Беспроигрышное дело

ТравиатаВ России оперу «Травиата» Джузеппе Верди впервые увидели и услышали полтора века назад – в 1856 году. В столичный Петербург ее привезли итальянцы. В Пскове она тоже не раз звучала, но это были либо гастрольные варианты, либо концертное исполнение (как в 2006 году - с участием Симфонического оркестра Псковской областной филармонии и приглашенных солистов, в том числе и Олеси Головнёвой).

6 февраля 2010 года на сцене Большого концертного зала (БКЗ) Псковской областной филармонии на итальянском языке пели, в основном, финны. Они приехали из города Вааса, названного в честь шведской королевской династии Ваза. Город Вааса – небольшой, значительно меньше Великих Лук. Но своя оперная труппа там имеется. Она собирается на полупрофессиональной основе.

А вот для того, чтобы постановка выглядела полностью профессионально, на ключевые позиции расставляются люди, за плечами которых академическая школа. Это ведущие солисты, хормейстер, режиссер… Могут пригласить и иностранцев, как в этот раз.

Режиссером «Травиаты», показанной на псковской сцене, стал эