильева (виолончель), Алексей Огринчук (гобой), Денис Мацуев (рояль). Более того, в этот день они выступили дважды. Первый раз - на открытой репетиции, которую организовал Культурный центр Елены Образцовой. На утреннюю и вечернюю репетиции пригласили воспитанников Псковского детского дома, Производственных Интеграционных мастерских им. Шмидца, Центра лечебной педагогики... В дальнейшем, благотворительные акции с участием знаменитых музыкантов будут расширяться. Название crescendo обязывает.

8.

ВЗРЫВООПАСНОЕ ИСКУССТВО
(«Псковская правда», 2010 г.)

Завершился псковский этап VI Международного фестиваля «Crescendo»

«Давид Яковлевич спокойно жить никому не даст, - произнес на пресс-конференции, посвященной VI Международному фестивалю «Crescendo, и.о. председателя областного комитета по культуре Александр Голышев. - Давид Яковлевич решил по-доброму взорвать провинцию и превратить Псков в оперную столицу».

Речь шла о генеральном директоре Российского государственного театрального агентства Давиде Смелянском и музыкальном фестивале русской музыки, который со следующего года каждый июль собираются проводить в Псковском кремле. Но почти  то же самое можно сказать и о самом фестивале «Crescendo». В 2010 году он снова открылся в Пскове. Состоялось два концерта и джазовое шоу. Прошли две открытые репетиции. Взрыв был достаточной силы, чтобы волна дошла до Сибири. Продолжение последует в Тюмени, Москве и Риге.

Взрывная волна, конечно, затронула не всех псковичей. Кому-то не достались билеты (дорогие или недоступные), кто-то не оценил игру, кому-то вообще подобная музыка чужда. Но такого количества значительных музыкантов Псков давно не принимал. Некоторые из них, выступая в разные дни, едва успевали друг с другом поздороваться и мчались на вокзал. Виолончелист Борислав Струлёв вообще едва успел на джазовое шоу. И моментально в него вписался, придав концерту ускорение и добавив юмора.

Выступления проходили три вечера - 18, 19 и 20 сентября. И все три вечера публика в зале была разной. В первый день, когда в афише не значилось «раскрученных» телевидением звезд, зрители были более подготовлены. На следующий день «на Мацуева» пришли люди, многие из которых классическую музыку слушают, мягко говоря, не часто. Их реакция была другая. Но общая атмосфера оставалось все той же - праздничной.

Особая история с джазом. Цены на билеты, достигавшие 3 тысяч рублей, сделали свое дело. Было много «богатых и знаменитых», пока еще не готовых живо откликаться на импровизации. Но и здесь музыканты во главе с арт-директором «Crescendo» Денисом Мацуевым сумели немного расшевелить зал. Особый вклад внес Аркадий Шилклопер и его внушающий почтение альпийский рог. А когда на сцену вышел Борислав Струлёв, все окончательно нормализовалось. Шенда Рул закрепила успех.

Остались, впрочем, скептики, которые не готовы воспринимать это как джаз высокой пробы. Для таких людей происходящее скорее напоминало цирковые номера (барабанщик стучит по контрабасу, классический пианист стучит по клавишам рояля). Но такое отношение идет от стереотипов. В этом смысле, новички в зале куда благодарнее искушенных зрителей. Новички не знают «как правильно» и реагируют более непосредственно.

В общем, как заявляют организаторы, «фестиваль "Crescendo" направлен на пропаганду русского исполнительского искусства и призван собрать воедино известных молодых музыкантов, которые уехали из России в другие страны и стали звездами мирового музыкального искусства». Пропаганда работает. Молодые музыканты с радостью приезжают - из Америки, Англии, Германии, Голландии... «Лично для меня «Crescendo»  - главное событие сезона», - сказал гобоист Алексей Огринчук. Так могли бы сказать и многие псковичи, которые смогли услышать в эти дни Алексея Огринчука, Татьяну Васильеву, Дениса Мацуева, Игоря Фёдорова и многих других.

«И так у вас будет каждый год», - напомнил Денис Мацуев на прощание.

 9.

КОМАНДНАЯ ИГРА
«Городская среда», 2010 г.)

Часть вторая

Когда в конференц-зал гостиницы «Рижская» вошла виолочелистка Татьяна Васильева, то ее пальто оказалось в руках журналистов.

- Берегите его, - прошептал я. - У нее не только виолончель Страдивари, но и пальто - тоже Страдивари... Застраховано на 1 миллион евро.

Чуть позднее Татьяна Васильева скажет, что у виолончели Страдивари 1725 года имеется имя - «Прекрасная блондинка».

Присутствующие заинтересовались смычком. Он «родной», итальянский? Смычок оказался моложе, французского происхождения. Его немедленно окрестили «Прекрасным брюнетом».

А пальто отправили по рядам на вешалку, стоящую возле входа.

Турагентство

Музыкальный фестиваль «Crescendo» осваивает новые пространства. На пресс-конференции в Пскове генеральный директор Государственного театрального агентства Давид Смелянский заявил:

- В 2012 году у нас большой тур по Америке. Мы вошли в официальную программу «Год России в Америке и Америки в России». Концерты состоятся в Вашингтоне, Чикаго, Бостоне и Нью-Йорке. Гала-концерт пройдет в «Карнеги-холле».

Но «старые» пространства организаторы оставлять не намерены. Давид Смелянский еще раз подтвердил, что отныне «Crescendo» всегда будет начинаться в Пскове.

Один из создателей «Crescendo», предвидя, что ему обязательно зададут вопрос об опере «Псковитянка», сам первым о ней заговорил.

- Мы учли не самый удачный опыт этого года с точки зрения расположения партера, - сказал он. - Мы переделываем партер - так, чтобы все, кто будет присутствовать на этих спектаклях, смогли все услышать и увидеть. Оперный фестиваль в Псковском кремле будет проходить каждый июль. Это четыре или пять спектаклей и симфонических концертов.

Открываться фестиваль будет всегда «Псковитянкой». И это значит, что если не произойдет ничего чрезвычайного, Пскову ежегодно гарантированы два музыкальных фестиваля общероссийского уровня. Это в два раза лучше, чем один и в тысячу раз лучше, чем ни одного.

Атмосфера

Фестиваль «Crescendo» «направлен на пропаганду русского исполнительского искусства и призван собрать воедино известных молодых музыкантов, которые уехали из России в другие страны и стали звездами мирового музыкального искусства». Но при этом он никогда не зацикливается только на молодых и только на российских музыкантах. Иначе бы не приезжали в Псков Георгий Гаранян, Аркадий Шилклопер, Шенда Рул...

Шенда Рул - молодая, но не русская. Шилклопер - почти русский (его  представили: «наш гость из Германии»), но не молодой. Знаменитый валторнист, улыбаясь, сам предупредил:

- Вы не думайте, что я молодой. Просто я молодо выгляжу.

Особенно молодо Аркадий Шилклопер выглядит на сцене - когда в руках он держит трехметровый альпийский рог и импровизирует на нем.

О таких концертах как заключительное джазовое шоу он сказал так:

- Это редкость, это праздник. Быть может, это больший праздник для нас, чем для публики.

Как человек опытный, Аркадий Шилклопер отлично знает, что праздник получается не всегда. Он отметил это особо:

- Как только будет антагонизм на сцене - неважно рок это, классика или джаз, но если вы видите, что люди ненавидят друг друга, то это сразу же сказывается на публике. Не имеет значение - какого качества исполнение. Это может быть идеальное исполнение по чистоте, по динамике... Но атмосфера - это духовная сущность, и обмануть публику невозможно.

О роке, классике и джазе он упомянул не просто так. Шилклопер несколько лет играл в оркестре Большого театра. Но с группой Алиса он тоже играл (на альбоме «Джаз»). Так же как и с АукцЫоном, Вежливым отказом, Инной Желанной...

Кочегарка

В пресс-конференции кроме Аркадия Шилклопера и Давида Смелянского принимали участие гобоист Алексей Огринчук, вокалистка Шенда Рул, виолончелистка Татьяна Васильева, контрабасист Андрей Иванов и барабанщик Дмитрий Севастьянов.

Неожиданно разговор зашел о кочегарах. Это произошло тогда, когда Аркадий Шилклопер заговорил о свободе и  творчестве.

- Мы не работаем у печки в кочегарке, - сделал он чистосердечное признание.

- Кочегар тоже может быть фанатом своего дела, - неожиданно вступился за кочегаров один из лучших гобоистов мира Алексей Огринчук.

- Но ему развиваться надо, - начал спорить Аркадий Шилклопер.

- Кочегар тоже может развиваться, - упорствовал Алексей Огринчук.

- В детстве мы тоже были кочегарами - на занятиях музыки, - включилась в разговор Татьяна Васильева.

В итоге все пришли к мнению, что музыканты «кочегарят» не только в детстве. Они до сих пор «своего рода кочегары». Имеются в виду «кровавые» часы дома. Но в тот момент, когда они выходят на сцену, то хотят от всего этого освободиться.

Когда Алексею Огринчуку напомнили, что его называют лучшим гобоистом мира, то он сдержанно произнес:

- Не люблю рейтингов. Категорически. Но если журналистам так нравится...

- Он - второй гобоист мира, - оживился Аркадий Шилклопер. Первых - много, а второй - один.

Тут-то я и спросил «второго-первого» гобоиста мира Алексея Огринчука:

- Алексей, вы преподаете в Англии и Голландии. А есть ли у вас русские ученики?

- Есть, - ответил он, немного подумав.

- В Голландии или в Англии?

Раздался смех.

-  Мне посчастливилось дать свой первый мастер-класс в Королевской академии в Лондоне, когда я еще сам был аспирантом Парижской консерватории, - ответил Алексей Огринчук. -Я с огромным волнением согласился на это предложение. Многие студенты были старше меня. Это совсем другое...

- Лучше сыграть два концерта, - вставил слово Аркадий Шилклопер.

- Лучше сыграть 100 концертов! - продолжил Алексей Огринчук. - Я так думал в тот момент... Но нам удалось вместе создать хорошую атмосферу. Мне стало легче. И главным комплиментом было то, что мне позвонили и сказали: «Студенты хотят тебя обратно»...Я даю мастер-классы в разных местах, и туда приезжают студенты из России. И фестиваль «Crescendo»  дал мне важный опыт.

А через полтора часа началось джазовое шоу. К тому времени Алексей Огринчук  и Татьяна Васильева уже ехали в московском поезде. А в Псков в это же время мчался виолончелист Борислав Струлёв. К началу концерта он находился еще в 70 километрах от нашего города. Но успел вовремя, появившись в тот самый момент, когда это было необходимо. Как и в прошлом году, его дуэт с Денисом Мацуевым получился наиболее зажигательным. В концентрированном виде это и было символом музыкального фестиваля «Crescendo», в котором академизм очень хорошо сочетался с импровизационной музыкой.

 10.

ТРУБКА МИРА
(«Псковская правда-Вече», 2010 г.)

Джазовое шоу «Crescendo», как и в прошлом году, разделило псковскую аудиторию на две неравные части.


Музыка без лифтов

Большинство зрителей в восторге, меньшинство высоко оценило шоу, но скептически отнеслось к музыке.  Хотя именно музыкальная часть, на мой взгляд, в этом году была особенно хороша. И если были недостатки, то они имели отношение не к музыкантам, а к публике, значительную часть которой составляли любопытствующие. То есть это были люди, редко посещающие джазовые концерты и не очень представляющие - как надо на подобную музыку реагировать. Но и в этом можно найти что-то положительное. Круг людей, которые знакомятся с джазом высокой пробы, становится шире. Это вам не унылый ресторанный джаз, едва отличимый от «музыки для лифтов».

Не согласен с теми, кто считает, что музыканты слишком заигрывали с публикой. Тем более что этот концерт получился особенный. Его, как и  весь фестиваль «Crescendo», посвятили памяти Георгия Гараняна. И поначалу музыканты настроились на грустные воспоминания. Андрей Иванов (контрабас) и Дмитрий Севастьянов (барабаны) сыграли композицию, в которой еще недавно звучал саксофон Гараняна. Без саксофона настроение композиции радикально изменилось. Затем Денис Мацуев сыграл пьесу памяти Георгия Гараняна.

Памяти музыканта

Незадолго до концерта я спросил у контрабасиста Андрея Иванова и барабанщика Дмитрия Севастьянова - каким они, в прошлом году игравшие вместе с Гараняном, его запомнили?  «Ничего не предвещало беды, - ответил Андрей Иванов. - Мы играли с ним последний концерт в Кисловодске. Он играл гениально. Слава Богу, осталась запись этого концерта. Он был мужчина до конца. Военный человек...»

«Хотя он был немного усталый, - стал вспоминать Дмитрий Севастьянов. - Но никто не мог подумать - что это за усталость... Он скрывал свою болезнь, а на сцене всегда был молодой».

«И необычайно добрый, - добавил генеральный директор Государственного театрального агенства Давид Смелянский. - Я много лет его знал. В нем не было никакой фанаберии*, никакого чванства».

Выйти из окружения

Когда на сцене  со своим знаменитым альпийским рогом появился Аркадий Шилклопер, то он разбудил в зале всех тех, кто еще дремал. Его альпийский рог выглядит как огромная курительная трубка. Разумеется, это трубка мира. Такому музыкальному инструменту, по большому счету, в газете надо отводить целый газетный разворот. Масштабный инструмент, масштабная личность.

Аркадий Шилклопер и Борислав Струлёв - наиболее заметные музыканты, принимавшие участие в этом джазовом шоу. Оба - с отличной классической подготовкой, но вышедшие далеко за рамки классической подачи.

Аркадий Шилклопер перед псковским концертом объяснил это так: «Я вышел из оркестровой среды. Менталитет оркестрового музыканта мне понятен и известен. И я мечтал выйти из этого окружения. Я хотел нечто другое, чем выполнять задачу даже хорошего оркестра с хорошим дирижером играя прекрасную музыку. Мне всегда этого было мало».

Это касается и других музыкантов, участвовавших в джазовом «Crescendo». Они обожают импровизационные волны и с радостью в них окунаются. Причем именно здесь, в дуэтах с Бориславом Струлёвым и с Шендой Рул,  Денис Мацуев показал, что обладает не только техникой и чувством юмора, но и чувством свинга. Видимо, именно оно не дает ему покоя и заставляет всякий раз завершать джазом фестиваль классической музыки «Crescendo».

Когда Аркадия Шилклопера спросили: «Что в первую очередь важно для хорошего музыканта?», то он ответил: «Главное - надо иметь страсть. В страсть я включаю и любовь, и желание, и талант. Если все это есть, если глаза горят, ноздри широкие, а уши - открытые, то для меня это главное».

Если судить по джазовому шоу «Crescendo», то его участники хорошо знают, что такое страсть.


* Фанаберия (от нем. feie тонкая, и beria тварь). Надменность, спесь, гордость

 11.

НАД СХВАТКОЙ
(«Городская среда», 2011 г.)

Самый громкие аплодисменты на музыкальном фестивале «Crescendo-2011» в Пскове прозвучали после того как арт-директор фестиваля со сцены сказал: «Мой график расписан до 2015 года, и во второй половине сентября до 2015 года там написано: Псков».

Музыкальный фестиваль лучших молодых классических музыкантов России по-псковски - это причудливое переплетение политики и культуры. Началось все в 2009 году, когда Псков перехватил инициативу у другого областного города и пригласил к себе музыкантов мирового уровня с Денисом Мацуевым во главе. Музыканты прилетали из Лондона, Нью-Йорка, Москвы...

Пять дней подряд в Пскове звучали классика и джаз, состоялось театральное «Crescendo». Таким образом, новый губернатор Андрей Турчак демонстрировал свое влияние, свои возможности. В тот момент было понятно, что ничего подобного в будущем в Пскове не произойдет. «Crescendo» - это как переходящее знамя. Два раза в одном городе (если не считать гала-концерта в Москве) фестиваль не проходит. Таковы правила. Молодых музыкантов должны увидеть во многих российских городах. И все же для Пскова было сделано исключение. Наша жизнь вообще состоит из исключений.

Было решено, что фестиваль каждый год будет открываться в Пскове сразу несколькими концертами, а затем уж переезжать в другой город. В этом году столицей «Crescendo» объявлен Кемерово, а Псков остается родиной фестиваля (по легенде идея фестиваля пришла в голову Денису Мацуеву в день празднования 1100-летия упоминания Пскова в летописи).

«Городская среда» подробно описала каждый фестивальный день 2009 года.* В 2010 году фестиваль «Crescendo» снова вернулся в Псков.** Программа уложилась в три дня, но осталась по-прежнему очень насыщенной и разнообразной. Однако в дело вмешалась огненная стихия. Вскоре в псковской филармонии произошел пожар. Сгорел новый и еще не настроенный рояль «Steinway». Возникли опасения, что только что созданная традиция может прерваться. К тому же, объявленный на лето 2011 года генеральным продюсером «Crescendo» Давидом Смелянским еще один фестиваль на открытом воздухе  в Пскове так и не состоялся. Без денег фестивали не проводятся. Привести в Псков на один день хороший оркестр уровня тех, которыми управляют Спиваков или Башмет, стоит примерно 7 миллионов рублей.

Филармонический зал стоял без ремонта более полугода. Сроки открытия постоянно откладывались. Зато смета за ремонт и прочие работы столь же постоянно увеличивалась. И все же фестиваль «Crescendo-2011» снова начался именно в Пскове. В последний момент купили и настроили рояль «Steinway», привели в порядок зал (прежде всего - сцену).

Правда, осадок остался. За предыдущие пожары никто не ответил. Десятки миллионов потрачены на то, чтобы всего лишь вернуть утраченное. И это значит, что в Пскове по-прежнему самый лучший зал - без оркестровой ямы, с маленькой сценой, не слишком хорошей акустикой и тесным вестибюлем. Зато появилась будка охранника и новая противопожарная система.

Подробности «Crescendo-2011» можно будет прочесть в следующем номере «Городской среды». А пока важно сказать: организаторам снова удалось удивить зрителей.  Молодой оркестр «Новая Россия» во главе с Юрием Башметом был лучшим из тех оркестров, что выступали на псковской сцене во время «Crescendo». Имена Алёны Баевой (скрипка), Татьяны Маляровой (гобой), Сергея Антонова (виолончель) зрители запомнят надолго. Не менее важно и то, что многие молодые музыканты оказались хорошими собеседниками. Им было что сказать не только со сцены, в том числе и о политике. И в очередной раз стало понятно, что культура и политика переплетаются причудливо.

12.

ИСТИНА В ОГНЕ
(«Псковская губерния», 2011 г.)

Высокое искусство потому так и называется, что умеет подниматься над схваткой или мышиной вознёй

«И так будет каждый год», - заявил арт-директор музыкального фестиваля «Crescendo» Денис Мацуев, когда закрывал псковскую часть фестиваля в прошлом году. Пока его слова сбываются. Правда, дается это дорогой ценой.

Цена успеха

Еще за несколько дней до открытия VII фестиваля «Crescendo» к Большому концертному залу Псковской областной филармонии тянулся ров, через который был переброшен деревянный мостик. Похоже, такой же шаткий мостик соединяет нашу культуру и наше бескультурье. Всё балансирует на грани здравого смысла, хорошего вкуса, полного бесстыдства и дорогого удовольствия.
Ремонт в БКЗ провести успели. Примерно 7,5 миллионов рублей ушли на замену светового и звукового оборудования и ремонт сцены. Установка автоматической системы пожаротушения и замена вентиляции обошлась в 8 миллионов рублей. Ров под мостиком нужен был для того, чтобы подвести воду. Как показывает печальный опыт, без воды в филармонии роялю делать нечего.

Мировой рекорд

За неполный год для псковской областной филармонии приобрели два рояля «Steinway» стоимостью 5 миллионов 200 тысяч рублей каждый. Это рекорд страны. Первый рояль обуглился во время прошлогоднего пожара.

Похоже, превращение музыкального инструмента в вещдок - одна из особенностей современной псковской музыкальной культуры. Перформанс для узкого круга лиц.

За пять лет (с 2006 по 2010 год) в Пскове сгорело пять роялей. И это уже рекорд мира. Уголовные дела прочно увязли в экспертизах, виновных так и не установили, но причастных на всякий случай наградили. А председатель областного комитета по культуре Александр Голышев вскоре после декабрьского пожара избавился от унизительной приставки «и. о.» и вновь стал полноценным председателем.
То, что он на своем месте, Александр Голышев еще раз доказал 24 сентября 2011 года, когда вместе с Денисом Мацуевым и генеральным продюсером фестиваля Давидом Смелянским открывал «Crescendo-2011».

Александр Голышев повел себя как опытный чиновник современного типа. Не сумев предотвратить пожар в филармонии, руководитель областного комитета в актив действующей власти отнес суммы, потраченные на восстановление поврежденных объектов. Умение публично и без смущения превращать минусы в плюсы - признак высокого класса. Так что соло Александра Голышева, в определенном смысле, было не чуть не хуже, чем последующая игра Дениса Мацуева на рояле.

Ручная работа

24 сентября 2011 года Александр Голышев вышел на сцену БКЗ не с пустыми руками, а с билетом на тот самый несостоявшийся концерт, назначенный на 26 декабря 2010 года. Именно в тот день петербургский пианист Пётр Лаул должен был отметить в Пскове презентацию рояля «Steinway» исполнением музыки Шопена.

Но зажигательный концерт начался двумя днями раньше, 24 декабря. Похоронным стал не какой-нибудь допотопный марш Шопена, а звук пожарных сирен, под которые рояль, доставленный из Гамбурга, вначале обуглился, а потом принял на себя потоки воды. При этом с него не успели снять даже фирменную ленточку. Ленточка сохранилась неплохо. Остальная часть рояля выглядела значительно хуже. Таким образом, рядовой для мировой музыкальный общественности несостоявшийся концерт вошел в историю и быстро оброс слухами.

Один рояль «Steinway» создается несколько лет. Чтобы уничтожить рояль, потребовалось полтора часа.

Надо иметь в виду, что почти вся работа по созданию рояля «Steinway» - ручная. Хвойные деревья используются для изготовления резонансной деки, лиственные - для корпуса, американский тополь - для крышки рояля. Но и псковские пожары - тоже рукотворная работа. Кто-то недосмотрел, кто-то перегорел, кто-то нагрел руки.

«Для нас, пианистов, зрелище сгоревшего рояля является одним из самых шокирующих, - сказал, узнав о пожаре, пианист Пётр Лаул. - Это как будто живое существо сожгли». В общем, «Steinway» сгорел мученически, словно на костре инквизиции.

Вот только во имя чего принесена была эта жертва?

Дымовая завеса

Таким образом, фон для «Crescendo-2011» получился очень своеобразным. Из-за дымовой завесы то и дело проступали неприглядные черты.

Но из той же завесы вырывалась музыка высокой пробы. Некоторых псковских зрителей, сумевших попасть на труднодоступные концерты, это приводило в смущение. Как относиться ко всему происходящему? Чего здесь больше - пускания пыли в глаза или высокого искусства?

В этих обстоятельствах, как и положено, все решало исполнительское мастерство. И оно было по-настоящему высоким. Высокое искусство потому так и называется, что умеет подниматься над схваткой или мышиной возней.

Концерт начали с «Праздничной увертюры» Дмитрия Шостаковича, в которой рояль не звучит. Так что «Steinway»-дебютант еще некоторое время стоял в ожидании и сверкал.

Фестиваль «Crescendo-2011» начал разбег под фанфары. Музыканты Государственного симфонического оркестра «Новая Россия» во главе с Юрием Башметом и зрители в зале словно бы образовали вокруг рояля хоровод. И уже во время исполнения Концерта № 1 для фортепиано с оркестром, до-минор, Oр. 35 Дмитрия Шостаковича стало понятно, что оркестр под руководством Башмета - лучший из оркестров, приезжавших в Псков на фестиваль «Crescendo». С исполнения этого Концерта Денис Мацуев открыл концертную жизнь филармоническому роялю «Steinway» (сгоревший в 2006 году чешский рояль «Petrof» в свое время в Пскове презентовал недавно ушедший знаменитый пианист Николай Петров).

Раскованная музыка

Концерт № 1 Дмитрий Шостакович написал в 1933 году, то есть до того, когда газета «Правда» обвинила композитора в том, что в его опере «Леди Макбет Мценского уезда» «музыка крякает, ухает, пыхтит, задыхается». Однако если исключить из текста зловещий оттенок, то можно согласиться с газетным анонимом: новаторская раскованная музыка Шостаковича очень часто не только убаюкивает или зовет на подвиг, но и, действительно, когда надо, крякает, ухает, пыхтит и задыхается. В этом и есть ее жизнь, ее сила.
И здесь нужны музыканты уровня Дениса Мацуева и оркестра «Новая Россия», чтобы правильно донести до слушателя то, что написал Шостакович.

Не менее важную роль во время исполнения Концерта № 1 сыграл и солист-трубач Сергей Стрищенко.

Прежде чем уйти за кулисы, Денис Мацуев и Юрий Башмет, усевшись на один стул, сымпровизировали на рояле на тему «Подмосковных вечеров» Соловьева-Седого. Это была какая-никакая компенсация за отсутствие в этом году в Пскове джазового «Crescendo».

Пёстрая лента

После перерыва «Новая Россия» и зрительный зал погрузились в позапрошлый «золотой» век вместе с Симфонией № 5, ми минор, Op. 64 Петра Чайковского.

Самокритичный Чайковский в одном из писем прошелся по этой симфонии безжалостно. «Симфония оказалась слишком пестрой, массивной, не¬искренней, растянутой, вообще очень несимпатичной», - написал он (хорошо, что она не «крякала, ухала, пыхтела и задыхалась»). Как показало время, Чайковский погорячился. Хотя «побочных эффектов» в ней действительно достаточно. Однако главная тема симфонии прослеживается явственно - это тема судьбы.

Симфония № 5 начинается за упокой - траурным маршем, а заканчивается бодро, торжественно, почти победоносно. Но Юрий Башмет и его оркестр не удержались и продолжили победоносное шествие, сыграв на бис «Венгерский танец» Аллегро мольто Брамса.
И совсем уж напоследок прозвучала веселая пьеса «Tico-Tico no Fuba» («Воробей на кукурузной крупе») бразильского композитора Зекинья де Абреу. Кто только не исполнял эту бразильскую мелодию в стиле «choro» - от оркестра Джеймса Ласта до Чарли Паркера. Вот и оркестр «Новая Россия» отметился. Этот эстрадный номер был компенсацией для зрителей за «трудного» Шостаковича и душный тесный вестибюль.

Следующие два дня фестиваля «Crescendo» показали, что открытие Большого концертного зала филармонии после ремонта стало не единственным открытием в новом музыкальном сезоне.

 13.

ВЫСОКАЯ ПЛАНКА
(«Городская среда», 2011 г.)

Фестиваль «Сrescendo» в Пскове в 2011 году прошел в несколько ином формате, чем раньше. Без конферанса Святослава Бэлзы, без джазового шоу... Но главное все же состоялось. В конце концов, «Сrescendo» устраивали  не для джаза, и Бэлза, при всем его красноречии,  в «Сrescendo»  не главный.

Главное на фестивале - классическая музыка в должном исполнении. Классики всюду полно, но очень часто это лишь бледные тени. Плохие инструменты, «разобранные» оркестры, стандартный набор. В «Сrescendo» на псковской земле все иначе. Об этом можно уже можно говорить с уверенностью, потому что три года - большой срок.

Относительная молодость большинства участников - не главное их достоинство. Почти все музыканты уже достигли мирового уровня и больше гастролируют за рубежом, чем в России. Здесь их мало кто знает. СМИ ими не интересуются, организовать достойные гастроли почти невозможно. И тут на помощь приходит «Сrescendo».

Скрипачка Алёна Баева осторожно отозвалась об акустических особенностях Большого концертного зала Псковской областной филармонии. «Он не совсем подходит для концертов классической музыки», - сказала она во время беседы в пресс-гостиной в гостинице «Рижская». «Но если чуть-чуть подработать, - подхватил тему виолончелист Сергей Антонов, - то все будет хорошо».

То же самое можно сказать и о фестивале. Если чуть-чуть подработать, то будет еще лучше. Приезд больших музыкантов уровня Дениса Мацуева - это не просто громкая гастроль знаменитости (как в случае со Спиваковым). Это создание питательной музыкальной среды. Регулярное появление в провинциальном Пскове целого десанта очень сильных музыкантов приводит к тому, что к «классической музыке в должном исполнении» приобщаются те, кто раньше был лишен такой возможности. Прежде всего, молодежь.

Следовательно, то самое «чуть-чуть» по отношению к фестивалю касается  билетов на концерты. На «Сrescendo» по-прежнему трудно попасть «постороннему» человеку. Пока что это праздник для слишком уж избранных.

Участник «Сrescendo» дирижер Российского рогового оркестра Сергей Поляничко во время беседы в гостинице «Рижская» вспомнил о своем участии в студенческом оркестре, в котором он когда-то играл на валторне. С оркестром выступал Лучано Паваротти. И как только он запел - все изменилось. Только что оркестр играл кое-как, «спал». Но внезапно произошла перемена. Играть вместе с Паваротти кое-как оказалось невозможно. Студенты перестали играть как студенты.

Надо полагать, то же самое происходит не только во время выступления оркестра. В любом деле необходимы высокие ориентиры. «Сrescendo» - высокий ориентир, и на него во чтобы то ни стало надо равняться и не отпускать его из Пскова. Ведь должен же в конце концов здесь появиться нормальный зал, специально построенный не для политического просвещения, а для музыки.

 14.

ИСТИНА В ОГНЕ
(«Псковская губерния», 2011 г.)

Часть вторая

«Теперь-то я понимаю, что дирижер - это особый зверь, и это редкий зверь».

Во второй день музыкального фестиваля «Сrescendo-2011» в Государственном симфоническом оркестре «Новая Россия» произошли заранее объявленные перемены. За дирижерский пульт вместо опытного Юрия Башмета встал молодой Денис Власенко. Тандем, управлявший «Новой Россией», продемонстрировал, что существует и другой способ руководства. Молодой оркестр, за редким исключением, перемены пережил достойно. Особенно это касается исполнения Концерта для гобоя с оркестром  до-мажор Андрея Эшпая.

Рулевое колесо

Если в первый день никаких новых имен псковской публике открыто не было, и на виду оказались музыкальные знаменитости - Башмет и Мацуев, то в воскресенье на первый план вышли те, во имя кого и придуман фестиваль. Молодую русскую исполнительскую школу представляли Сергей Антонов (виолончель), Ирина Шишкова (меццо-сопрано), Татьяна Малярова (гобой) и Алёна Баева (скрипка).

После концерта один из слушателей на выходе бросил реплику: «Если уж и сегодня кто-нибудь скажет, что было что-то не так, то тогда я не знаю...» Скажет, обязательно скажет. Уже сказал. Как минимум двум слушателям показалось, что при исполнении Концерта-баллады для виолончели с оркестром ор.108 Александра Глазунова  оркестр и солист расходились друг с другом, и возникли подозрения, что причина в том, что было мало репетиций.

Впрочем, в профессионализме Сергея Антонова не сомневался никто. Здесь, скорее всего, причину нужно искать в «эффекте лидера», о котором на следующий день напомнит еще один участник «Crescendo» дирижер Российского рогового оркестра Сергей Поляничко. Он в пресс-гостиной расскажет о том, как его оркестр принимал участие в записи музыки к фильму «Фауст» Александра Сокурова. «Было ощущение, что ничего не получается, - вспоминал Сергей Поляничко. - И вдруг все изменилось». То есть только что все валилось из рук и отказывалось работать. Но вдруг в зале появился Сокуров, и все моментально наладилось.

Редкий зверь

О том же самом, о лидерстве, в пресс-гостиной, по традиции созванной в гостинице «Рижская», позднее скажет скрипачка Алена Баева: «Я раньше очень много играла с плохими оркестрами. На дирижера было бесполезно смотреть, я привыкла...» Теперь, когда Алёна Баева гастролирует с лучшими оркестрами и скрипкой Страдивари, от этой привычки приходится отвыкать. «Теперь-то я понимаю, что дирижер - это особый зверь, и это редкий зверь, - перешла на охотничий язык Алёна Баева. - Он взмахивает рукой, и ты не можешь не сыграть». По ее мнению, «оркестр «Новая Россия» растет, он молодой и очень живой. Он так не играл несколько лет назад».

Свою молодость и живость «Новая Россия» в тот день продемонстрировала еще не раз, для начала - с меццо-сопрано Ириной Шишковой, обратившись к близкому псковичам Римскому-Корсакову. Прозвучали 3-я песня Лели из оперы «Снегурочка», а заодно и ария Иоанны из оперы «Орлеанская дева» Петра Чайковского. Завершилось же первое отделение ударно - исполнением Антракта к 4-му действию, «Хабанерой» и «Сигидильей» - все из оперы Жоржа Бизе «Кармен». Это был словно пролог перед премьерой оперы «Кармен», которая после многомесячных ожиданий все-таки состоится на сцене Большого концертного зала Псковской областной филармонии 28 октября.

Общий язык

Наиболее яркими событиями трехдневной псковской части фестиваля «Crescendo», пожалуй, можно признать второе отделение второго дня, когда на сцене вместе с «Новой Россией» поочередно сыграли Татьяна Малярова и Алёна Баева.

Псковским слушателям вообще везет на гобоистов. В прошлом году выступал, возможно, лучший гобоист мира Алексей Огринчук. В этом году прозвучал Концерт для гобоя с оркестром  Андрея Эшпая (солировала Татьяна Малярова). И здесь оркестр под управлением Дениса Власенко уже не дал повода придирчивым слушателям.

Алёна Баева, самая титулованная из молодых музыкантов, выступавших в этом году в Пскове, выбрала для исполнения знаменитую музыку - Интродукцию и рондо-каприччиозо Сен-Санса и Фантазию на темы Бизе-Ваксмана из оперы «Кармен» (специально для тех, кто забыл о 28 октября).

Кто-то заранее считал этот выбор заведомо выигрышным, а кто-то - заведомо проигрышным. Одно дело сыграть не слишком известную пьесу Эшпая и избежать нежелательных сравнений, другое дело - исполнить известные всем произведения. Сен-Санс и Бизе - почти поп-музыка, которой трудно удивить. Но хороший классический музыкант вовсе не призван удивлять, у него другая задача.... И здесь Алёна Баева и коллекционная скрипка нашли с оркестром «Новая Россия» общий язык.

«Когда вы выходили на поклон, то трижды положили скрипку Страдивари на рояль. Не страшно было расставаться со скрипкой?» - спросил я Алёну Баеву. «Я очень хорошо знаю этот оркестр и знаю, что они будут сидеть», - ответила скрипачка, подразумевая, что дорогую скрипку оркестранты случайно не заденут, а уж специально и подавно. А вот на маленькой сцене псковской филармонии лишний лавировать у ног оркестрантов со скрипкой Страдивари - занятие небезопасное, можно и скрипку поцарапать.

Чувство вины

У псковского «Crescendo» уже возникают традиции, ради которых есть смысл, если повезет, приходить не только на концерты, но и в так называемую пресс-гостиную. Уже три года подряд там ведутся разговоры, не укладывающие в рамки академической музыки. Музыканты легко переходят  от темы к теме и, часто не дожидаясь вопросов, обсуждают важные проблемы.

К примеру, виолончелист Сергей Антонов с готовностью перешел от разговора о лидерстве в оркестре к обсуждению государственного управления. «Лидер нужен не только в оркестре, а и в стране, - заявил он. - Пока в России это не получается, до власти не дозвониться, не достучаться, и люди уезжают. Вот Юрий Шевчук, которого я слушаю с детства, попробовал сказать правду, и его тут же отправили в оппозицию. А что он сделал? Никого не убил, ничего не украл. У нас государство даже интернет хочет контролировать». Сергей Поляничко добавил: «Я верю в свой народ больше, чем в государство».

Но Сергей Антонов как человек более молодой и горячий не стал сбрасывать ответственности с народа. Ему, музыканту, выступающему по всему миру, есть с чем сравнивать. «То, что поражает меня в России, - произнес он, - заходишь в метро и чувствуешь, что ты виноват. Еще ничего не сделал, а уже виноват. А еще ты виноват в том, что у тебя плохая машина, или что машина у тебя хорошая».

После чего Сергей Антонов кратко, в двух строках, изложил жизненный путь нашего среднестатистического гражданина: «Человек с детства мечтал быть врачом, стал врачом и теперь ненавидит своих больных».

«Если не нравится, то зачем это делать?» - высказал недоумение Сергей Антонов. И здесь он выразил настроение всех без исключения музыкантов, выступавших на фестивале «Crescendo» все эти годы. Им нравится играть, репетировать... Они достигли успехов, потому что живут музыкой. Они с детства мечтали стать музыкантами, стали ими и уважают своих слушателей.

При этом Сергей Антонов не витает в облаках и прекрасно знает ситуацию во многих провинциальных симфонических оркестрах. «Люди теряют мотивацию ходить на работу, - сказал Сергей Антонов со знанием дела. - Волосы дыбом встают от рассказов музыкантов о том, как они живут, как зарабатывают деньги. А руководители им в ответ говорит: «Ну и что, что дворником подрабатываете? Зато работа на свежем воздухе».

Рог-музыка

Третий, заключительный день фестиваля отчасти был экзотическим. Обычно все заканчивалось джазом. Но на этот раз на сцене появился не Аркадий Шилклопер с гигантским альпийским рогом (как в прошлом году), а целый роговой оркестр.

«Мы идем по большому снежному полю, на котором нет следов», - так выразил путь своего оркестра его создатель и дирижер Сергей Поляничко, подразумевая уникальность своего коллектива (в России роговых оркестра всего два, и оба в Петербурге). Однако этот путь по заснеженному полю  уже приводил Российский роговый оркестр в Псков. Музыканты выступали здесь три с половиной года назад на 34-м фестивале русской музыки, посвященном Мусоргскому и Римскому-Корсакову.

Первый роговой оркестр появился в России в 1751 году после указания директора императорских театров Нарышкина. Осуществил идею чешский капельмейстер Ян Антон Мареш. Вскоре роговое звучание, напоминающее органное, вошло в моду. Моде способствовало крепостное право. Один рог может издать только одну ноту. Так что к одной ноте прикреплялся один крепостной. Каждый человек в таком оркестре был всего лишь винтик. Все подчинялось одной идее, и было построено на строгой дисциплине.

Во время беседы в пресс-гостиной дирижер Сергей Поляничко вспомнил об истории чуть ли не двухсотлетней давности, когда два крепостных музыканта рогового оркестра за правонарушение попали в полицию. Полицейские потребовали от них назвать свое имя. Вместо имен оба музыканта назвали каждый свою ноту.

Учитывая то, что в пресс-гостиную тоже пришли два музыканта рогового оркестра, журналисты и от них ожидали подобного ответа. Но перед лицом журналистов и в отсутствии полицейских нынешние рог-музыканты не стали скрываться за названиями нот, тем более что в современном оркестре каждому приходится извлекать по несколько нот на разных инструментах.

«За счет сумасшедших»

Металлические трубы золотистого цвета были разложены на сцене заранее. Самые большие, басовые, достигали в длину метра два и размещались на подставках, напоминающих огромные каталки. В такой рог легко можно спрятать приличных размеров удава.
Но вместо удава на сцене появились одетые в темные мундиры с блестящими пуговицами молодые люди во главе с Сергеем Поляничко.
Музыканты рогового оркестра, как и в 2008 году, начали лихо - в итальянском духе. Прозвучало «Funiculi, funicula» Денца. Их выступление преимущественно было построено на популярных мелодиях: «Радецком марше» Штрауса, фрагменте увертюры «Вильгельм Телль» Россини, «Болеро» Равеля...

И все-таки трудно было отделаться от мысли, что роговая музыка в таком виде слишком напоминает красочный аттракцион. Причем не только тогда, когда вместе с тромбонистом исполнялся квакающий «Романс лягушки» Трояна.

Хотя и в музыкальном смысле Российский роговый оркестр все же представляет определенный интерес и чрезвычайно эффектен. Особенно тогда, когда не форсирует скорость. Это проявляется во время исполнения «Аве Мария» Каччини, русских военных маршей и музыки, специально написанной для роговых оркестров еще в ХVIII веке.

Для тех, кто обратил внимание на выступление Российского рогового оркестра, требуется дополнительное пояснение. Оркестр хоть и Российский, но не государственный, а частный. Существует, в основном, за счет американских, австралийских и новозеландских фондов. Возможно, участие рогового оркестра в престижном фестивале «Сrescendo» изменит ситуацию. А пока что они  «живут за счет сумасшедших», как выразился Сергей Поляничко.

Ударный номер

Во втором отделении питерские рог-композиции сменились классической музыкой, более традиционной по звучанию. К новоявленному роялю вышел арт-директор фестиваля Денис Мацуев и вместе с Алёной Баевой и Сергеем Антоновым исполнил Трио «Памяти великого художника» (Николая Рубинштейна) Чайковского. Программа фестиваля была почти исчерпана. Но каждый из солистов сыграл еще по несколько произведений - Рахманинова, Скрябина, Паганини...

Завершал псковскую часть фестиваля Денис Мацуев,  эффектно продемонстрировавший  разные грани своего таланта и сыгравший в диапазоне от воздушной «Музыкальной шкатулки» Лядова до «зубодробительного» «Танца троллей» Грига из сюиты «Пер Гюнт» (когда Мацуев исполняет эту вещь, то чем-то напоминает Литла Ричарда, превращая рояль в ударный инструмент). Когда Денис Мацуев после «Танца троллей» направлялся за кулисы, то дул на пальцы.

Нельзя сказать, что после такой ударной игры «Сrescendo-2011» завершилось. Продолжение последует через полтора месяца в Сибири, а именно - в Кемерово.

15.

ОСЕННИЙ ГРАММОФОН
(«Псковская губерния», 2012 г.)

Часть первая.

Денис Мацуев: «Псковская публика готова принимать серьезнейшие программы, и не обязательно играть каждый день Второй концерт Рахманинова»

Впервые пианистка Екатерина Мечетина выступала в Пскове почти три года назад - 25 октября 2009 года на фестивале Crescendo. В тот раз она исполнила вместе с Академическим оркестром Московской филармонии под управлением Юрия Симонова Концерт № 1 для фортепиано с оркестром Фредерика Шопена. Перед тем выступлением она рассказала журналистам, что «участвует в Crescendo с самого начала, с 2005 года». Дирижер Юрий Симонов, сидевший рядом в накинутом на плечи пиджаке, сделал вид, что удивился и, посмотрев на Екатерину, спросил: «Такая старая уже?»

«Самый тугой концертный рояль в России»

Молодая пианистка (свою первую крупную премию она получила в 10 лет, став обладательницей Гран-при на конкурсе «Премия Моцарта» в Вероне) действительно становится в Пскове старой знакомой.

Второй раз Екатерина Мечетина выступила в Пскове этой весной с сольным концертом, вспомнив детство и впервые с 1995 года исполнив «Картинки с выставки» Модеста Мусоргского.

Через день она отправилась в Куньинский район, где в деревне Наумово, в музее-усадьбе Мусоргского, провела мастер-класс.

В тот момент уже было известно, что в следующий раз Екатерина Мечетина выступит в Пскове 20 сентября 2012 года. Ей предстояло сыграть Концерт для фортепиано с оркестром № 2 Петра Чайковского.

Таким образом, надо было решить задачу с тремя известными величинами.

В этой формуле есть рояль - в данном случае филармонический «Steinway & Sons», есть исполнитель (лауреат международных конкурсов Екатерина Мечетина) и есть симфонический оркестр Псковской областной филармонии. Насколько они подходят друг другу? Будет ли это сложение, вычитание, деление или умножение?

Как ни странно, но слабым звеном неожиданно оказался «Steinway & Sons». Еще полгода назад Екатерина Мечетина после сольного концерта удивленно произнесла: «Ваш новый рояль - не обыгранный. Он пока очень тугой. Судя по колкам, его только два-три раза настраивали».

Прошло полгода, и после очередного псковского концерта Екатериной Мечетиной была произнесена историческая фраза о том, что в Пскове - «самый тугой концертный рояль в России».

То есть рояль не столько слабое, сколько самое сильное, точнее говоря - самое тугое звено.

Когда через десять дней на фестиваль Crescendo приехал его арт-директор Денис Мацуев, я привел ему слова Екатерины Мечетиной о «самом тугом концертном рояле в России».

«А может быть даже и в мире», - ответил Денис Мацуев и громко расхохотался. - «Вы это тоже почувствовали?» - «К роялю надо иметь подход, укротить его... И не только в Пскове, но и вообще, когда ты выходишь на сцену. От этого зависит весь успех концерта. Не важно - какая у рояля механика - тяжелая или легкая. Мы - исполнители, и за кратчайший период времени надо найти подход.

Каждый концерт - это борьба. Борьба и поиск контакта с инструментом. Надо сделать так, чтобы он был твоим - во всех отношениях. Но это уже наша задача». - «Имеется ли шанс что-то улучшить или наш рояль всегда будет таким?». - «Ничего со «Steinway» не нужно делать. Он сам знает - как себя вести, и я надеюсь, что этот рояль послужит еще долгие-долгие-долгие годы. По-хорошему, «Steinway» может служить до 30 лет.

При хорошем уходе - а сюда приезжает специальный настройщик от «Steinway» Владимир Иванович Спесивцев, который очень часто ездит на мои гастроли и фестивали - всё будет нормально. Владимир Иванович говорит, что рояль - в полном порядке. Ничего не надо с ним делать - ни облегчать, ни утяжелять. Повторяю, это проблема исполнителей».

Однако вряд ли слушатели заметили, что псковский рояль - самый тугой. Екатерина Мечетина проявила свойственную ей естественность и пианистической выразительности не утратила. Со стороны всё выглядело легко и свободно. Тем более что это еще и танцевальная музыка. Во всяком случае, балетмейстер Джордж Баланчин ее такой услышал и в 1941 году на ее основе поставил балет Ballet Imperial.

В Пскове вместе с филармоническим оркестром под управлением Геннадия Чернова Екатерина Мечетина исполнила Концерт № 2 во второй редакции (редакции пианиста Александра Зилоти).

Самого Чайковского та редакция вроде бы устроила не полностью, в отличие от псковской публики.

Лучшего открытия филармонического сезона трудно было представить.

В перерыве рояль укатили, и псковский оркестр остался со слушателями один на один и перенесся в раннесоветское время. Прозвучала Симфония № 1 Дмитрия Шостаковича.

Композитор завершил её в возрасте 19 лет. Симфония стала дипломной работой Шостаковича. Такой диплом в подземном переходе не купишь, а вот сыграть ее в подземном переходе при очень большом желании можно. Но и в зале филармонии Симфония № 1 нашла своих благодарных слушателей.

Симфонический оркестр Псковской областной филармонии находится сейчас в хорошей форме. В этом году он впервые принимает участие в фестивале Crescendo, причем в джазовый день 4 октября - вместе с братьями Ивановыми, Джилом Вэдди, Николаем Винцкевичем и многими другими.

На бис псковский оркестр сыграл зажигательную пьесу из балета «Болт» того же Дмитрия Шостаковича.

Сегодня либретто этого пролетарского балета, написанного в 1931 году, особо чувствительные верующие сочли бы оскорбительным (к примеру, в либретто «Болт» Виктора Смирнова есть строки: «Из церкви выходит поп. Он благословляет пьяную ватагу на черное дело»). Но если не читать слов, а только слушать музыку, то черное не станет белым, а белое - черным.

«Мы стали сыгранной группой»

Не обошлось без Шостаковича и в Международный день музыки - 1 октября, когда в филармонии открылся VIII музыкальный фестиваль Crescendo.

На сцену поднялись председатель государственного комитета по культуре Псковской области Александр Голышев и арт-директор фестиваля Crescendo Денис Мацуев.

Александр Голышев напомнил, что в июле Денис Мацуев был назначен председателем Общественного совета Министерства культуры РФ.

«Денис, я чуть не сказал, что министерство культуры в наших руках», - произнес Александр Голышев.

Денис Мацуев спорить с председателем областного комитета не стал, назвал присутствующего в зале псковского губернатора Андрея Турчака своим другом и еще раз напомнил о том, что идея фестиваля родилась на псковской земле во время празднования 1100-летия со дня упоминания Пскова в летописи.

На этот раз в Псков Денис Мацуев прилетел из Амстердама, а следующие города, которые его ждали, - Женева и потом сразу Нью-Йорк. Но прежде ему предстояло два вечера подряд сыграть на псковской сцене произведения Сергея Рахманинова, Дмитрия Шостаковича и Белы Бартока.

В качестве ведущего вместо привычного (и объявленного в афишах) Святослава Бэлзы на сцену вышел Пётр Татарицкий, известный по многолетней работе в театре «У Никитских ворот». Святослав Бэлза приехал в Псков только на следующий день.

Для открытия фестиваля нового поколения русской исполнительской школы Crescendo было выбрано траурно-возвышенное «Элегическое трио» № 1 Сергея Рахманинова. Трио составили хорошо известные в Пскове по выступлениям в прошлые годы Борис Бровцын (скрипка), Александр Бузлов (виолончель) и Денис Мацуев (фортепиано).

Рахманинов был двоюродным братом и учеником того самого Александра Зилоти, в чьей редакции прозвучал на открытии филармонического сезона Концерт № 2 Чайковского.

Альтистка Юлия Дейнека охарактеризовала выступление в первый день фестиваля Crescendo как спартанское. В том смысле, что обошлось почти без репетиций.

Это стало возможно по одной причине. С той же самой программой в том же составе музыканты выступали уже в четвертый раз. Впервые это произошло в прошлом августе во Франции, на фестивале Дениса Мацуева в альпийском Анси.

«Мы стали сыгранной группой», - пояснил виолончелист Александр Бузлов. - Программа, на мой взгляд, очень интересная. В первом отделении звучали наверняка известные публике два Трио, а во втором - менее известный квинтет юного Бартока».

«Мне кажется, что он вообще нигде не исполняется», - уточнил Сергей Крылов, о котором в свое время Мстислав Ростропович сказал, что он входит в пятерку лучших скрипачей мира.

Юлия Дейнека добавила: «Мы даже ноты с трудом достали».

Хорошо, что достали. И труднодоступного Бартока, и вполне привычных Рахманинова и Шостаковича.

В первом отделении, кроме «Элегического трио» Рахманинова, прозвучало Трио № 2 Дмитрия Шостаковича. В этом трио Бориса Бровцына сменил Сергей Крылов.

За полтора часа до следующего концерта Денис Мацуев рассказал в гримерке о впечатлениях первого дня фестиваля Crescendo.

«На следующее утро обычно после концерта возникает некое музыкальное послевкусие. Я сегодня выспался - впервые месяца за два! - с удовольствием произнес Денис Мацуев. - Мне в Пскове всегда удается выспаться. Когда я сегодня проснулся, во мне играла вчерашняя музыка, которую мы исполняли с нашими блистательными музыкантами. Это счастье - играть с такими ребятами такую интереснейшую и нелегкую программу! Нелегкую и для слушателей, и для исполнителей. Мы ее исполняем не в первый раз, и каждый раз - по-новому. В Пскове она прозвучала впервые.

Для нас выступление перед псковской публикой - очень серьезное испытание. Мы не боялись привезти сюда сложнейший квинтет Бартока, который шел 45 минут. Его практически никто не знает. Мы полтора года назад обнаружили это уникальное произведение и счастливы, что открыли фестиваль вечером именно камерной музыкой. Мы знаем, что был ажиотаж. Это говорит о том, что псковская публика готова принимать такие серьезнейшие программы, и не обязательно играть каждый день Второй концерт Рахманинова».

Возраст композиторов, когда они сочиняли исполненные на псковском этапе Crescendo произведения, был еще меньше, чем возраст музыкантов, представляющих на фестивале новую русскую исполнительскую школу.

Нельзя сказать, что участники Crescendo - юны. Это молодые, но уже сложившиеся мастера. У каждого послужной список значимых выступлений и наград на одной странице не умещается. Почти все они живут за рубежом, но, судя по дружелюбной фестивальной атмосфере, с удовольствием возвращаются в Россию, чтобы выступать вместе.

* * *

Когда скрипача Бориса Бровцына спросили: был ли у него выбор - становиться музыкантом или нет, он, стараясь выглядеть предельно серьезно, ответил так: «Да, конечно, выбор у меня был. ПТУ, армия, срок...»

У Пскова тоже был выбор - проводить фестиваль Crescendo или не проводить. Проще и дешевле - не проводить, но это как раз тот редкий случай, когда выбор сделан верный.

В этом году псковская часть фестиваля Crescendo была выбрана уже на четвертый срок, и мало кто этим недоволен.

16.

ОСЕННИЙ ГРАММОФОН
(«Псковская губерния», 2012 г.)

Часть вторая

Часть вторая. Денис Мацуев: «На будущий год мы можем сделать концерты не только в Пскове, но и в других городах Псковской области»

Святослав Бэлза - ведущий концерта, который проходил в Большом концертном зале Псковской областной филармонии 2 октября 2012 года, произнес: «Псков - вне очереди, Псков - в обязательной программе».

Г-н Бэлза имел в виду, что лучшие музыканты - участники фестиваля Crescendo, несмотря на то, что «губернаторы разных регионов уже выстроились в очередь», по-прежнему будут каждую осень на несколько дней приезжать в Псков.

«Не бывает плохих роялей, а бывают плохие исполнители»

Более того, возможно расширение географии фестиваля Crescendo за счет других городов Псковской области.

По крайней мере, пианист и арт-директор фестиваля Денис Мацуев тогда же, 2 октября, незадолго до своего выступления, сказал: «На будущий год мы можем сделать концерты не только в Пскове, но и в других городах вашей области. Например, в Великих Луках. Насколько я понимаю, там будет юбилей. Мы обязательно его отметим. Crescendo нужен псковской публике. И власть это понимает. Я глубоко убежден, что живая классическая музыка лечит и дает то, что не дают телевизор, газеты, интернет, даже записи... Живой контакт с такими выдающимися молодыми исполнителями не заменить ни чем. Я вижу - какой здесь огромный спрос».

Дениса Мацуева спросили: насколько хорош в смысле акустики Большой концертный зал Псковской областной филармонии?

«Я всегда говорю - не бывает плохих роялей, а бывают плохие исполнители. И плохих залов не бывает, - ответил арт-директор Crescendo. - Конечно, когда акустика хорошая - концерт воспринимается по-другому. Но если ты добиваешься успеха в зале без акустики, то значит - всё в порядке. В вашем зале я не вижу больших проблем. Зал, безусловно, неплохой. Здесь можно играть концерты - и камерную музыку, и с оркестром. Но, конечно, России необходимы 10-15 новых концертных залов. Они необходимы, как воздух. Но перед тем как начинается стройка - надо огромными буквами написать слово «АКУСТИКА». Так сделал Валерий Гергиев в Петербурге, так сделал бывший губернатор Омской области Полежаев. Тем же я занимаюсь в своем родном городе Иркутске. Туда приезжает Тойота. Это не марка автомобиля, а фамилия знаменитого акустика, который сделал более 80 залов во всем мире. Я уверен, что при таком подходе к культуре в вашем регионе, какой есть сейчас, у вас тоже с залами всё будет хорошо».

Если с залами у нас пока еще не всё хорошо, то с исполнителями, приезжающими на гастроли, всё в полном порядке.

Меньше чем за месяц в Пскове и окрестностях. состоялось семь полноценных концертов с участием музыкантов мирового уровня. Причем, большинство российских музыкантов-солистов специально приехали сюда из Германии, Италии, Австрии... Возможно, такой насыщенной классической программы не было еще никогда. И вероятно никогда больше не будет, учитывая то, что 1150-летние юбилеи Изборска ежегодными не бывают.

Более того, установлен и еще один рекорд. Большой симфонический оркестр имени П. И. Чайковского (художественный руководитель и главный дирижер Владимир Федосеев) за четыре месяца в Пскове выступил трижды. Один раз - в июне 2012 года,  и дважды в октябре.

«Инструмент, как и жену, надо выбирать из собственных представлений»

2 октября за дирижерский пульт встал Денис Лотоев. В качестве увертюры оркестр исполнил «Славянские танцы» Антонина Дворжака.

А потом, досрочно, не дожидаясь второго отделения, за рояль сел Денис Мацуев. Он хоть и заявил, что «не обязательно играть каждый день Второй концерт Рахманинова», но тут же добавил: «Хотя концерт Рахманинова тоже надо играть. То, что я сегодня и сделаю».

И сделал.

Музыка Концерта № 2 Рахманинова - гипнотическая, даром, что посвящена врачу-гипнотизеру Николаю Далю, вылечившему 27-летнего Рахманинова от трехлетней депрессии.

О том, сколько человек вылечил Концерт № 2 для фортепиано с оркестром Сергея Рахманинова - не знает никто. Но то, что очень много - сомнений нет.

Один из самых исполняемых композиторов на фестивале Crescendo - Бела Барток.

В первый день псковской части Crescendo-2012 прозвучал редкий Квинтет для фортепиано и струнных Бартока, а на второй день очередь дошла до его Концерта для альта с оркестром.

Святослав Бэлза особо подчеркнул, что это произведение Барток не дописал, и заканчивал его Тибор Шерли.

В 2009 году тот же Концерт с тем же конферансом Бэлзы был исполнен на псковской сцене во время фестиваля Crescendo лондонским украинцем Максимом Рысановым.

В тот раз Максим Рысанов не согласился с тем, что Барток Концерт для альта с оркестром не дописал. Альтист выразил уверенность, что всё же дописал, а Тибор Шерли его только оркестровал, и именно эта оркестровка считается классической.

В 2012 году альтистка Юлия Дейнека умалять заслуги Тибора Шерли и комментировать авторство не захотела.

Как и в 2009 году, Концерт для альта с оркестром стал не только одним из самых сложных, но и одним из самых запоминающихся произведений, прозвучавших на фестивале Crescendo-2012.

«Каждый участник фестиваля получит глиняную статуэтку князя Довмонта, а вы раньше что-нибудь слышали об этом князе и вообще - что вы знаете о Пскове?» - поинтересовался я у Юлии Дейнека, живущей в Германии.

«Я знала, что Псков - один из самых старых городов в России с богатой историей и что здесь есть знаменитый Кремль, который я вчера издалека посмотрела, - ответила Юлия Дейнека. - Про князя, честно скажу, ничего не знала, но обязательно почитаю...»

Некоторые участники фестиваля все же нашли возможность добраться до Псковского Кремля и осмотреть его. И даже ввести в музыкальную ткань псковские мотивы (но это будет в последний, симфо-джазовый вечер).

Пока же скрипач из Кремоны (Италия) Сергей Крылов сыграл две цыганские темы - «Цыганку» Мориса Равеля и «Цыганские напевы» Пабло де Сарасате.

«Если обращать внимание на всё, что пишут - тяжело будет жить»

О псковском рояле «Steinway & Sons» мы рассказывали в прошлый раз, а теперь несколько слов о других музыкальных инструментах, на которых играли музыканты.

На мой вопрос об инструментах, с которыми музыканты приехали в Псков, скрипач Борис Бровцын, выступавший в первый и третий день, ответил так: «Сережа (Сергей Крылов - Авт.) играет на совершенно замечательной скрипке, сделанной его отцом. Юля и Саша (Юлия Дейнека и Александр Бузлов - Авт.), в каком-то смысле, родственники. Их инструменты сделаны одним и тем же мастером - Габриэлем Жебраном Якубом, который по совместительству еще является Юлиным мужем. Мой инструмент чуть постарше, ему лет сто, точно не знает никто. Мы с одной стороны должны огорчить, что здесь нет труднопроизносимых итальянских имен. С другой стороны мы все четверо очень довольны тем, что имеем. Инструмент, как и жену, надо выбирать из собственных представлений, а не потому - понравится ли она твоим друзьям».

«Моя скрипка была сделана в 1994 году моим отцом Александром Крыловым в городе Кремона, где я живу до сих пор, - дополнил Бориса Бровцына Сергей Крылов. - В моем распоряжении есть еще одна скрипка - Антонио Страдивари 1734 года, стоящая 4,5 миллиона евро, которая в данный момент находится в Метропотитен-музее в Нью-Йорке. Наш квартет (Дейнека, Бровцын, Бузлов, Крылов, - Авт.) играет на современных инструментах, и это вещь весьма неординарная».

Неординарных вещей вообще в первые октябрьские дни в Пскове произошло немало. Возможно, больше всего их было во время третьего дня фестиваля - 3 октября, когда Большим симфоническим оркестром имени П.И.Чайковского дирижировал Роберт Шервеникас (музыкальный директор Литовского национального театра оперы и балета).

Литовский дирижер пообещал романтический концерт. Так и произошло. «В программе сегодняшнего концерта - романтическая музыка, - сказал Роберт Шервеникас за несколько часов до выступления. - В ней особо выделяется Концерт для арфы с оркестром Нино Рота, написанный композитором сразу после войны и хранящий те эмоции. Концертом Нино Рота я буду дирижировать первый раз».

Арфу как солирующий инструмент услышишь не та уж часто, а в Пскове за последние четыре месяца это произошло дважды. Причем оба раза играл Большой симфонический оркестр имени П.И.Чайковского (в первом случае - солировала Эмилия Москвитина).

На этот раз вместе с федосеевским оркестром на арфе играла музыкант совсем другого поколения - Софья Кипрская.

«Все знают Нино Рота как автора музыки к фильмам Феллини и к фильму «Крестный отец», - напомнила Софья Кипрская журналистам. - Но он, оказывается, еще написал Концерт для арфы с оркестром».

К Софье Кипрской у меня был всего лишь один уже традиционный вопрос: «Я задам вопрос, который задаю всем арфисткам. Иногда в оркестрах используют синтетические заменители звука арфы. Как вы к этому относитесь?». - «Вы имеете в виду синтезаторы?». - «Синтезаторы и маленькие электрические арфы». - «Неделю назад я купила маленькую арфу и учусь на ней играть. Мне хочется на ней поиграть что-то другое - джаз, фолк, рок... Мне всё это интересно. Почему нет?»

В общем, если на следующем Crescendo Софья Кипрская начнет свинговать на арфе вместе с братьями Ивановыми, удивляться не стоит. Произошло же ведь такое с классической скрипачкой Полиной Репиной.

А начался третий фестивальный вечер с Концерта для скрипки с оркестром Яна Сибелиуса (солист - Валерий Соколов).

Псковичам Сибелиус близок хотя бы тем, что его памятник стоит на набережной Великой.

Второе отделение открылось двойным концертом для скрипки и виолончели Иоганнеса Брамса - солировали Борис Бровцын и Александр Бузлов (Брамсу в Пскове памятник пока никто не поставил).

И все же, пожалуй, наиболее запоминающимся выступлением на Crescendo-2012 было исполнение пианистом Филиппом Копачевским Концерта для фортепиано с оркестром Эдварда Грига. Вещь эта не менее знаменитая и мощная, чем Концерт № 2 Рахманинова. В этом и сложность. Его играли и играют многие выдающиеся мастера.

Я спросил у Филиппа Копачевского: «Писатель Юрий Кувалдин когда-то в своем эссе «88 клавиш...» написал, что «юный Филипп Копачевский садится к роялю и с ходу, не раздумывая, играет лучше, чем Святослав Рихтер, чем Николай Арнольдович Петров, лучше, чем Глен Гульд».

Мой вопрос, конечно, не в том, кто лучше играл или играет. Просто дальше у Кувалдина написано: «А о Филиппе мало говорят. В чем дело? В брэнде. Важнее самой игры - публикация об игре, о пианисте. Те - раскручены...». Филипп, вы согласны, что публикация об игре важнее самой игры?»

«Очень тяжело это комментировать, - ответил Филипп Копачевский. - Я видел эту публикацию, и она мне показалась весьма странной. Просто, возможно, человек не очень сведущ в музыке. Если обращать внимание на всё, что пишут - тяжело будет жить. Это и времени много отнимает, и эмоции - не всегда положительные». - «То есть сверхпохвала вас не вдохновляет». - «Во-первых, нельзя это назвать сверхпохвалой, потому что сама по себе эта фраза не очень компетентна и в музыкальном, и в этическом плане. Я не очень люблю сравнения. Здесь нельзя сравнивать, потому что речь о разных эпохах. Всё это немножко глупо...»

Когда я тот же вопрос - о влиянии медиа, переадресовал другим участникам концерта, дирижер Роберт Шервеникас быстрым дирижерским жестом моментально передал слово скрипачу Валерию Соколову.

«Мы получаем по заслугам, - ответил Валерий Соколов за всех. - Нам, молодым, остается только заниматься и радовать слушателей. А медийная деятельность - уже другая стадия, которая наступает тогда, когда путь становления пройден. Нашему поколению думать об этом еще рано».

Впрочем, иногда за новое поколение думают искушенные мастера. По этой причине французский скрипач и режиссер Бруно Монсенжон, когда Валерию Соколову исполнилось 18 лет, не стал дожидаться того, что тот пройдет весь путь становления, и снял о Соколове документальный фильм под говорящим названием «Прирожденный скрипач».

До этого Бруно Монсенжон снимал фильмы о Святославе Рихтере, Глене Гульде, Давиде Ойстрахе, Иегуди Менухине, Дитрихе Фишере-Дискау, Барбаре Хендрикс...

«Фильм мне, безусловно, очень помог, - признал очевидную вещь Валерий Соколов. - Хотя это даже не фильм, а просто снятый очень хорошим режиссером концерт. Ему так захотелось. Он делает только то, что считает нужным. Не агенты, не медиа ему не указ».

«Это песня тоже про Псков»

Делать только то, что считаешь нужным - это почти джаз, а применительно к Crescendo-2012, - симфо-джаз, причем за «симфо» отвечал до этого времени находившийся в стороне симфонический оркестр Псковской областной филармонии под управлением Геннадия Чернова. Раньше псковский оркестр уже выступал с участниками Crescendo разных лет - с Графом Муржой, Аркадием Шилклопером, Екатериной Мечетиной, но не в фестивальных рамках.

Появление в афише Crescendo-2012 псковского оркестра Денис Мацуев объяснил так: «Каждый раз мы ищем разные подходы. Мы знаем об успехах вашего оркестра. Не включить его в программу было невозможно».

Последний фестивальный день, по традиции, - время импровизаций, экспериментов и перевоплощений. Традиция была прервана в прошлом году, но возобновилась в этом.

Разножанровых солистов было много как никогда. Михаил Иванов (фортепиано), Андрей Иванов (контрабас), Николай Винцкевич (саксофон), Дмитрий Илларионов (гитара), Полина Лаптева (скрипка), Александра Могилевич (ударные), Джил Вэдди (вокал) и Полина Орбах (вокал).

Концерт, прошедший в БКЗ областной филармонии 4 октября, получил название «Симфо-джаз братьев Ивановых».

Андрей Иванов - постоянный участник Crescendo. Полина Лаптева на псковской сцене тоже выступала не впервые. Три года назад она вместе с Екатериной Мечетиной исполнила Сонату для скрипки и фортепиано Рихарда Штрауса. Однако сейчас было нечто противоположное. Вместо Рихарда Штрауса - Михаил Иванов и Хуан Тизол.

Разумеется, метаморфозы в музыке иногда происходят и более радикальные. Например, когда-то классическая скрипачка Александра Могилевич в 15 лет села за барабаны и теперь профессионально занимается джазом в Нью-Йорке.

Созвучие барабанов Александры Могилевич и контрабаса Андрея Иванова в псковском концерте обращало на себя внимание.

Гитарист Дмитрий Илларионов псковским слушателям тоже должен быть знаком. В 2010 году он исполнял в БКЗ Концерт «Аранхуэс» для гитары с оркестром» Родриго. Это была, так сказать, популярная классика. Но на этот раз академический канон был нарушен.

Братья Ивановы начали концерт в русского блока - с пьесы, обозначенной как «Псковские перезвоны», сменившейся «Полетом Красной колесницы», а затем и зажигательной «Барыней».

Потом последовала «Колыбельная», обычно исполняемая контрабасистом и гитаристом, но сейчас дополненная симфоническим оркестром. Затем был исполнен бурный «Выкуп невесты», после чего власть на десять минут всецело перешла филармоническому оркестру, который затеял свинг с помощью пьесы «Пусть грянет оркестр» Джорджа Гершвина и пьесы «Бразилия» Ари Баррозу (композитора и футбольного комментатора).

«Это редкий симфонический оркестр, который может свинговать», - прокомментировал услышанное Андрей Иванов, особенно выделив группу скрипок.

А потом инициативу в свои руки взял американец Джил Вэдди (вокал), чей род занятий не умещается на одной строчке. Его представляют не только как певца, но и как оперного композитора, танцора, хореографа, режиссера модных показов, актера, писателя, поэта...

В 1978 году Джил Вэдди сыграл эпизодическую роль в фильме-мюзикле «The Wiz» режиссера Сидни Люмета по сказке Лаймена Фрэнка Баума «Удивительный волшебник из страны Оз». Дороти в том фильме сыграла Дайана Росс, а Страшилу - Майкл Джексон.

С Майклом Джексоном Джил Вэдди пересекался не только в кино, но и на сцене. Некоторое время он танцевал в его группе.

В Пскове уже немолодой г-н Вэдди тоже не устоял на месте и спустился в зал, пробежавшись вдоль рядов и поднимая публику, а наиболее выразительным, наверное, получился номер, названный «Bells blues» (музыка Михаила Иванова, слова Джила Вэдди).

«Это песня тоже про Псков», - пояснил Джил Вэдди со смехом.

В таком случае, и все остальные песни в этот вечер были «про Псков», в том числе «Route 66» Бобби Траупа (здесь к Джилу Вэдди присоединилась московская певица Полина Орбах) и «Фиеста» (музыка Михаила Иванова, слова Джила Вэдди).

Напоследок был исполнен «Караван» Хуана Тизола.

Постоянные слушатели Crescendо должны помнить, как той же пьесой заканчивали фестиваль в 2009 году. В той версии на рояле играл Денис Мацуев, на саксофоне - Георгий Гаранян, на скрипке - Граф Муржа, на виолончели - Борислав Струлёв, а барабанщик Дмитрий Севастьянов устроил десятиминутное соло, постучав по всему, что попалось под руку, включая контрабас Андрея Иванова.

«Караван» образца 2012 года был не столь длинным, но не менее экспрессивным. А главное достоинство каравана под названием Crescendо в том, что куда бы его ни занесло, он все равно вернется в Псков.

17.

ОСТРОЕ ЧУВСТВО
(«Городская среда»,  2013 г.)

Часть первая

Музыкальный фестиваль «Сrescendo» прошёл в Пскове в четвёртый раз. В Великих Луках он состоялся впервые. О перспективах читайте в следующем номере. Как и о некоторых подробностях псковского этапа «Сrescendo», в том числе и интервью с пианисткой Полиной Осетинской./.../

18.

ЛЕЧЕБНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ
(«Псковская губерния», 2013 г.)

 Часть первая. 

 Денис Мацуев: «В Псков я готов приезжать с края света»

На открытии псковского этапа музыкального фестиваля «Сrescendo» председатель Госкомитета по культуре Псковской области Александр Голышев процитировал арт-директора фестиваля Дениса Мацуева: «Музыка противостоит злу», и от себя предложил: «Эта фраза должна стать девизом фестиваля «Сrescendo». Когда Александр Голышев это произнёс, один из зрителей с нулевого ряда негромко отреагировал: «А он не боится, что девиз сработает против него?». Надо полагать, имелось в виду, что в глазах части любителей культуры Александр Голышев выступает явно не на стороне добра.

Впрочем, музыкальный фестиваль «Сrescendo» с псковской пропиской - одно из немногих масштабных начинаний нынешней администрации Псковской области, за которым не тянется отрицательный шлейф. Это вам не реконструкции набережных или Изборска.

По всей видимости, это связано с тем, что фестивалем занимаются профессионалы мирового уровня - Денис Мацуев и Давид Смелянский. А вот когда «Сrescendo» спускается на региональный уровень, возможны неприятные неожиданности в виде горящих роялей.

Однако временные затруднения в своё время не помешали лучшим российским молодым музыкантам приезжать в Псков для участия в фестивале «Сrescendo».

Более того, участники «Сrescendo» не ограничиваются только осенними выступлениями.

Екатерина Мечетина, Граф Муржа, Айдар Гайнуллин и другие возвращаются в Псков и в другое время года, выступая здесь с сольными концертами, в которых активно участвует симфонический оркестр Псковской областной филармонии.

То есть фестиваль «Сrescendo» оправдывает своё название, развиваясь по нарастающей.

«Мы здесь не всерьёз и надолго, мы здесь - навсегда»

29 сентября 2013 года в переполненном Большом концертном зале Псковской областной филармонии началось противостояние хорошего с лучшим.

В том смысле, что Александр Голышев торжественно заявил: «Нынешний музыкальный фестиваль проходит не только в Пскове, но и в Великих Луках. Это говорит о том, что «Сrescendo» на Псковской земле всерьез и надолго». Ему тут же ответил генеральный продюсер и один из основателей фестиваля Давид Смелянский: «Мы здесь не всерьёз и надолго, мы здесь - навсегда».

К этому времени на сцену уже поднялись музыканты Государственного академического симфонического оркестра имени Е. Ф. Светланова.

Ведущий концерта Святослав Бэлза произнёс: «Государственный академический симфонический оркестр имени Е. Ф. Светланова по своему статусу - лучший оркестр России».

Музыка - не спорт, но в антракте наиболее требовательные зрители всё-таки попробовали сравнить этот оркестр с теми, что приезжали в Псков в прошлые годы, и прежде всего - с Большим симфоническим оркестром имени П. И. Чайковского (художественный руководитель и главный дирижер Владимир Федосеев), которым в октябре 2012 года в Пскове дирижировал Денис Лотоев.

Сравнение было в пользу оркестра имени Е. Ф. Светланова, хотя за пультом сейчас стоял тоже молодой дирижёр - Станислав Кочановский, которому накануне исполнилось 32 года.

Псковский этап «Сrescendo» начался с «Вакханалии» - «Вакханалии» из оперы «Самсон и Далила» Камиля Сен-Санса.

На следующий день Денис Мацуев лишний раз подтвердит: «Этот оркестр всегда был по статусу в нашей стране первым - как абсолютно правильно сказал вчера Бэлза. Хотя есть петербургские оркестры Гергиева, Темирканова. Этот табель о рангах таким же был и в Советском Союзе. Это я вчера почувствовал: высочайший класс и огромное удовольствие».

Французской музыки в первые два вечера вообще прозвучало больше обычного: Клод Дебюсси, Морис Равель, снова Сен-Санс, Габриель Форе, Эрнест Шоссон.

Первым солистом, вышедшим на псковскую сцену в рамках «Сrescendo» был кларнетист Артур Назиуллин, исполнивший мощную связку из двух французских произведений: «Рапсодии для кларнета с оркестром» Дебюсси и «Интродукции и Рондо-каприччиозо» Сен-Санса.

Сразу стало понятно, что четыре года Артур Назиуллин двигался по нарастающей, что особенно ярко проявилось в его переложении для кларнета «Интродукции и Рондо-каприччиозо».

Переложений вообще было немало. Трубач Владислав Лаврик исполнил «Рапсодию в стиле блюз» Джорджа Гершвина.

Первоначальный вариант той же «Рапсодии в стиле блюз» 30 сентября сыграл и Денис Мацуев. И он же на бис сыграл нечто, что условно можно обозначить как «Рапсодию в стиле джаз».

«Публика соскучилась по чему-то настоящему. Я это остро чувствую»

Как обычно, Денис Мацуев примчался в Псков ненадолго, но многое успел.

Только что выступал в Вене, а потом прилетел в Россию, сходил на футбол в Петербурге и отправился в Псков.

30 сентября я спросил Дениса Мацуева: «Вчера Александр Голышев предложил сделать девизом фестиваля «Сrescendo» фразу «Музыка противостоит злу». Согласны ли вы с Александров Голышевым? И что для вас зло?».

«Я бы назвал это немножко по-другому, - ответил Денис Мацуев. - Не противостоит, а лечит. Не надо ничего ничему противопоставлять. Достаточно включить телевизор и почитать газеты, как сразу становится не по себе.

Я вместе со своим старшим другом Владимиром Теодоровичем Спиваковым придумал новое слово: «сценотерапия». Она и для тех, кто сидит в зале, и для тех, кто выступает на сцене.

Когда играешь по 220 концертов в сезон, выходишь с самолёта... А в этом году я повторил рекорд одного великого маэстро: утром сыграл концерт в Амстердаме, а вечером в Нью-Йорке... Такие вещи не могут происходить без какой-то магии.

Безусловно, сцена - это магическое место. Там происходят чудеса. Не всегда, но они происходят. Мы стараемся, чтобы это происходило как можно чаще.

Сейчас такое время, особенное у нас в стране, когда классическая музыка может занять прочные позиции.

Если сравнить с Европой - я знаю это по своему опыту - в России сейчас происходит филармонический бум. Сколько молодых приходит в залы! Средний возраст слушателей в Мюнхене, Берлине, Лондоне - за пятьдесят-шестьдесят лет... А в России много молодых.

Когда смотришь на молодые лица, то понимаешь: публика соскучилась по чему-то настоящему. Я это остро чувствую.

На мой взгляд, в России наступает такой момент, когда надо не противопоставлять, а излечивать и заряжать публику чем-то настоящим.
У нас уникальная и самая молодая публика в мире.

Я всегда буду держать кулаки за то, чтобы фестиваль «Сrescendo» всегда поддерживал этот терапевтическо-музыкальный градус. Без этого я бы не смог сыграть такое количество концертов.

Представляете, летишь 12 часов в самолёте, у тебя всё атрофировано. Выходишь в другом часовом поясе, с другим климатом, другой едой и водой, и надо ехать прямо в зал - играть концерт. Это убийственно, это огромный риск для здоровья, для качества концерта. Но выходишь на сцену, и происходят магические вещи».

«Меня всё больше и больше отводит в сторону музыки, потому что любое произнесённое слово есть ложь»

К разговору о магии сцены присоединился Давид Смелянский: «Знаете, мне так посчастливилось, что я работал директором у Аркадия Исааковича Райкина. Он был уже старенький человек и не очень здоровый. Костюмерша несла его к кулисам практически на себе...

Он подходил к кулисам и начинал медленно-медленно раскачиваться. И вдруг из старого немощного человека вырастал пожилой красивый мужчина. На лёгком шагу он выскакивал на сцену и начинал спектакль.

Энергия сцены его меняла.

Когда спектакль заканчивался, он становился прежним и уходил, пошаркивая...

Я очень много занимался и занимаюсь театром. Но в последнее время меня всё больше и больше отводит в сторону музыки, потому что любое произнесённое слово есть ложь. Даже если говорится о сиюминутной правде, то всё равно это произнесённая ложь. А звук музыки - божественен».

Учитывая то, что на фестивалях «Сrescendo» музыки намного больше, чем слов, то «произнесённой лжи» было немного. И уж тем более не было фальшивых нот.

Хотя совсем без слов выступать не получается. Иначе, например, не будет понятно - что ждать от фестиваля, который состоится в следующем году?

У «Сrescendo» он будет юбилейный: для России и мира - десятый, для Пскова - пятый.

Давид Смелянский обозначил приезд музыкантов в Псков как «приезд блудных детей домой».

«Псков для нас - дом, - сказал он по-домашнему. - Это место, где фестиваль родился. Мы показали всему миру русскую исполнительскую школу, а главное, на телевидении снова стала существовать классическая музыка, которую не было видно и слышно. В провинции стало гораздо больше классической музыки.

Что же касается юбилейного фестиваля, то у нас много планов. Будет тур по России. Как всегда, мы начнём с Пскова. Гала-концерт пройдёт в Большом театре. Мы знаем, что у нас в Петербурге будет три концерта».

Денис Мацуев напомнил, что с 2013 года «Сrescendo» в Псковской области не ограничилось одним Псковом, добравшись и до Великих Лук, где выступили баянист Айдар Гайнуллин и гитарист Дмитрий Илларионов.

«В небольших городочках фантастическая публика, - сказал Денис Мацуев. - Мы точно не прогадали. Атмосфера там отличается от центральных городов. Надо развиваться дальше. Я жду, чтобы в других городах тоже появились приличные инструменты, тогда бы я тоже туда поехал. Пока такой возможности нет. Но мы что-нибудь обязательно придумаем. У меня вообще есть такая мысль - проехаться по России, по городам, но не центральным. Я много уже где был - в 115 городах нашей страны...».

Счёт продолжил Давид Смелянский.

«Больше 120 музыкантов прошло через наш фестиваль», - начал подсчитывать он. «Не считая музыкантов оркестров, - уточнил Денис Мацуев. - С ними - более тысячи». «Сто человек имеют уже собственные абонементы, собственные фестивали в разных городах России и мира, - добавил Давид Смелянский».

«У нас убийственная футбольная команда «Сrescendo»

Не исключено, что в следующем году псковский этап «Сrescendo» станет ещё разнообразнее - за счёт рапсодии в стиле «футбол».
Учитывая давнюю футбольную страсть Дениса Мацуева, ничего удивительного в этом нет.

Я спросил Дениса Мацуева: «Каково ваше футбольное амплуа?». «Я нападающий, центрфорвард», - ответил знаменитый пианист.

Во время встречи с журналистами разговор плавно и совершенно естественно переходил от футбола к музыке и обратно.

«Не только люди на сцене меняются, но и программы, - продолжил Денис Мацуев, комментируя фестивальные концерты. - В Пскове я сыграл приличное количество концертов и стараюсь не повторяться. В Псков я готов приезжать с края света. Так оно всегда и получается. Совсем недавно я был в Вене, потом поехал на футбольный матч «Зенит - «Спартак», и в четыре утра отправился в Псков».

Дениса Мацуева спросили: за кого он болел?

«Я спартаковец уже почти тридцать лет, - ответил он. - К сожалению, «Спартак» проиграл 2:4. Но я не жалею, что заехал на этот матч, потому что ради таких матчей мы и болеем.

Это был феноменальный спектакль, который выдали две команды. Немножко не хватило сил у «Спартака» на последние десять минут. Но за такую игру «Спартак» и любят. Независимо от результата мы смотрим на спектакль... Вот ещё что, - Денис Мацуев ещё более оживился. - Здесь бы ещё футбольный матч надо провести. У нас убийственная футбольная команда «Сrescendo».

То, что команда - убийственная, понятно и без футбольных матчей. Тем более что на скамейке запасных всегда наготове Сен-Санс, Дебюсси, Рахманинов, Пуччини...

19.

ОСТРОЕ ЧУВСТВО
(«Городская среда», 2013 г.)

Часть вторая

Предполагается, что следующий, юбилейный фестиваль Crescendo будет особенным. Соберутся те, кто принимал участие в фестивале все эти 10 лет.  Однако особенные вещи происходят на этом фестивале ежегодно. 2013 год исключением не стал.

Лечебные процедуры. Часть вторая. («Псковская губерния»)

Полина Осетинская: «Я терпеть не могу политику, ненавижу политиканство, подковёрные закулисные игры, но выступаю против несправедливости, где бы она ни была»

Самым разнообразным получился второй день псковского этапа музыкального фестиваля Crescendo.  В этот вечер 30 сентября 2013 года на сцену Псковской областной филармонии рояль выкатывали дважды. В первом отделении - для Полины Осетинской, во втором - для Дениса Мацуева. Музыканты Государственного академического симфонического оркестра России им. Е. Ф. Светланова почтительно отступали в сторону и ожидали, пока из правой кулисы прикатят «Steinway & Sons», увенчанный короной. Корону напоминал стул, водружённый на крышку рояля кверху ножками.

«А что это вообще за концерт? Петь будут? А танцевать?»

Публика на Crescendo в Пскове приходит не совсем та, что обычно появляется на концертах классической и джазовой музыки в филармонии. Часто зрители, глядя на сцену, спрашивают друг друга: «Кто это? Что это?». Один из зрителей поинтересовался у своей соседки: «А что это вообще за концерт? Петь будут? А танцевать?».

А вот это уже как получится. Если настроение будет хорошее, то почему бы и не станцевать? С трубой или баяном наперевес. Но только в заключительный день.

30 сентября на сцене всё было чинно.

Организаторы Crescendo, несмотря на специфику фестиваля, стараются не заигрывать со слушателями, тем самым проявляя уважение.

Участники Crescendo не злоупотребляют популярной классикой, а если выбирают для исполнения нечто общеизвестное, стараются преподнести произведение неординарно.

Едва ли ни главным героем двух первых концертов был Государственный академический симфонический оркестр России им. Е. Ф. Светланова (ГАСО).

Некоторое время назад, во время противостояния с дирижёром Марком Горенштейном, казалось, что этот оркестр выбит из колеи.

Но сейчас, с приходом на должность художественного руководителя Владимира Юровского,  ГАСО производит впечатление хорошо отлаженного механизма. И в то же время это не просто машина, а...

К тому же, молодой дирижер Станислав Кочановский, обычно выступающий с оркестрами Михайловского театра и Минеральных Вод, показал, что он соответствует уровню самого статусного российского симфонического оркестра.

Если и было на фестивале Crescendo-2013 открытие для псковских слушателей, то это, прежде всего, Станислав Кочановский. Но не он один.

30 сентября в первом отделении выступил Иван Почекин (скрипка), исполнивший «Поэму» для скрипки с оркестром. Эрнеста Шоссона.
Иван Почекин играл на скрипке, изготовленной его отцом.

Шоссон, по видимому, вообще композитор, близкий Ивану Почекину.

После победы на Московском международном конкурсе имени Никколо Паганини Иван Почекин записал и выпустил компакт-диск с сочинениями Паганини и Шоссона.

Больше всего букетов на концерте, разумеется, получила Полина Осетинская.

А наиболее требовательные и продолжительные призывы к выходу на поклон раздавались в адрес Нарека Ахназаряна (виолончель), исполнившего «Вариации на тему рококо для виолончели с оркестром» Петра Чайковского.

Впрочем, атмосфера на Crescendo совсем не соревновательная. Участники внимательно слушают и поддерживают друг друга, после своего выступления не спешат в гостиницу, а в концертных одеждах дожидаются общего выхода на поклон.

Когда говорят «команда Crescendo», то имеется в виду не только футбольная команда под предводительством центрфорварда таранного типа Дениса Мацуева.

К тому же, завершающий джазовый вечер позволяет окончательно смешать жанры и стили, выйти из привычных рамок.

«Надо быть готовым к экспериментам. Иначе человек закостеневает в своём репертуаре»

Незадолго до концерта 30 сентября, пока джазмены братья Ивановы, готовившиеся к следующему концерту, ещё не подошли, в одной из гримёрок репетировала Полина Осетинская.

Когда она закончила, я уточнил у Полины Осетинской: какую музыку она только что играла? Не всё было узнаваемо.  

Полина Осетинская ответила:

- Вначале - Концерт Равеля, а потом одну пьесу, которую я начала разучивать для фестиваля «Территория», где мы играем много современной музыки с Антоном Батаговым и  Алексеем Любимовым. Инициатор проекта - Теодор Курентзис.

- Недавно в Москве в кинотеатре «Мир» состоялся рок-концерт в поддержку российских политзаключённых . Классические музыканты могут сделать что-нибудь подобное?

- Мы сейчас над этим работаем. Ко мне неделю назад обратились организаторы концерта «РокУзник» с этой идеей. Рок-музыканты выступили, а мы ещё нет. Сейчас будет процесс обзванивания, чтобы понять - кто не побоится выступить. Многие, наверное, откажутся, а хотелось бы, чтобы это были имена знаковые, известные, хэдлайнеры.

- За границей подобную акцию организует Гидон Кремер.

Гидон Кремер организует концерт в Берлине 7 октября, и посвящен он 7-ой годовщине убийства Анны Политковской и преследованиям политзаключенных. На этом концерте будут выступать мировые звезды - Марта Аргерих, Даниэль Баренбойм, Эммануэль Паю, Гия Канчели с премьерой нового сочинения - к 50-летию Михаила Ходорковского,  и мой друг Алексей Гориболь. Так что, как видите, это витает в воздухе. Безусловно, найдутся люди, которые захотят принять в этом участие.

- Наверное, классических музыкантов собрать сложнее. Они поддерживают власть, а власть поддерживает их. В этом смысле рок-музыканты всегда были более независимы, им проще.

- Конечно.

- Какие слова можно найти, чтобы не уговорить, а достучаться до сердец людей, обитающих в таких высоких сферах?

- Мне кажется, что человек должен, прежде всего, разговаривать со своей совестью. Если он считает возможным не заступаться за людей, которые безвинно, незаконно сидят в тюрьме, которых не выпускают даже на похороны матери, на похороны бабушки... Это явная несправедливость, которая творится на наших глазах. Понятно, что многие чем-то повязаны... Но я не понимаю, что может связывать сильнее, чем собственная совесть.

- Уверен, что в вашем окружении не все одобряют вашу активную политическую деятельность.

- Хотелось бы уточнить: у меня нет никакой активной политической деятельности. Я терпеть не могу политику, ненавижу политиканство, подковёрные закулисные игры, но выступаю против несправедливости, где бы она ни была. Если несправедливость проявляется по отношению к узникам «болотного дела», то я против этого. Если несправедливость творится по отношению к больным детям, лежащим в реанимации,  и туда не пускают родителей, то я буду говорить об этом. Если люди умирают от рака без обезболивания, потому что для получения обезболивающих препаратов надо пройти 9 кругов ада - это повод для того, чтобы об этом кричать. Там, где я вижу несправедливость, мне хочется, по крайней мере, высказать своё мнение. Возможно, оно  для кого-то важно. Просто имейте в виду, что это никакая не политическая деятельность, а проявление, банально говоря, гражданской позиции.

- Возвращаясь к сегодняшнему концерту. Концерт Равеля вы выбрали сами или это было предложение организаторов?

- Меня организаторы спросили: какой Концерт я хотела бы сыграть? Я предложила на выбор несколько вариантов. И руководство фестиваля сочло Концерт Равеля наиболее привлекательным для публики.

- Сегодня вы выступаете с Государственным академическим симфоническим оркестром имени Е. Ф. Светланова. Здесь постоянно подчёркивают, что по своему статусу это лучший оркестр России. Но музыка - не спорт. Как неискушённому слушателю отличить великий оркестр от обычного?

- Безусловно, это один из главных оркестров. Во-первых, этим оркестром руководил великий дирижёр Евгений Светланов. Если я не ошибаюсь, руководил 35 лет. Это последний из могикан практически. У оркестра огромный репертуар, и новый художественный руководитель Владимир Юровский, мне кажется, очень многое делает для того, чтобы оркестр расширял свой репертуар, формировал новый взгляд на музыку, на её исполнение. Вырабатывал в себе готовность играть любую музыку. Мне очень импонирует такой интеллектуальный подход. У оркестра не просто программы, а программы, связанные какой-то идеей, они всегда чем-то объединены.

В этом смысле я аплодирую новому художественному руководству оркестра. Мне кажется, что в наше время это очень правильный путь: не просто играть в пятисотый раз одну и ту же симфонию Чайковского, а открывать новые произведения публике. Надо публику воспитывать, вести за собой.

- Новый взгляд... Иногда это звучит смело, иногда - пугающе... Взгляды-то бывают разные. И стремление соригинальничать, бывает, уводит классических музыкантов куда-то в сторону. Вы вообще готовы к экспериментам?

- Я считаю, что надо быть готовым к экспериментам. Иначе человек закостеневает в своём репертуаре. И только постоянная тренировка собственного интеллекта и собственного аппарата, связанного с тем, чтобы играть новую музыку, сложную музыку, непонятную музыку, неизвестную музыку - держит музыкантов в тонусе. Не важно - это музыкант оркестра или солист, или дирижёр. Надо расширять свой музыкальный кругозор, оттачивать свой музыкальный инструментарий, музыкальный язык, диверсифицировать навыки. Это самое главное в музыканте.

- Вы выступали в Пскове раньше?

- Нет, первый раз, хотя бывала здесь много раз - и в Пскове, и в Псково-Печерском монастыре. Но знаете, произошла одна интересная вещь. Я это поняла буквально только вчера вечером. Ведь сегодня 30 сентября - праздник Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. А два года назад я должна была приехать в Псков и открыть сезон в филармонии. 30 сентября должен был состояться благотворительный концерт, сбор от которого должен был пойти на строительство храма, который здесь строился общими усилиями. Уже висели по городу афиши.

Но дело в том, что тогда я была беременна сыном - на пятом месяце. И я, приехав с гастролей 24 сентября, обратилась к врачу. Меня немедленно положили на сохранение в больницу и запретили куда-либо ехать.

Разумеется, я подчинилась  - ребёнок мне, безусловно, важнее. Поэтому я бы хотела принести извинения всем псковским слушателям, которые собирались на тот концерт тогда, и сказать, что это был третий в моей жизни концерт, который я отменила. Думаю, что по уважительной причине.

И так совпало, что концерт на фестивале был назначен на 30 сентября спустя два года! И вот я приехала и очень рада, что буду играть, и это хоть как-то компенсирует псковичам ту отмену.  

«Этот голос мне нравится»

Джазовый вечер Crescendo-2013 1 октября начался точно так же, как и год назад - с «Псковских перезвонов». На сцене был уже привычный по 2012 году симфонический оркестр Псковской областной филармонии (художественный руководитель и главный дирижёр Геннадий Чернов). Отсюда и название концерта: «Симфоджаз и звёзды Нью-Йорка».

Под звездами Нью-Йорка подразумевалась американка Паулин Джин (вокал).

Часть слушателей поначалу слегка растерялась. «Симфо» довольно сильно перевешивало «джаз».

Контрабасист Андрей Иванов со сцены подтвердил: «Начало у нас, может быть, более классическое, чем обычно», но пообещал наверстать упущенное.

После исполнения двух известных пьес («Мой сон» Михаила Иванова и «Возвращение» Андрея Иванова) публика дождалась мировой премьеры. Ведущая концерта объявила автора: «Дейв Брубек». Это была оговорка. Автор специально написанной пьесы - Крис Брубек (тромбонист и бас-гитарист), сын знаменитого Дейва Брубека, один из участников квартета братьев Брубеков.

С этим квартетом иногда выступает участник Crescendo-2013  трубач Владислав Лаврик. Отсюда и мировая премьера, когда на сцену вышел один из лучших трубачей России Владислав Лаврик.

Чуть позже, уловив импровизационную волну, он начнёт использовать трубу не по назначению, размахивая её над головой. Его игривый порыв подхватит один из любимцев псковской рублики Айдар Гайнуллин (баян).

Но прежде на сцену выйдет Паулин Джин - для того чтобы исполнить проникновенный спиричуэл.

«Этот голос мне нравится», - произнесёт тот самый зритель, который в начале концерта поинтересовался: «А что это вообще за концерт?».

Когда зритель скажет: «Этот голос мне нравится», Паулин Джин ещё не начнёт петь.

Один из самых ударных номеров симфоджазового вечера - исполнение колокольного блюза «Bells blues» (музыка Михаила Иванова, слова Джила Вэдди).

В прошлом году «Bells blues» в Пскове пел сам Джил Вэдди. В этом году были сделаны другие акценты.

Пьесу посвятили не только колоколам, но и Бэлзе, Святославу Бэлзе, постоянному участнику Crescendo, который накануне уехал из Пскова. Получился «Святослав Bells blues».

Ещё одним героем Crescendo-2013 закономерно стал  Джордж Гершвин. Это единственный композитор, чьи произведения звучали в Псковской областной филармонии три дня подряд - и в джазовой, и в классической обработке.

Завершился концерт зажигательно - «Фиестой» авторства Михаила Иванова.

«Фиеста» - это как раз та пьеса, где могли себя проявить все участники концерта без исключения: Полина Орбах (вокал), София Петрова (скрипка, вокал), Паулин Джин (вокал), Айдар Гайнуллин (баян, вокал), Игорь Стариков (фортепиано), Михаил Иванов (фортепиано), Дмитрий Власенко (ударные), Андрей Иванов (контрабас) и Владислав Лаврик (труба). Плюс находившийся весь вечер на сцене симфонический оркестр Псковской областной филармонии.

Получилось полноценное народное гуляние, достойное прямой трансляции.

Не зря арт-директор фестиваля Crescendo Денис Мацуев, ссылаясь на немецкий опыт, говорил о том, мечтает о прямых трансляциях в интернете.

Всё равно ведь Большой концертный зал Псковской областной филармонии, рассчитанный на 900 слушателей, никогда не вместит всех желающих.

20.

ЭТО НЕ РАЗВЛЕЧЕНИЕ
(«Городская среда», 2014 г.)

На музыкальном фестивале нового поколения русской исполнительской школы Crescendo вспоминали Георгия Гараняна и Святослава Бэлзу.

Прямое доказательство, («Псковская губерния»)

Денис Мацуев: «Посещение Пскова в конце сентября - это канон»

Участники музыкального фестиваля нового поколения русской исполнительской школы Crescendo в один голос рассказывают о том, что на фестивале создана особенная атмосфера, позволяющая ощутить «какое-то удивительное единство».

 «Успех концерта зависит не только от исполнителей, но и от публики»

Для начала - несколько высказываний арт-директора фестиваля Crescendo Дениса Мацуева (незадолго до концерта в Пскове он встретился с журналистами в конференц-зале одной из псковских гостиниц):

- Успех концерта зависит не только от исполнителей, но и от публики. Публика тоже может быть бездарной.

- Посещение Пскова в конце сентября - это канон. Псков - это что-то родное, тёплое, домашнее.

- Иногда публика приходила на Бэлзу, а не на тех артистов, которых он представлял.

- Не надо идти на поводу у тех, кто приходит в зал.

- Поход на классический концерт - это не развлечение.

- Если фестиваль Crescendo будет завершаться, то он будет называться  Diminuendo.(1)

Как только пресс-конференция закончилась, гардеробщик заинтересованно спросил: «А когда заканчивается фестиваль Crescendo?» - «Денис Мацуев только что сказал, что никогда, - ответил я. - Иначе бы фестиваль назывался Diminuendo». - «Но на фестиваль билеты достать невозможно!» - «Согласен, попасть трудно. Но если вы хотите послушать Мацуева, приходите сейчас на открытую репетицию в филармонию - и вы бесплатно услышите Третий концерт Сергея Прокофьева. Мацуев его с этим оркестром ещё никогда не играл». - «Прямо сейчас? Приду».

Открытые репетиции, на которые собирается полный зал, - одна из особенностей псковского этапа Crescendo - фестиваля, которому в 2014 году исполнилось десять лет.

29 сентября 2014 года можно было даже успеть пообщаться на пресс-конференции с Денисом Мацуевым и генеральным директором Российского государственного театрального агентства, генеральным продюсером фестиваля Crescendo Давидом Смелянским, а потом успеть на репетицию в филармонию. По сути, открытые репетиции - это те же концерты, только обстановка там чуть более раскованная. Кроме того, если вам всё-таки удастся попасть на концерт, это редкая возможность в течение трёх часов дважды услышать, например, Вариации на тему рококо Петра Чайковского в исполнении виолончелистки Анастасии Кобекиной, при этом имея в виду рекомендации дирижёра Дениса Власенко, стоящего за пультом Государственного симфонический оркестр «Новая Россия». На репетиции было так, а на концерте - чуть-чуть иначе.

О репетициях вообще надо сказать особо. За два с половиной часа до концерта Денис Мацуев сказал: «Исполнять сегодня Третий концерт Прокофьева - огромный риск. Это опасно. Мы ещё не репетировали, и за сорок минут репетиции нам надо почувствовать всё».

В действительности, ВСЁ можно почувствовать только на концерте. Тот же Мацуев привёл слова Юрия Темирканова: «Если мы будем играть на концерте точно так же, как и на репетиции, один в один, то мы убьём музыку».

Поэтому лучших музыкантов Денис Мацуев назвал «великими импровизаторами, джазменами...» Причём он имел в виду не только тех, кто исполняет джаз. Прежде всего, он говорил об исполнителях классической музыки, которые, не уклоняясь от нот, тем не менее, находят возможность привносить на каждом концерте в музыку что-то своё, новое.

Музыканты, участвовавшие в 2014 году в псковских концертах, этим искусством обладали все без исключения. Если сравнивать с предыдущими фестивалями, то уровень участников только растёт.

«Большой эксклюзив, только для самых родных»

Фестиваль Crescendo, представляющий новое поколение русской исполнительской школы, придумали на юбилейных торжествах в Пскове в 2003 году. Участнице нынешнего фестиваля Варваре Кутузовой в то время исполнился всего лишь месяц (она родилась 12 июня 2003 года в Архангельске), и до её первого выхода на сцену оставалось ещё года четыре.

Давид Смелянский в 2003 году, под впечатлением от концерта в Псковском кремле, поинтересовался у Дениса Мацуева: «А есть в России ещё молодые музыканты такого класса?»  «Есть, и не один десяток», - ответил Денис Мацуев.

Последующие десять фестивальных лет были прямым доказательством того, что действительно, талантливых молодых музыкантов в России много. И не только в России, но с российскими корнями и русской исполнительской школой.

Виолончелист Борислав Струлёв уже более десяти лет живёт в США, в Нью-Йорке, скрипач Никита Борисоглебский - в Бельгии, баянист Айдар Гайнуллин - в Германии...

Да и сам Денис Мацуев за рубежом проводит много времени. 28 сентября 2014 года он ещё играл с Лондонским симфоническим оркестром (дирижировал Валерий Гергиев) в Афинах, а потом чартерным рейсом отправился в Россию - чтобы успеть в Псков.

В тот день, когда арт-директор Crescendo Денис Мацуев играл в Афинах, псковский этап этого фестиваля открывался в Великих Луках. Вместе с Государственным симфоническим оркестром «Новая Россия» выступили Анастасия Кобекина (виолончель) и Игорь Фёдоров (кларнет). Возможно, свой гастрольный график подкорректировал бы и Денис Мацуев, но без рояля ему делать в Великих Луках нечего. «В Великих Луках нет рояля. Мы с губернатором поговорим на эту тему», - пояснил Мацуев.

Но в любом случае, на концерты все желающие всё равно попасть не смогут. По этой причине Денис Мацуев сослался на опыт московской филармонии, организовавшей прямые трансляции концертов. Нечто подобное в будущем предполагается устраивать и в Псковской области. Если такое произойдёт, то подключившиеся к трансляции фестиваля Crescendo смогут увидеть то, что нельзя увидеть ни по одному каналу, включая телеканал «Культура». Особенно это касается джазового вечера, который Денис Мацуев охарактеризовал как «большой эксклюзив, только для самых родных».

«Мы не оправдали название Crescendo - постепенное нарастание звука»

Фестиваль Crescendo за десять лет в значительной степени изменил гастрольную афишу России. Музыкант может жить в Нью-Йорке или Лондоне, но гастроли классических музыкантов мирового уровня по России перестали быть редкостью. Денис Мацуев обратил внимание на то, что «филармоническая афиша нашей страны на 90 процентов - это крещендовцы».

К примеру, Айдар Гайнуллин, первый раз сыграв в Пскове в 2009 году, в 2011 году приезжал в Псков уже с сольной программой, выступив с симфоническим оркестром Псковской областной филармонии. То же самое было с Графом Муржой, Екатериной Мечетиной и другими участниками Crescendo...

Денис Мацуев, улыбнувшись, вздохнул: «Мы не оправдали название Crescendo - постепенное нарастание звука. Звук мы нарастили сразу».

«Зрительский интерес к классической музыке за это время в России значительно увеличился», - подтвердил Давид Смелянский.

Однако понятно, что есть вещи, которые уже не повторятся никогда. Фестиваль Crescendo был неразрывно связан со Святославом Бэлзой, о котором в эти дни в Пскове вспоминали часто. «Бэлзы не стало, и на этом пространстве образовалась пустота, - сказал Денис Мацуев. - Он не был конферансье, он был наш друг... Это был разговор на равных. Он так представлял артистов, что плохо играть было невозможно».

И всё же Бэлза в сентябре на сцену в 2014 году вышел. Игорь Бэлза. Сын Святослава Игоревича. Как ведущий концертов он только начинает свой путь, на который его направил Денис Мацуев, объяснив своё приглашение категорично: «Бэлза должен находиться на сцене».

Игорь Бэлза находился на сцене псковской филармонии 29 сентября, представляя Государственный симфонический оркестр «Новая Россия» (художественный руководитель и главный дирижёр Юрий Башмет. Дирижёр Денис Власенко), Игоря Фёдорова, Анастасию Кобекину, Никиту Борисоглебского, Варвару Кутузову и самого Дениса Мацуева.

«Игорь Фёдоров - патриарх нашего кларнетового искусства» (как выразился Денис Мацуев) выбрал для выступления Сонату № 1 для кларнета Иоганнеса Брамса, Анастасия Кобекина, как уже было сказано, исполнила Вариации на тему рококо Чайковского, а, наверное, самым запоминающимся событием вечера оказалось выступление скрипача Никиты Борисоглебского. Он вместе с оркестром исполнил «Размышление» из оперы «Таис» Жюля Массне и Фантазию Пабло де Сарасате на темы оперы Жоржа Бизе «Кармен». Меланхоличные «размышления» и экспрессия «Кармен» позволили Никите Борисоглебскому в относительно небольшом выступлении показать разные стороны таланта, объединённые чувством стиля.

После антракта на сцену выкатили давно ставший знаменитым филармонический рояль Steinway & Sons, за который первой села одиннадцатилетняя Варвара Кутузова. «У Вари есть потрясающая глубина интерпретаций, фантастическое сценическое ощущение, - года два назад рассказал Денис Мацуев о юной пианистке. - Есть многие дети, которые играют очень хорошо в классе, но на сцене они зажимаются и многое теряют. Варвара абсолютно не из таких. Она уже артистка, безусловно. Это видно. У нее есть своя харизма, свой почерк». За прошедшее время почерк Варвары Кутузовой стал ещё твёрже, что и подтвердило исполнение Концертного рондо Вольфганга Амадея Моцарта.

Напоследок прозвучал долгожданный Концерт № 3 для фортепиано с оркестром Сергея Прокофьева. Выяснилось, что риск был оправдан. Одной репетиции перед самым концертом вполне хватило, чтобы солист и оркестр нашли общий язык.

По традиции, наибольшее внимание было привлечено к заключительному вечеру псковского этапа фестиваля. Его обычно называют джазовым. Правда, Денис Мацуев объяснил: «Я бы не назвал это джазом. Это концерт-фантазия. Импровизация». Тем не менее, участие в этом концерте джазовых музыкантов (Андрея Иванова и Дмитрия Севастьянова) настраивало на определённую музыкальную волну.

Все музыканты, принявшие участие в концерте 30 сентября, в Пскове выступали много раз, в том числе и в джазовых программах. Но на этот раз, кажется, они превзошли сами себя.

В предыдущие годы участников джазового шоу немного сдерживал формат симфо-джаза, когда на сцене находился симфонический оркестр. На этот раз на сцене находилось максимум пять человек: Денис Мацуев (фортепиано), Андрей Иванов (контрабас), Айдар Гайнуллин (баян), Дмитрий Севастьянов (ударные) и Борислав Струлёв (виолончель). Временами перед публикой вообще оказывался кто-нибудь один - Айдар Гайнуллин (с баяном и аккординой), Дмитрий Севастьянов с барабанной установкой... В 2009 году в присутствии Георгия Гараняна барабанщик Дмитрий Севастьянов уже демонстрировал в псковской филармонии свои умения, перемещаясь с барабанными палочками от барабанной установки к микрофонной стойке, к колонкам... Для него барабанной установкой является всё, что попадается под руку. В 2009 году он подбирался к виолончели Борислава Струлёва и слегка постучал по контрабасу Андрея Иванова. На этот раз Дмитрий Севастьянов зашёл дальше, в чём ему помогли коллеги.

Пока Дмитрий Севастьянов неумолимо подбирался к струнам контрабаса, Денис Мацуев завладел барабанными палочками, произвёл по барабану несколько ударов, а потом тоже переместился к контрабасу.

Музыканты, импровизируя на тему Хуана Тизола «Караван», разошлись настолько, что одна из контрабасных струн не выдержала и оборвалась. «Всякое бывало, но струн у контрабаса мы раньше не рвали», - скажет позднее Денис Мацуев.

Подобные концерты показывают, что представители нового поколения русской исполнительской школы не только большие музыканты, но и неплохие артисты. Тот еже Айдар Гайнуллин специально прилетал в Россию, чтобы время от времени выходить на сцену в драматическом спектакле Ивана Вырыпаева, с которым давно сотрудничает как кинокомпозитор, написавший музыку для фильмов «Эйфория» и «Кислород». Ещё более артистичен и экстравагантен Борислав Струлёв, в своё время записавший музыку для фильмов «Турбулентность» Люка Бессонна и «Сатисфакция» Анны Матисон. Глядя на Борислава Струлёва можно подумать, что он не только записывает музыку к фильмам, но и сам в них снимается. Пока это не так, но то ли ещё будет?

«Для меня виолончель - это не голые ноты, а драма, - однажды рассказал Борислав Струлёв. - Крик души, способ выразить мои чувства и средство заставить человека не бояться классики, а получать от нее удовольствие».

Вряд ли есть в мире ещё один такой виолончелист, который может на таком уровне объединить в одном концерте музыку в диапазоне от Людвига ван Бетховена до группы ABBA, от Владимира Шаинского до Владимира Косма, от Андрея Иванова до Исаака Дунаевского. И что важнее всего, это не цирковой номер, не пародия и не легковесное развлечение. Помимо музыкальных шуток, нельзя не услышать тот самый крик души, широкой русской души, размахнувшийся от Нью-Йорка до Пскова.

Может быть, когда-нибудь Псков увидит и полноценный концерт Борислава Струлёва, где он в полной мере сможет продемонстрировать богатый звук своей виолончели.

Организаторы утверждают: сколько будет проходить фестиваль Crescendo, столько раз он будет проходить в Псковской области.
Впадать в эйфорию не стоит, но Crescendo для Пскова - это не даже не глоток кислорода, а целый кислородный баллон - размером с контрабас Андрея Иванова.

1. Итал. Diminuendo (также decrescendo, «декрещендо») - музыкальный термин, обозначающий постепенное уменьшение силы звука.

21.

СИЛА ПРИВЫЧКИ
(«Городская среда», 2015 г.)

Это надо было видеть и слышать. Я спросил живущего в Германии участника фестиваля Crescendo Айдара Гайнуллина о том, продолжает ли он сочинять музыку к фильмам?

И он ответил, что недавно написал музыку к немецкому документальному фильму о «трудной участи немецких пенсионеров». В том смысле, что не все немецкие пенсионеры могут пока позволить себе отдых на Мальдивах. Ответ длился минут десять и перемежался шутками других музыкантов. Айдар Гайнуллин продемонстрировал, что хорошо знаком не только с жизнью немецких пенсионеров, но и с жизнью беженцев... Мне даже пришлось сказать: «Здесь нужна ремарка: вы сами НЕ беженец». «Да, не беженец, - согласился Айдар Гайнуллин. - Поэтому мне приходится работать...» /.../

22.

ПОНИМАНИЕ ТИШИНЫ
(«Псковская губерния», 2015 г.)

Денис Мацуев: «Настоящий болельщик проявляет себя не во времена триумфа команды, а тогда, когда ей нужно помочь»


Надо восстановить справедливость. В прошлом году в заключительный вечер псковского этапа фестиваля Crescendo во время импровизации на тему Хуана Тизола «Караван» была порвана струна контрабаса. Часть публики подумала, что решающую роль тогда сыграл барабанщик Дмитрий Севастьянов, выбивавший ритм из всего, что попадалось под руку, включая контрабас Андрея Иванова. В 2015 году Дмитрий Севастьянов, судя по афишам, тоже должен был выступать в Пскове, но его заменил Александр Зингер. Поэтому я в шутку спросил Андрея Иванова: «Не потому ли не приехал Дмитрий Севастьянов, что была порвана струна?». Андрей Иванов, стараясь выглядеть серьёзно, ответил, что струну тогда порвал не барабанщик, а пианист - Денис Мацуев. Действительно, в прошлом году Денис Мацуев добрался, наконец, и до контрабаса. «Всякое бывало, но струн у контрабаса мы раньше не рвали», - скажет после того выступления Денис Мацуев.

«Такого нет нигде»

Crescendo - это такой фестиваль, когда Денис Мацуев может сыграть и на контрабасе. А может и не сыграть. То, что зрители видят на канале «Культура» каждый год, когда показывается московский гала-концерт, - это не самая интересная часть того, что на этом фестивале бывает. Все эксперименты (и не только шуточные, с контрабасом), как правило, происходят вне столичных залов.

Псковская публика хорошо воспринимает не самые простые произведения. Часть слушателей как раз ждёт от нового поколения музыкантов чего-то необычного, потому что обычное можно услышать в филармонических залах во время других концертов. А во время Crescendo в Псков приезжают ведущие российские музыканты из разных стран, и это единственная возможность услышать их здесь вместе вживую - да ещё с хорошим оркестром.

Правда, в первые годы существования фестиваля было слышно, что в зале находятся люди, от классической музыки далёкие. Они не очень понимали, как себя надо на таких концертах вести. Но осенние фестивальные выступления 2015 года в этом смысле прошли почти идеально. Впервые никаких посторонних звуков в Большом концертном зале Псковской областной филармонии не звучало. «Могу сказать, что мы открыли, «родили» фестивальную крещендовскую публику, которая рождает в зале «понимающую тишину». Это очень важно, - прокомментировал происходящее арт-директор Crescendo Денис Мацуев. - Это много стоит. Половина зала у нас - молодые лица. Такого нет ни в Америке, нигде. Там, в основном, седые головы».

Денис Мацуев каждый свой приезд в Псков говорит о том, что на Западе в залах на концертах классической музыки видны, в основном, седые головы, а в России всё иначе. И всё же без седины здесь тоже не обошлось. «Где-то в зале эти седые усы? - Стоящий на краю сцену Денис Мацуев стал искать одного из создателей фестиваля Давида Смелянского. - Я вас приветствую, мой дорогой командор!»

«Трудно придумать двух более диаметрально противоположных людей»

Одной из особенностей фестиваля Crescendo было то, что его всегда вёл Святослав Бэлза. В 2014 году Святослава Бэлзы не стало, и на сцене в прошлом году в качестве ведущего появлялся его сын. Я поинтересовался у Дениса Мацуева: «Что будет дальше?» «Таких как Бэлза нет и не будет, - ответил он. - Это жанр уходящий, практически ушедший. Подавать так, как Бэлза, не сможет никто. Это было целое театральное действо. Это высший класс, высший пилотаж».

Правда, Денис Мацуев отметил, что всё же в России остались люди, способные хорошо провести концерт. Например, Екатерина Мечетина. Но она, прежде всего, пианистка, постоянный участник Crescendo,и использовать её в качестве ведущей организаторы не сочли возможным.

Crescendo ценят в том числе и потому, что это сочетание проверенной классики с произведениями, о которых мало что известно. Вряд ли многие в зале слышали о датском композиторе Лауни Грёндале. О нём знают только те, кто никогда не выключает телеканал «Культура» и, разумеется, тромбонисты, потому что Грёндаль - автор хрестоматийного Концерта для тромбона с оркестром, написанного почти сто лет назад. Солирующий тромбон с симфоническим оркестром в наших краях вообще услышишь нечасто. С Государственным академическим симфоническим оркестром им. Е.Ф. Светланова играл Алексей Лобиков, открывший второй фестивальный день.

Если не считать Грёндаля, второй день был посвящён Шостаковичу и ПрокофьевуРостропович, хорошо знавший того и другого композитора, в интервью Сломону Волкову рассказывал: «Трудно придумать двух более диаметрально противоположных людей». Сергей Прокофьев после концерта мог сказать музыканту об игре: «Хуже не бывает!», и при этом широко улыбнуться. А Шостакович всегда всё хвалил и повторял: «Блестяще, блестяще». В случае с Шостаковичем это должно было настораживать, потому что только если он ценил человека как большого музыканта, то мог позволить себе его критику. Шостакович всегда повторял Ростроповичу: «Ну, зачем такого-то критиковать, если он не может сделать лучше?» Так что слушаешь музыкантов, исполняющих музыку, и думаешь: «Чтобы по этому поводу сказали авторы? Хвалили бы или ругали? И чтобы всё это на самом деле значило?»

Концерт открылся «Праздничной увертюрой» Дмитрия Шостаковича (дирижировал Станислав Кочановский, у которого был день рождения). А потом настал черёд музыки Прокофьева: Симфонии-концерта для виолончели с оркестром (солировал Александр Рамм) и Концерта № 2 для скрипки с оркестром (солировала Алёна Баева).

Затем наступила традиционная и почти торжественная церемония «вкатывания рояля». Оркестранты на время отошли в стороны, и сцену принялись «расчищать» для инструмента, на котором должен был сыграть Денис Мацуев. Несколько лет назад Мацуев почти с нежностью назвал его «самым тугим роялем России». Что ж, если он и тугой, то для Концерта № 1 для фортепиано, трубы и струнного оркестра Дмитрия Шостаковича этот Steinway & Sons подходил отлично. Для полного эффекта здесь нужна физическая сила. У Дениса Мацуева, конечно, репутация «рахманиновского» исполнителя (он - арт-директора фонда Рахманинова). Но кажется, что по темпераменту он близок к Шостаковичу.

Лина Прокофьева, вдова композитора, рассказывала, что Сергей Прокофьев называл Шостаковича - «наш маленький Малер». Малер Малером, но послереволюционная советская жизнь со всеми её взлётами и падениями настолько повлияла на музыку Шостаковича, что всё это стало сутью его музыки. И это уже совсем не Малер, а что-то другое. На псковском выступлении было слышно, что Мацуев знает эту музыку изнутри (на трубе солировал Владислав Лаврик) и способен провести для слушателей целую экскурсию, не произнося ни одного слова.

Слов, впрочем, во время своих приездов в Псков Денис Мацуев всегда произносит немало. В этот раз его спросили о том, откуда он черпает силы? Мацуев ответил, что черпает из Байкала. Не так давно он пробыл там две недели. «Каждый день нырял в Байкал, - стал рассказывать он. - Даже переборщил немного. И Гергиев, и Депардье, и Башмет... Все ныряли туда по восемь раз...»

«Никто мимо нас не пройдёт»

В прошлом году Денис Мацуев перед приездом в Псков посетил матч «Спартак» - «Зенит» (тогда «Спартак» проиграл 2: 4). В этом году я спросил: «Скажите как спартаковский болельщик спартаковскому болельщику - давно вы были на матчах обновлённого московского «Спартака»? «Совсем недавно, - ответил Денис Мацуев. - На матче «Спартака» с «Зенитом» (закончившемся со счётом 2:2 - Авт.). На «Открытии Арене». Это феноменальный стадион. Я бывал на Camp Nou в Барселоне, на San Siro в Милане, на Allianz Arena в Мюнхене, на старом Wembley в Лондоне, на стадионе Chelsea...Стадион Chelsea - это сарай по сравнению с «Открытием Ареной», которая просто уникальна. Там атмосфера праздника... Настоящий болельщик проявляет себя не во времена триумфа команды, а тогда, когда ей нужно помочь».
Потом мы заговорили о Дмитрии Аленичеве. Денис Мацуев даже вспомнил о псковском футбольном клубе «747»...

Нет сомнений, за кого бы в матче «Спартак»: «Зенит» болел Дмитрий Шостакович. Он очень любил футбол и болел за ленинградские клубы, особенно за «Динамо». Иногда он даже что-то комментировал. В журнале Total Football как-то написали, что «в наши дни у Шостаковича наверняка был бы футбольный блог».

Участники Crescendo тоже время от времени под предводительством Дениса Мацуева собираются и играют в Москве в футбол на спартаковском поле. Но и во время заключительного концерта, обычно обозначаемого как «Классика и джаз», они тоже устраивают «перепасовку». Музыкальную «перепасовку». Именно так выглядит обязательный номер программы, где в роли «распасовщиков» выступают виолончелист Борислав Струлёв и баянист Айдар Гайнуллин. Один начинает, другой отвечает. Они сыплют музыкальными цитатами (от Бетховена до Высоцкого, от Косма до Моцарта). Реакция публики всякий раз одинаковая - противоречивая. Многие - в восторге, остальные - слегка кривятся, не понимая, как это всё можно сочетать? Скептикам не хватает гармонии. Особенность в том, что половина участников заключительного вечера псковской части Crescendo совсем не джазмены. В так называемом джазовом шоу «Классика и джаз» в 2015 году принимали участие Денис Мацуев (рояль), Айдар Гайнуллин (баян, аккордина), Борислав Струлёв (виолончель), Полина Орбах (вокал) Андрей Иванов (контрабас) и Александр Зингер (ударные). Только трёх последних можно назвать джазменами. По этой причине ждать от них «правильного» свинга не стоит. Тем более что правила в заключительный вечер не действуют. Понятие «шоу» перевешивает понятие «джазовое». Артисты дурачатся, но делают это, не забывая играть. Если и можно предъявлять им претензии, то они никак не связаны с тем, что Мацуев «прошёлся» по «Временам года» Чайковского (не все его импровизацию в зале одобрили), а Борислав Струлёв «корчит рожи».

Прошёлся, корчит... Ну и что? Такое шоу можно заснять с необходимого количества камер и показывать по телевидению на Новый год. Это будет развлечение высокого класса, не в пример многим другим новогодним телеразвлечениям. Однако здесь, в Пскове, эти шоу всё-таки требуют большего разнообразия. Они становятся чересчур предсказуемы. Всегда в финале звучит «Караван», всегда исполняется искромётная «Фиеста» Михаила Иванова... Повторов, точнее - самоповторов могло быть и меньше. Во всём же остальном Crescendo марку держит и уж точно не «сдулось».

Для Пскова этот фестиваль важен ещё и потому, что отдельные участники Crescendo возвращаются в Псков потом уже вне фестивальных рамок, устраивая здесь сольные концерты. Так было с Графом Муржой, Екатериной Мечетиной, Аркадием Шилклопером, Айдаром Гайнуллиным... В этом году я спросил у Айдара Гайнуллина: не собирается ли он продолжить сотрудничество с нашим оркестром? Он ответил: «Хочу вернуться сюда вновь и сыграть с вашим оркестром, и в других амплуа».

А Денис Мацуев не исключил, что следующих фестивалях Crescendo появится ещё и балет. «Есть большие планы, - продолжил арт-директор фестиваля. - Мы ищем не только исполнителей, но и новых композиторов. Не всё так празднично в этой сфере. Есть намётки делать специальный заказ на Crescendo. Мы ждём новые имена. Мы всегда открыты. Никто мимо нас не пройдёт».

А если и пройдёт, то всегда есть возможность вернуться.

23.

ЧЕРЕЗ ЛАВРЫ И РУБЦЫ
(«Псковская губерния», 2015 г.)

Денис Мацуев: «Я не знаю, что пишут об Андрее Турчаке. Но я знаю, что он поддерживает фестиваль Crescendo»

Возле сцены Большого концертного зала Псковской областной филармонии стоял капитан полиции в форме и внимательно изучал программку: Чайковский, Брух, Борн-Бизе ... Потом полицейский вернул программку зрителям, сидевшим в первом ряду, и неожиданно процитировал Джона Леннона: «Те, кто сидит на дешёвых местах, хлопайте. Остальные просто побренчите своими драгоценностями». После чего капитан, заговорив о завтрашнем концерте фестиваля Crescendo, задал вопрос сидящей в первом ряду девушке: «Будешь Шостаковичем себя прохлаждать?» «Если так дело пойдёт и дальше, - подумал я, - то полицейский сейчас поднимется на сцену и встанет за пульт, в крайнем случае - возьмётся за скрипку». Позднее мне объяснили, что я заблуждался - капитан не скрипач, он когда-то учился на гитариста.

«Псков - это наш талисман»

Фестиваль Crescendo в 2015 году в Пскове начался не с торжественных речей, а с «Торжественного коронационного марша» Петра Чайковского. Того самого марша - с цитатой из гимна «Боже, царя храни». На сцене первые два вечера фестиваля находился Государственный академический симфонический оркестр имени Е.Ф. Светланова (дирижер Станислав Кочановский).

Нашлись зрители, которых отсутствие начальства на открытии смутило. Как будто без высокого начальства открытие - не открытие. «Недостаток» компенсировали на следующий день, когда в зале появились сразу несколько руководителей Псковской области, включая губернатора Андрея Турчака.

Когда концерт закончился, губернатор поднялся на сцену и обнялся с Денисом Мацуевым. После концерта они отправились в ресторан, о чём Мацуев упомянул на встрече с журналистами в гримёрке в последний день фестиваля. Тогда же я спросил Дениса Мацуева: «О псковском губернаторе сейчас пишут много негативного. Вы не верите в то, что о нём пишут?» - «Я не знаю, что пишут о губернаторе, - ответил арт-директор фестиваля. - Я знаю, что он поддерживает Crescendo, и для нас это самое важное. Crescendo в Пскове потому, что губернатор его поддерживает». «Если бы не Андрей Анатольевич, то Crescendo бы в Пскове умерло - сто процентов», - присоединился к разговору генеральный продюсер фестиваля Давид Смелянский. «Но губернатора могут снять или он может пойти на повышение. Crescendo останется в любом случае?» - «Останется, если будет поддерживать другой губернатор, - продолжил отвечать Денис Мацуев. - Псков - это наш талисман. Но в данный момент губернатор поддерживает нас... У нас есть пример Иркутска. Там сменилось семь губернаторов, а фестиваль «Звёзды на Байкале» продолжается. Но поддержка важна. Причём деньги-то здесь не очень большие. Не за гонорары же я сюда приезжаю...»

«Что же касается Турчака, то на заборах тоже пишут, - подхватил мысль Давид Смелянский... - Мы когда-то потеряли Ростроповича на десять лет благодаря одной статье... Статьи пишут на коленках. Пишут те люди, которые не состоялись». «Раньше был забор, а теперь интернет», - подвёл итог теме роли Андрея Турчака в современной российской музыке Денис Мацуев.

«Мы обыгрываем фамилии заказчиков»

Первый фестивальный вечер вызвал у псковских любителей академической музыки споры. Так бывает всякий раз, когда организаторы филармонических концертов включают в концерты не только проверенную временем классику, но и малоизвестные произведения, особенно премьеры современных композиторов. В программе первого вечера значилось целых две премьеры: «Через лавры и рубцы» Андрея Семёнова и Con Cello Павла Карманова. Причём пьеса для флейты, трубы и симфонического оркестра «Через лавры и рубцы» была написана специально для этого фестиваля по просьбе исполнителей - трубача Владислава Лаврика и флейтиста Максима Рубцова. Отсюда и такое название: «Через лавры и рубцы». Лавры символизировал Лаврик, а рубцы Рубцов. А может быть, наоборот.

Перед премьерным исполнением композитор Андрей Семёнов всем объяснил: «Мы обыгрываем фамилии заказчиков... В этой музыке, если всё получится, есть нелепые прыжки, фанфары, сопротивление, бег по кругу, усталость, бесконечное скольжение вверх-вниз...»

Теперь уже точно можно сказать, что было и то, и другое, и третье...

Музыканты и их инструменты выполняли роль клоунов со всеми их человеческими эмоциями, не исключая грусть. Нельзя сказать, что это было какое-то шутовство. Кроме шуточных пассажей в пьесе заложено и многое другое.

В антракте первое, что я услышал, спускаясь в вестибюль, - был мотив из пьесы: «На-на-на...». Женщина за моей спиной тихо напевала отрывок из только что услышанной пьесы - партию трубы из финала. Позднее я спросил у Андрея Семёнова: «А что будет дальше с этой пьесой? Всё-таки название прямо связано с фамилиями исполнителей. Будет ли пьеса исполняться дальше?» «Это технически непростое произведение, - ответил Андрей Семёнов. - Поживём - увидим. Мы его собираемся ещё несколько раз исполнить. У нас есть планы. Что же касается привязки к именам... Да, конечно, это создаёт некоторые проблемы для жизни произведения, но это же создаёт и уникальность. Дело же не только в фамилиях. Есть ещё подтекст смысловой, философский...»

В Москве пьесу «Через лавры и рубцы» уже услышали - в Московском зале «Филармония-2». Прозвучит она и в Большом зале Московской консерватории.

«Чувство юмора никто не отменял»

Всюду писалось и говорилось, что исполнение в Пскове Con Cello Павла Карманова - это тоже премьера. Пришлось уточнить у виолончелиста Бориса Андрианова: «Всё-таки премьера или нет?» - «Нет. Хотя можно считать, что премьера продолжается целый год. Год ещё не прошёл». - «А когда была самая-самая премьера?» - «Вообще-то это было написано специально для московского фестиваля, проходившего в ноябре 2014 года. Потом мы исполняли её и в других городах».

За год исполнения с разными составами Con Cello своей свежести и энергии не утратила. Эта вещь находится на стыке жанров. Она с весомыми барабанными партиями, раскованным звучанием виолончели и с могучими звуками оркестра. Здесь уже явно чувствуется опыт ХХI века. «Это такая коварная вещь, - пояснил Борис Андрианов. - Там много работы для звукорежиссёра».

По-разному коварных произведений в первый вечер прозвучало несколько. Например, написанный в 1949-50 годах Концерт для трубы с оркестром Александра Арутюняна (солировал Владислав Лаврик). Коварство было в том, что для обычного российского слушателя Арутюнян - малоизвестный советский композитор середины прошлого века, то есть автор обычной музыки. Коварство как раз в том, что в этой музыке нет ни отчаянной сложности, доводящей до головокружения, ни вызывающей простоты, доходящей до примитивизма. И тогда у некоторых слушателей возникает иллюзия, что они слышат нечто усреднённое.

Владислав Лаврик в Пскове со своей примечательной изогнутой трубой во время Crescendo уже выступал - в 2013 году . А вот Максим Рубцов здесь оказался впервые и сразу запомнился. И не только игрой, но и артистизмом, непосредственностью своего поведения на сцене. Флейтист для знакомства с псковской публикой выбрал то, что в больших залах действует безотказно. Прозвучала «Блестящая фантазия на темы оперы «Кармен» (Франсуа Борн-Жорж Бизе). Было видно и слышно, что Максим Рубцов вообще склонен к музыкальным фантазиям. После концерта Рубцов поблагодарит псковских слушателей за «наитеплейший приём» и перескажет слова, которые услышал от одного из зрителей: «Если бы в детстве меня привели на подобный концерт и показали, что так можно играть, я бы никогда не бросил музыкальную школу».

В этот же вечер на сцене выступал самый молодой участник нынешнего фестиваля - титулованный четырнадцатилетний пианист Александр Малофеев, исполнивший финал Концерта № 1 для фортепиано с оркестром Петра Чайковского. Денис Мацуев вспомнил, что он тоже примерно в этом же возрасте впервые обратился к Концерту № 1.

Было понятно, что Александр Малофеев технически уже готов к исполнению таких масштабных вещей, а всё остальное (что и делает исполнителя по-настоящему большим музыкантом) должно прийти со временем.

«Всё остальное» - это как раз то, что в полной мере проявил виолончелист Борис Андрианов во время исполнения Kol Nidrei Макса Бруха. Здесь не нужны были оговорки, комментарии и предупреждения. Какие могут быть комментарии к проникновенной молитве? Наверное, это было лучшее, что прозвучало в этот вечер.

Во время встречи с журналистами, проходившей в гостинице, я спросил Максима Рубцова: «Что бы вы ответили тем консервативным зрителям, которые считают, что музыкант на концерте классической музыки должен быть предельно серьёзен, а шуточки надо отложить для джазового вечера, когда на сцене Мацуев, СтрулёвГайнуллин...» «Я бы посоветовал им просто выйти на сцену и постоять там, - улыбнулся Максим Рубцов и заговорил о том, как меняется реальность на сцене. - Если человек хотя бы немного это почувствует, то мы сможем говорить на одном языке. Это можно только прочувствовать».

Мысль о том, что юмор должен присутствовать только в заключительный день фестиваля, когда играется джаз, - это какая-то тухлая мысль. Что-то вроде «мы шутим только по вторникам, с 19.00 до 21.00, а всё остальное время необычайно серьёзны». Композитор Андрей Семёнов тоже прокомментировал слова о «серьёзной музыке»: «Происходит музыкальная терапия, которая делает нас лучше, добрее, чище... Шутить надо. И чувство юмора никто не отменял».

Но даже если бы кто-нибудь чувство юмора взял и отменил (мало ли?), то этот закон легко бы обошли. Способов обхода существует больше, чем инструментов в симфоническом оркестре.

* * *

...Встреча в пресс-гостиной заканчивалась. Впереди был завтрак. Кроме того, среди участников Crescendo возникла смелая мысль сходить за грибами.

«Мальская долина ждёт», - мечтательно произнёс виолончелист Борис Андрианов.

24.

ОРГАНИЗАЦИЯ УДАЧИ
(«Городская среда», 2016 г.)

В 2016 году фестиваль Crescendoв Пскове прошёл по сокращённой программе. Арт-директор фестиваля Денис Мацуев пообещал, что гарантирует два концерта каждый год. И это - не самый плохой вариант в условиях финансовой экономии в области культуры. /.../

25.

ДВИЖУЩАЯ СИЛА
(«Псковская губерния», 2016 г.)

Давид Смелянский: «Мы заставили губернаторов покупать рояли, а не только тратить деньги на футбол и хоккей»

На пресс-конференции, проведённой в формате завтрака, главный продюсер музыкального фестиваля Crescendo Давид Смелянский рассказал о том, какие изменения произошли за то время, как появился фестиваль: «Мы заставили губернаторов покупать рояли, а не только тратить деньги на футбол и хоккей. В разных городах стали делать концертные залы... Неважно, что зритель иногда начинает аплодировать не вовремя. Это мешает музыкантам,  но вместе с тем свидетельствует, что зритель живой, он реагирует на музыку». Впрочем, в 2009 году, когда этот фестиваль представителей молодого поколения российских музыкантов впервые появился в Пскове, псковские зрители аплодировали не вовремя значительно чаще.

Впервые в Пскове музыканты в рамках Crescendo появились на сцене Большого концертного зала Псковской областной филармонии 24 октября 2009 года. В тот раз молодых солистов поддерживал Академический симфонический оркестр Московской филармонии (художественный руководитель и главный дирижёр Юрий Симонов), а Денис Мацуев приехал со своим роялем Yamaha - подходящего рояля в Пскове не нашлось. Тогда же зародилась традиция - встречать и провожать каждого музыканта оркестра аплодисментами (гримёрки за кулисами в филармонии маленькие, и музыкантам оркестра приходится выходить через зал в соседнее с вестибюлем помещение).


В первый год пребывания в Пскове один вечер был посвящён даже такой экзотике как театральное Crescendo. На сцене драмтеатра 28 октября 2009 года показали  спектакль «Человеческий детёныш» (фантазии на тему рассказов Редьярда Киплинга о Маугли) режиссёра Сергея Бызгу. В это же время в филармонии выступали Екатерина Мечетина, Денис Мацуев, Граф МуржаАйдар Гайнуллин и другие. В тот раз пришлось выбирать - куда идти. Я выбрал театр, и с той поры ни одного концерта Crescendo за шесть лет не пропустил. Но 22 сентября 2016 года снова пришлось выбирать, и опять между филармоническим концертом и театром.


Дело в том, что на прошедшей неделе в Псковской области параллельно проходило несколько фестивалей, и надо было быстро-быстро перемещаться из города в город, из зала в зал. Но иногда при всём желании оказаться в двух местах одновременно было невозможно. Так что концерт 22 сентября с участием Дениса Мацуева, Николая ВарламоваМарии ФедотовойГайка Казаряна и других пришлось пропускать. Я опять предпочёл театр - на этот раз театр «Пушкинская школа», гастролировавший в Пушкинских Горах (спектакли проходили в Научно-культурном центре музея-заповедника «Михайловское»). И всё же по итогам отзывов и своих впечатлений от концерта 23 сентября рискну сказать, что главным открытием псковского этапа Crescendo-2016 стал Тюменский государственный симфонический оркестр под управлением Евгения Шестакова.

Чаще всего, в Псков на Crescendo приезжали именитые оркестры как тот же Юрий Симонов с московским филармоническим оркестром или оркестр «Новая Россия» (за дирижёрским пультом в 2011 году был Юрий Башмет). И вдруг, Тюменский симфонический, о котором год назад никто не слышал - по той причине, что оркестру всего год. Поэтому на пресс-конференции неизбежно прозвучал вопрос: «Почему Тюмень?» Давид Смелянский ответил: «Надо было помочь становлению оркестра. Почему бы не подставить плечо?».


После выступлений в Пскове стало понятно, что Евгений Шестаков собрал не просто молодых талантливых музыкантов (молодых талантов в России много). Возник полноценный оркестр со своим голосом. И не сразу скажешь - кто кому подставил плечо? Фестиваль оркестру или оркестр фестивалю?

Из программы второго фестивального дня меня больше всего заинтересовало пьеса современного итальянского композитора Джованни Соллима Violoncelles, Vibrez! для двух виолончелей и струнной группы оркестра. Поэтому я спросил виолончелистов Александра Рамма и Татьяну Васильеву о Соллиме, которого называют «Джими  Хендриксом виолончели». Что их привлекло в этой пьесе? «Мы ещё не играли вместе, но очень рады, что появилась такая возможность, - ответила Татьяна Васильева. - Это произведение написанное почти в стиле «рок». «Ну да, в стиле рок-минимализма, - продолжил ответ Александр Рамм. - В России Джованни Соллима часто бывает. Впервые сюда его привёз Борис Андрианов. Нестандартность мышления Джованни поразила всех. Я очень рад, что выпала возможность сыграть эту пьесу. Она мне очень нравится...». Фестиваль Crescendo хорош тем, что  многое делается в прямом смысле с колёс. Солисты и оркестр знакомятся в день концерта и за час находят общий музыкальный язык. Зрителю трудно догадаться, что репетиция была всего одна.

Во время упомянутого завтрака, в котором громче всех солировала кофе-машина, музыкантов традиционно спрашивали  о секретах успеха, и виолончелист Александр Рамм сказал, что у музыканта может быть всё - талант, трудолюбие, но если нет удачи - не и успеха. На что Давид Смелянский отреагировал: «Вы умеете организовать эту удачу. Это моё впечатление от вашего поколения». Один из создателей фестиваля имел в виду, что новое поколение музыкантов растёт на глазах не только в музыкальном смысле. Некоторые уже сами стали основателями фестивалей и своих коллективов. А начиналось всё случайно - в Пскове в 2003 году во время концерта, посвящённого празднованию 1100-летия первого упоминания Пскова в летописи. Давид Смелянский снова об этом напомнил: «Фестиваль родился в Псковском кремле на одной из репетиций программы...». Тогда Денис Мацуев и Давид Смелянский обменялись мнениями и решили рискнуть. Риск оправдался.

Нынешний фестиваль - уже 12-й по счёту (в Пскове, несмотря на то, что идея родилась здесь, он появился не сразу). В нём уже участвуют музыканты, которые в 2003 году ещё не родились. Например, Данила Бессонов (скрипка). Когда он вышел на сцену, чтобы сыграть с оркестром «Чардаш» Витторио Монти, в зале раздался вздох удивления (с «Чардашем» Данила выступал в телевизионном конкурсе «Щелкунчик»). Хрупкий одиннадцатилетний Данила  похож на кузнечика со скрипкой. Но этот хрупкий «кузнечик» уже играет как большой музыкант и, к тому же, сам сочиняет музыку (одно из его произведений оркестровал Владимир Спиваков). Иногда бывает, что появление на сцене на фестивале Crescendo юного музыканта - это аванс (так юниоров выпускают в конце футбольного матча на несколько минут, когда результат предрешён). Но в случае с Данилой Бессоновым и, особенно, с тринадцатилетним пианистом из Тбилиси Ильёй Ломтатидзе всё не так. Результат этого концерта во многом от них и зависел. Молодые музыканты и ещё более молодой оркестр звучали по-взрослому (Илья Ломтатидзе исполнил Концерт  № 1 для фортепиано с оркестром Ференца Листа). После бурных аплодисментов я подумал о том, что вот так и налаживаются отношения между народами и государствами (дипломатические отношения между Россией и Грузией установлены ещё при Иване III - в 1491 году, а разорваны при Дмитрии Медведеве - 2 сентября 2008 года).

Обычно псковский этап длился несколько дней (в 2009 году - целых пять) и неизменно заканчивался джазовым вечером. На этот раз фестиваль ограничился двумя днями. Обошлось без джазового гала-концерта и «музыкальных дурачеств», в которых раньше особенно проявляли себя Айдар Гайнуллин и Борислав Струлёв. Но совсем без джаза не обошлось. Для этого на финал был припасён Джордж Гершвин с его рапсодией in Blue. К музыкантам тюменского оркестра присоединились Денис Мацуев (фортепиано), Андрей Иванов (контрабас) и Дмитрий Севастьянов (ударные). Двое последних в Пскове выступают почти также часто, как Денис Мацуев. Так что зрители уже знают, что от них ждать. Их появление на сцене - это гарантия того, что будет настоящий джаз, а не его ресторанная имитация. Свою репутацию они подтвердили.

«Crescendo в Пскове - это наш дом и наша родина», - произнёс со сцены Денис Мацуев , прощаясь до следующего года.

Каждый год со сцены и на пресс-конференциях арт-директор фестиваля Денис Мацуев и главный продюсер Давид Смелянский подчёркивают: « Crescendo в Пскове потому, что губернатор Турчак его поддерживает». Давид Смелянский, отвечая на вопрос о будущем фестиваля, мне в прошлом году ответил: «Если бы не Андрей Анатольевич, то Crescendo бы в Пскове умерло - сто процентов». Тогда же я спросил Дениса Мацуева: «Но губернатора могут снять или он может пойти на повышение. Crescendo останется в любом случае?» - «Останется, если будет поддерживать другой губернатор», - ответил Денис Мацуев.

26.

«НЕ ПЕРЕДАТЬ СЛОВАМИ...»
(«Городская среда», 2017 г.)

Из всех фестивалей, проходящих в Псковской области, музыкальный фестиваль Crescendo самый качественныйЗдесь совсем обходится без халтуры, которую можно увидеть и услышать на пушкинском театральном фестивале или на фестивале «Заповедник». Да где угодно, но только не на Crescendo.

27.

ТРИНАДЦАТЫЙ СКОРЫЙ
(«Псковская губерния», 2017 г.)

Денис Мацуев: «Это неповторимо и ни на что не похоже»

Во время «завтрака с музыкантами» в буфете псковского драмтеатра флейтистка Екатерина Корнишина рассказала историю из своего детства. На флейте она тогда ещё не играла, но с четырёх лет уже выступала на главной сцене страны в составе детского хора Большого театра России. Кроме того, выходила во время спектакля в парике в небольшой роли «амурчика». И в какой-то момент она решила использовать лук и стрелу по назначению. Рядом была оркестровая яма. Будущий приглашённый музыкант камерного оркестра «Виртуозы Москвы» на глазах у зрителей Большого театра наметила себе цель («зарядила во флейту»). Целью оказался флейтист из оркестра Большого театра. Стрела до него не долетела, но «зал был в восторге». Спустя много лет профессор Московской консерватории народный артист России Александр Голышев, который и был тем флейтистом, рассказал об этом случае своей студентке Екатерине Корнишиной. «Это была я», - призналась Екатерина.

«Не передать словами то, что мы переживаем»

Действительно, счастливые совпадения в жизни музыкантов время от времени случаются, но то, что фестиваль Crescendo ежегодно проходит в Пскове, это закономерность. Как сказал за час до псковского концерта «Классика и джаз» арт-директор фестиваля Денис Мацуев: «Crescendo в Пскове - это закон». Закономерность связана с тем, что сама идея этого фестиваля пришла Денису Мацуеву и генеральному продюсеру Давиду Смелянскому во время празднования 1100-летия со времени первого упоминания Пскова в летописи в 2003 году. С 2009 года концерты Crescendo в Пскове проходят ежегодно. Если же считать с 2005 года, с момента, когда фестиваль прошёл впервые в Москве, то нынешний - тринадцатый по счёту. Правда, в 2009 году в Пскове он длился целых пять дней. Сейчас же проходит на одном дыхании - всего два дня.


 2009 году на джазовом концерте в рамках фестиваля выступал Георгий Гаранян. Через несколько месяцев его не стало. И через год я спросил у контрабасиста Андрея Иванова и барабанщика Дмитрия Севастьянова - каким они, в прошлом году игравшие вместе с Гараняном, его запомнили?  «Ничего не предвещало беды, - ответил Андрей Иванов. - Мы играли с ним последний концерт в Кисловодске. Он играл гениально. Слава Богу, осталась запись этого концерта. Он был мужчина до конца. Военный человек...» «Хотя он был немного усталый, - стал вспоминать Дмитрий Севастьянов. - Но никто не мог подумать - что это за усталость... Он скрывал свою болезнь, а на сцене всегда был молодой».

И вот в 2017 году я вынужден задавать похожий вопрос, но уже о Дмитрии Севастьянове. Дмитрий Севастьянов умер 15 августа 2017 года. Вопрос был задан Денису Мацуеву. «Это большая беда, - ответил арт-директор Crescendo. - Он был уникальный музыкант, фантастический человек, интеллектуал и член нашей команды. Брат наш практически, много раз бывавший здесь в Пскове. Мы вчера вспоминали участников Crescendo, которых уже нет. Наших мэтров, в первую очередь. Георгия Гараняна, Святослава Бэлзу... Они сюда приезжали и вдохновляли нас, учили нас. Но Дмитрий Севастьянов - это, конечно, шок, потому что он был молод. Не передать словами то, что мы переживаем. Какая-то лотерея эта болезнь. Она не выбирает. Был абсолютно здоровый человек. Потом боролся два года с ужасной болезнью. Вернулся. Год назад мы играли здесь... Это огромная утрата для нас и для всего джазового мира в нашей стране. Это был один из лучших барабанщиков нашей страны, игравший в абсолютно любом стиле. И всегда это было что-то личное. Это был очень хороший человек...»

В 2009 году до джазового шоу о Дмитрии Севастьянове в Пскове мало кто знал. В тот раз на сцене играли более известные Денис Мацуев (фортепиано), Георгий Гаранян (саксофон), Борислав Струлёв (виолончель), Граф Муржа (скрипка), Айдар Гайнуллин (баян), Андрей Иванов (контрабас), но больше всего автографов после концерта раздал именно Дмитрий Севастьянов (ударные). С помощью своих барабанных палочек во время исполнения «Каравана» он прошёлся по всей сцене Большого концертного зала филармонии. Ободряемый залом, Дмитрий отдалился от барабанной установки и переключился на стулья, микрофонные стойки, усилители... Граф Муржа великодушно предложил барабанщику свою скрипку. Дмитрий Севастьянов не менее великодушно отказался (на мацуевский рояль Yamaha он тоже руку так и не осмелился поднять, но до контрабаса Андрея Иванова всё же дотянулся). Что-то похожее Дмитрий Севастьянов на псковской сцене устраивал потом не раз. На одном из шоу, в 2014 году, Дмитрий Севастьянов тоже неспешно подбирался к струнам контрабаса, а Денис Мацуев завладел барабанными палочками, произвёл по барабану несколько ударов, а потом тоже переместился к контрабасу. Там-то его и настиг с барабанными палочками Дмитрий Севастьянов...

«Терпение - это часть нашей работы»

Фестиваль Crescendo это, прежде всего, открытие новых имён молодых музыкантов. Предоставление им возможностей, которых у них до сих пор не было. Так произошло с шестилетним пианистом Елисеем Мысиным. В Пскове он впервые выступал вместе с симфоническим оркестром (в 2017 году в Псков приехал отлично сыгранный Уральский молодежный симфонический оркестр во главе с дирижёром Энхэ, он же Энхбаатар Баатаржавын). Елисей Мысин исполнил первую часть Концерта № 5 для фортепиано с оркестром Иоганна Себастьяна Баха, а потом и своё сочинение «Марш Хэллуин» (композитор Александра Пахмутова некоторое время назад, познакомившись с пьесами юного ставропольского музыканта, нашла в них «прокофьевский музыкальный язык»). Мой вопрос Елисею Мысину был такой: «В одном из интервью вы говорили, что кроме фортепиано хотите научиться играть на органе и скрипке. Это остаётся в силе?» Оказалось, что к органу и скрипке добавилась ещё и флейта (при этих словах флейтистка Екатерина Корнишина ещё более оживилась).


Флейту Екатерине Корнишиной подарил Владимир Спиваков. На ней она и исполнила вместе с Уральским молодежным симфоническим оркестром Фантазию на темы оперы «Кармен» (Жорж Бизе-Франсуа Борн), написанную в 1880 году.

На псковской сцене музыка Бизе звучит регулярно, а вот до 5 октября 2017 года музыка Сандро Небиеридзе не звучала никогда. Шестнадцатилетний Сандро Небиеридзе приехал из Тбилиси. В России он говорит через переводчика, но в последнее время стал всерьёз учить русский язык. Россия для него с каждым днём становится ближе. Дипломатические отношения между Россией и Грузией прерваны в 2008 году из-за войны и до сих пор не восстановлены. Визы выдают в швейцарском посольстве. Но культурные связи не прерываются. Более того, завязываются новые. Как раз благодаря Денису Мацуеву в 2013 году тогда двенадцатилетний Сандро Небиеридзе получил возможность творчески совершенствоваться и выступать на важных концертных площадках. В тот раз Сандро Небиеридзе в Киеве среди прочего исполнил пьесу собственного сочинения «Жизнь и воспоминания маленького робота». К 16 годам он уже автор камерной оперы. По мотивам воспоминаний о фестивале организаторы немецкого фестиваля «Моцарт-Аугсбург» попросили написать молодого композитора небольшое трио. Получилось трио «Элементы». «А если организаторы Crescendo попросят вас что-нибудь записать «по мотивам» - согласитесь?» - спросил я Сандро Небиеридзе. - «Конечно», - последовал ответ. Впрочем, какая это могла быть музыка, он сказать ещё точно не мог. Сандро Небиеридзе только знакомился с атмосферой фестиваля, которую Денис Мацуев охарактеризовал так: «Это неповторимо и ни на что не похоже».

Наверное, каждый композитор мечтал бы написать музыку, которая неповторима и ни на что не похожа.

В Пскове Сандро Небиеридзе исполнил свой Концерт для фортепиано с оркестром, вторую и третью части. Вещь достаточно интригующая, чтобы не заинтересоваться: а что там было в первой части?

Во время «завтрака с музыкантами» дирижёр Энхэ на вопрос о своих увлечениях сказал: «Рыбалка». «В таком случае, - прошептал один из фотографов, - его дирижёрская палочка, как удочка для зимней рыбалки». Что ж, хорошей дирижёрской палочкой можно добыть такой улов, что только успевай загадывать желания.

Выступление 5 октября получилось отчасти с уклоном во Францию конца ХIХ века. Жорж Бизе, Франсуа Борн... К ним добавился Эрнест Шоссон - «Поэма» для скрипки с оркестром. Солировала живущая в Швейцарии Александра Конунова (французское продолжение последует на следующий вечер, когда Борислав Струлёв и Денис Мацуев исполнят «Размышление» Жюля Массне из оперы «Таис»).

Поездка в Псков произвела на Александру Конунову сильное впечатление, в том числе и потому, что она впервые лет за двадцать ехала в поезде. С перемещениями в пространстве был связан и мой вопрос к ней: «Расскажите о скрипке ХVIII века, на которой вы играете. И как она переносит поездки на поезде и перепады климата. Не придираются ли к ней таможенники?» «Терпение - это часть нашей работы», - ответила Александра Конунова на вторую часть вопроса.

Скрипка изготовлена в Венеции в 1735 году мастером Санто Серафина. Инструмент предоставил ей немецкий фонд «Музыкальная жизнь». Играет она на этой скрипке последний - восьмой по счёту - год. Таковы условия соглашения, связанные с возрастным ограничением. Придётся её отдать. «Надеюсь, что следующий инструмент будет не хуже, - сказала Александра Конунова. - Хороший инструмент - 80 процентов успеха музыканта».

 «Поэма» для скрипки с оркестром в тот вечер звучала с какой-то особенной грустью. Всё-таки любимую скрипку придётся отдавать в чужие руки. Мы слышали Поэму расставания.

В перерыве концерта ко мне подошёл литературный критик Валентин Курбатов, находившийся под сильным впечатлением от игры Сандро Небиеридзе. Речь зашла и о скрипачке Александре Конунове. Оказалось, что Валентин Курбатов учился во ВГИКе вместе с её дедушкой Борисом Конуновым. Оба закончили киноведческий факультет ВГИКа в 1972 году. Конунов стал режиссёром киностудии «Молдова-фильм», а Курбатов критиком.


Один из фильмов Бориса Конунова называется «Год хорошего ребёнка» - по сказке Эдуарда Успенского. Любой фестиваль Crescendo, в том числе и тринадцатый, это сильный положительный заряд на год вперёд. Особенно это касается детей - на сцене и в зале. В этом году в Псков приехали совсем юные музыканты Елисей Мысин, Софья Тюрина...


Один из героев сказки Успенского «недолюбливал музыкальные инструменты с тех пор, как в одной пивной был стукнут по башке банджо». Но в Пскове звучали совсем другие сказки. Все музыкальные инструменты использовались по назначению, что лишний раз и продемонстрировал Денис Мацуев в первый вечер псковского этапа фестиваля Crescendo, исполнив Концерт № 4 для фортепиано с оркестром Сергея Рахманинова - наименее известный из рахманиновских Концертов (его ещё именуют «загадочным», «тёмным»). Советские критики, характеризуя эмигрантское творчество Рахманинова, любили вставить что-нибудь колкое, типа: «Оторвавшийся от Родины художник с огромными усилиями пытался возобновить творческую деятельность на чужбине. Это сказалось на музыке Четвёртого концерта. Его нельзя поставить рядом с двумя предшествовавшими Концертами, созданными в России».

У Мацуева с творчеством Сергея Рахманинова особые отношения. Он арт-директор Фонда Рахманинова. Слушая Четвёртый концерт Рахманинова в исполнении Мацуева понимаешь, что от Родины композитор никогда не отрывался. Достаточно послушать порывистую первую часть, особенно её финал.

***

О том, что думает Айдар Гайнуллин (автор музыки к фильмам Ивана Вырыпаева «Эйфория» и «Кислород») об открытом письме Вырыпаева к деятелям культуры, о том, что сказал Аркадий Шилклопер по поводу импровизации и о многом другом читайте в следующем номере.

28.

«НЕ ПЕРЕДАТЬ СЛОВАМИ...»
(«Городская среда», 2017 г.)

Часть вторая

Кто-то считает, что это был последний фестиваль Crescendo в Пскове, и что после переезда Андрея Турчака в Москву приоритеты изменятся. Но это не обязательно. В смысле имиджа этот фестиваль был наименее скандальный и наиболее качественный  из тех, что проводятся в Псковской области. Так что новым властям он тоже может понадобиться. /.../

29.

ТРИНАДЦАТЫЙ СКОРЫЙ
(«Псковская губерния», 2017 г.)

Часть вторая

Аркадий Шилклопер: «Бывает такая музыка, что просто зубы болят»

Во время «завтрака с музыкантами» в  буфете псковского драмтеатра опытнейший валторнист Аркадий Шилклопер на правах самого старшего весело произнёс: «Я сегодня - профессор». Потом он повернулся к сидящему справа контрабасисту Андрею Иванову и добавил»: «А Андрей будет зубным врачом». «Согласен, - с энтузиазмом ответил Андрей Иванов. - Это роль для меня».

«Я не играю джазовую музыку...»

Пресс-конференция фестиваля Crescendo в форме завтрака сильно напоминала хороший джазовый концерт. Музыканты импровизировали на заданную тему. Темы подбрасывали как журналисты, так и музыканты сами себе. Правда, звучала не музыка, а слова. К тому же, ещё предстояло выяснить - что такое импровизация. Аркадий Шилклопер указал на путаницу: «Мы часто путаем понятия «импровизация» и «вариация».

«Джазовые музыканты делятся на три категории, - начал углубляться в частности Аркадий Шилклопер. - Первая категория - корневые джазовые музыканты, которые родились с этой музыкой, прожили всю жизнь...» «И умерли под неё», - подключился к разговору Андрей Иванов. «Да, - согласился Аркадий Шилклопер. - Это корневая культура. Афро-американская.  Вторая категория музыкантов - их, наверное, большинство. Они играют джазовую музыку и считают себя джазовыми музыкантами. Они по всему миру: европейцы, азиаты, в том числе и наши российские музыканты... А есть музыканты, к которым, кстати, я и себя отношу, - которые играют своё отношение к этому. Я бы так сказал: я не играю джазовую музыку. Я играю отношение к ней. Я точно так же могу играть своё отношение к фольклорной музыке, к классике, к барочной музыке... Это моё личное отношение к этой музыке. Насколько оно органично, насколько оно глубоко и понятно - это уже другой вопрос. Но то, что оно профессионально и что оно возникло не на пустом месте - это так. Оно возникло из истории, потому что я много чего в этой жизни музыкального делал. Я работал московской филармонии, в оркестрах играл, в ансамблях. Фольклор играл... Вы знаете, я здесь бывал не раз (кажется, что Аркадий  Шилклопер играл или записывался со всеми на свете - от Михаила Альперина до «Терем-квартета», от Татьяны и Сергея Никитиных до группы «Алиса», от группы «АукцЫон» до Дениса Мацуева, от Инны Желанной до Vienna Art Orchestra, от группы «Вежливый отказ» до Mario Piacentini Sextet, от симфонического оркестра Псковской областной филармонии до Volkovtrio - Авт.).

«Почему-то джазовые музыканты много придают внимания импровизации»

«Но дело не в этом, - продолжил Аркадий Шилклопер, входя в образ профессора, - а в том, что как раз персональность важна в этой музыке, поиск своего языка. Своё слово. Вот когда ты его нашёл - можно сказать: «Да, я это делаю по-своему». То, чем мы занимаемся, называется словом «компровизация». Оно придумано не мной и состоит из двух частей: «композиция» и «импровизация» . Это подготовленная импровизация, но сыгранная так, что вы не догадаетесь... Собственно, это и не важно. Почему-то джазовые музыканты много придают внимания импровизации. Но почему надо обязательно импровизировать? Лучше ты сочини на эту тему своё отношение, как я уже сказал. Это гораздо интереснее, чем доверяться так называемой импровизации. Особенно если ты в концертном зале и у тебя есть всего три минуты на то, чтобы что-то сказать. То, что мы делаем - это истории. Важно рассказать публике эти истории, а не «бла-бла-бла-бла...», как это бывает...»
Аркадий Шилклопер старался не выходить из профессорского образа - улыбчивого, но принципиального. «Я профессор, у меня очки даже есть...», - произнёс он для закрепления.

«Музыка порой нам мешает развивать себя. Очень мешает»

Сидящий по левую руку от Аркадия Шилклопера живущий в Германии баянист Айдар Гайнуллин подхватил тему: «У меня вообще совершенно другая ситуация. Я абсолютно не джазовый музыкант. И, наверное, джаз начал играть благодаря Денису Мацуеву, когда он мне показал в Таиланде - как нужно играть блюзовую гамму. «Я удивился: «Да? Так просто?» И решил попробовать. Начал играть: туда-сюда, туда-сюда... Денис послушал и сказал: «О, как классно! Может, ты с нами сыграешь «Караван»? Я попросил: «Можешь показать какую-нибудь другую гамму?» Он показал восточную - арабскую. И я «Караван» начал играть по всем этим ладам. Но у меня был опыт, когда музыка появлялась абсолютно спонтанно. Я даже отыграл целый концерт с одним пианистом в Берлине. Мы не готовились и не знали, что будем играть. Выходили: то он начинал играть, то я. И на час сорок сочиняли новую музыку. Это даже не импровизации на тему были, а... «Не импровизации, а профанация!» - рассмеялся Андрей Иванов. Айдар Гайнуллин не обиделся и стал вспоминать дальше: «Публика не понимала: «Что это за музыка?» Но мы не говорили, что это была абсолютная импровизация, а вернее - создание новых композиций».

И вывод Айдар Гайнуллин сделал такой: «Я, наверное, отношусь к третьей категории, о которой говорил Аркадий - с отношением. Я не изучал джаз... «Но у Айдара особенная история, - прокомментировал Аркадий Шилклопер. - Он как губка быстро впитывает...» «...и хорошее, и плохое, - сделал комментарий к комментарию Андрей Иванов, всерьёз вжившись в роль «зубного врача» и занимаясь «сверлением»...» «У него хорошая интуиция и хорошие ушки, - подбросил новую тему Аркадий Шилклопер... - И нос хороший...» - «Нос? - начал импровизировать Айдар Гайнуллин. - Главное, не спутать с сериалом «Нюхач».

А может быть, это была компровизация?

«Это тоже очень важно для музыканта, - профессорским тоном разъяснил Аркадий Шилклопер, имея в виду «хорошие уши». - Мы живём в информационно насыщенном мире. Из всех динамиков льётся, если не сказать хуже... гм... музыка разного рода. Музыка порой нам мешает развивать себя. Очень мешает. Она насаждается. Я это называю «звуковая диверсия». Я зашёл сегодня в номер в четырёхзвёздочный отель. Шикарный номер.  Но в нём «всё включено»... Ладно там Соня, «Полёт шмеля»... (Аркадий Шилклопер бросил взгляд на десятилетнюю саксофонистку Софью Тюрину, с самого утра репетировавшую «Полёт шмеля» в гостинице - Авт.) - Но всё включено! Включён телевизор, включён...»
Айдар Гайнуллин пояснил: «Чтобы лечь спать, нужно выключить по очереди телевизоры, холодильники... Пройтись по всем комнатам, по всем лампочкам».

«Отовсюду идёт звуковая информация, - снова заговорил Аркадий Шилклопер. - Она такая, что люди её порой не замечают. Пришло время чистки ушей. Наша задача такая. Мы, в общем-то, чистильщики ушей. «Чистильщики?» - рассмеялся Айдар Гайнуллин. -Ну, не знаю... Зубной врач есть, чистильщик ушей есть...»

«А что? - не отступал Аркадий Шилклопер. - Бывает такая музыка, что просто зубы болят. И такой музыки много, от которой болят уши, болят зубы... О глазах я молчу - у меня телевизора, слава богу, нет... И поэтому у музыкантов есть особая миссия - привести людей в то звуковое пространство, которое облагораживает. В то звуковое пространство, которое людей успокаивает. В то звуковое пространство, которое людей возвышает, возбуждает... У нас ещё такая миссия - посольская. Мы людей соединяем. Вы сами посмотрите на нас: татарин, еврей, цыган, опять еврей... Мы играем с африканцами, с азиатами... Никаких нет политических и экономических проблем. Морды друг другу мы не бьём. Проблем нет никаких. Это у политиков есть. Это они не могут договориться. Мы сразу договариваемся. Блюзовая гамма...» «...с повышенной четвёртой ступенью, - уточнил Айдар Гайнуллин. - Музыка - это международный язык. Есть, конечно, музыканты, которые играют чисто по нотам. Выучили и никакой души, эмоции не вкладывают. Роботы. Часто в оркестрах такое бывает. Приходишь играть с оркестром, а музыкант уткнулся в ноты, и больше никакой энергии, никакой эмоции...»

«Без государства нереально какие-то проблемы в наше время поднимать»

Музыкантов спросили: где они черпают вдохновение? Большинство вопросов они задавали друг другу, не надеясь на молчаливых журналистов: «Соня, что тебя вдохновляет? Мороженое? А, плавание. Не поплаваешь - не сыграешь. Для вдохновения нужен грЕбок... ГрИбок» - «Просто он сегодня на завтраке съел грибок. Поэтому у него такие ассоциации... Пережаренные были грибы?» «Мы черпаем вдохновение у публики. Мы отдаём свои силы, но получаем от неё гораздо больше...» Последнюю фразу произнёс Айдар Гайнуллин, после чего я напомнил ему и Аркадию Шилклоперу о концертах, которые они давали лет пять назад вместе с симфоническим оркестром Псковской областной филармонии. Нет ли желания возобновить сотрудничество?

 «Я бы с удовольствием приехал, - ответил Аркадий Шилклопер, и улыбка его ненадолго исчезла. - Но в тот мой приезд оркестр был неполный. Пришлось переделывать ноты. Была большая работа. Приехали из Питера дополнительно люди. Это не простая работа, хотя и интересная. Я не знаю, на каком сейчас уровне находится оркестр. Он вообще существует? Он полный? (представители Театрально-концертной дирекции Псковской области тут же заверили, что - да, полный. - Авт.) Я ждал того момента, когда оркестр будет полный, и тогда можно будет спокойно делать программу. И не повторяться. Если будет такая возможность, то я с удовольствием приеду. Я люблю играть с оркестрами».

«Главное, чтобы была возможность репетировать», - произнёс Андрей Иванов, у которого тоже был опыт выступления в рамках Crescendo с псковским оркестром. «У меня была возможность репетировать, - не согласился Аркадий Шилклопер, - но половины оркестра не было! Инструментов не хватало! Не хватало двух валторн, не хватало второго гобоя... Я переделывал ноты, вместо того чтобы отдыхать. Переделывал ноты для того состава, который был на тот момент...»

«Я с удовольствием играл с псковским оркестром и с удовольствием ещё сыграю, - обнадёжил Айдар Гайнуллин. - И спою. У меня много различных программ, чтобы не повторяться...» «Зовите, - сказал Аркадий Шилклопер. - Мы открыты - пока дышим...»

Уже после «завтрака» я спросил Айдара Гайнуллина насчёт открытого письма режиссёра и драматурга Ивана Вырыпаева (дело в том, что Гайнуллин - автор музыки к двум фильмам Вырыпаева - «Кислород» и «Эйфория», ежемесячно приезжал из Германии в Москву играть в вырыпаевском спектакле «Бытие №2»; группа Айдара Гайнуллина так и называется - «Эйфория»).

Оказалось, что эйфории по поводу письма Ивана Вырыпаева, появившемся после ареста Кирилла Серебренникова, он не испытывает. Предложение отказаться от сотрудничества «с этой властью» и не брать государственных денег не показалось Айдару Гайнуллину реалистичным. «Ну а как не брать? - удивился он. - Мне кажется, что наоборот. Без государства нереально какие-то проблемы в наше время поднимать. Мы же не миллионеры, чтобы за свои деньги в какие-то проекты вкладываться. Конечно, мы стараемся. Я в свой фестиваль в Берлинской филармонии свои деньги вкладываю. Но если бы была поддержка от государства, то можно творить, делать уникальные проекты и фестивали... А когда у тебя нет денег, то ты вынужден считать копейки...» - «Зато будете чувствовать себя свободнее. Нет?» - «А что? Ты и так свободнее, когда тебе даются деньги. Ты их используешь во благо искусства и не считаешь каждую копейку, думая: «Вот этот музыкант не согласится. А если согласится, только потому, что ты его друг, и он приедет ради тебя... Но это - разовое. Второй раз его бесплатно пригласить будет неудобно...» Единственно, что бюджетные деньги нельзя воровать и расходовать на другие нужды...»

«...и ты не веришь своим ушам»

По традиции фестиваля Crescendo завершающее выступление в Пскове - это всегда джазовое шоу. На этот раз оно называлось «Классика и джаз» и было одним из лучших за последние годы. Казалось бы, музыканты каждый год следуют примерно одной и той же дорогой и даже некоторые композиции играют из года в год (как «Караван» Хуана Тизола, например). Костяк музыкантов всегда один и тот же: Денис Мацуев, Айдар Гайнуллин, Андрей Иванов, Борислав Струлёв... И всё же одинаковых концертов не бывает. Тем более что на этот раз на сцене были десятилетняя Софья Тюрина и валторнист Аркадий Шилклопер (он старше её на полвека). За барабанами был Александр Зингер. Если следовать классификации Шилклопера, то джазменов на сцене было всего двое: Зингер и Иванов. Остальные «играли своё отношение». И отношение это очень личное. Софья Тюрина только учится импровизации. Аркадий Шилклопер записал десятки джазовых дисков и объездил с концертами весь мир. Но это не помешало взаимодействию. Нет, не зря Софья Тюрина утром в псковской гостинице, репетируя «Полёт шмеля» не давала другим музыкантам спать. «Она маленькая, но гениальная, - рассказал Аркадий Шилклопер. - Кайф испытываешь, как будто играешь с мэтром, но стоит тебе посмотреть. И ты не веришь своим ушам». Позолоченный саксофон, серебристое платьице, искрящаяся музыка... «Полёт шмеля», «Чардаш» Монти... Но и в других композициях звук её саксофона не затерялся.

А самым заметным инструментом неизбежно стал многометровый альпийский рог Аркадия Шилклопера. Вещь одновременно громоздкая, но изящная. Из неё музыкант может с кажущейся лёгкостью выдувать всё что угодно. Ну, а в случае чего, с  помощью альпийского рога можно преодолеть горную пропасть.

Когда Андрей Иванов на контрабасе играл Фантазии на темы Эдварда Грига, из зала выкрикнули: «Сказочник!» Андрей Иванов сделал всё возможное, чтобы о нём так думали.

Совместный дуэт Гайнуллина и Струлёва скорее напоминает цирковой номер, но зато случилось то, чего я ждал много лет. Борислав Струлёв на несколько минут перестал дурачиться (впрочем, дурачиться на высоком уровне) и сделался серьёзным, исполнив вместе с Денисом Мацуевым «Размышление» Жюля Массне. Это было глубокое «Размышление», без тени иронии. В этот вечер прозвучали «Байкальская самба» Мацуева, Вариации на темы Паганини Сергея Рахманинова, Take Five Пола Дезмонда, органично совмещённый Андреем Ивановым с хором «Улетай на крыльях ветра» из оперы «Князь Игорь» Александра Бородина...

«Crescendo останется в любом случае?»

Фестиваль Crescendo появился в Пскове в 2009 году, вскоре после назначения губернатором Андрея Турчака. В 2014 году, вскоре после скандала с обнародованием показаний по «делу Кашина» с упоминанием Андрея Турчака, я задал вопрос Денису Мацуеву о его взаимоотношениях с псковским губернатором. Дело было на следующий день после того концерта, когда Турчак поднялся на сцену и обнялся с Денисом Мацуевым. После концерта они отправились в ресторан, о чём Денис Мацуев упомянул на встрече с журналистами в гримёрке в последний день фестиваля. Тогда же я спросил Дениса Мацуева о Турчаке, которого он постоянно называет своим другом: «О псковском губернаторе сейчас пишут много негативного. Вы не верите в то, что о нём пишут?» - «Я не знаю, что пишут о губернаторе, - ответил арт-директор фестиваля. - Я знаю, что он поддерживает Crescendo, и для нас это самое важное. Crescendo в Пскове потому, что губернатор его поддерживает». А генеральный продюсер фестиваля Давид Смелянский уточнил: «Если бы не Андрей Анатольевич, то Crescendo бы в Пскове умерло - сто процентов». - «Но губернатора могут снять или он может пойти на повышение. Crescendo останется в любом случае?» - «Останется, если будет поддерживать другой губернатор, - продолжил отвечать Денис Мацуев. - Псков - это наш талисман. Но в данный момент губернатор поддерживает нас... У нас есть пример Иркутска. Там сменилось семь губернаторов, а фестиваль «Звёзды на Байкале» продолжается. Но поддержка важна. Причём деньги-то здесь не очень большие. Не за гонорары же я сюда приезжаю...»

КрещендоОчень быстро, усилиями находившегося в гримёрке Давида Смелянского, разговор перешёл на тему гонений на Ростроповича. То есть имя Турчака и Ростроповича было поставлено в один ряд. Получалось, что и того, и другого, усилиями недобросовестных и корыстолюбивых газетчиков, «которые пишут свои статьи на коленке», подвергали травле.

Турчак для Смелянского и Мацуева - щедрый меценат и ценитель высокого искусства. А всё остальное их волнует мало. По крайней мере, так следовало из ответов. Заказывал он нападение на журналиста Олега Кашина или не заказывал? Мацуев об этом слышать не хочет. И в этом смысле он близок к народу. Большинство псковских ценителей классической и джазовой музыки об этом тоже знать не хотят. Зато они точно знают, что благодаря Турчаку каждый год слушали Мацуева, БашметаГергиеваСпивакова или кого-нибудь ещё. Смычком Турчак пока владеет хуже, чем когда-то владел Ростропович, но тысячи людей в Пскове ему действительно благодарны. Им кажется, что без таких как Турчак наш мир станет ещё хуже.

Чтобы понять - так это или не так, надо прожить некоторое время без Турчака, дождаться следующего года и посмотреть - умрёт ли Crescendo в Пскове или нет.
Оснований для продолжения праздника как минимум два: талантливые музыканты и благодарные зрители. Они, в отличие от Турчака, никуда не делись.

 

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий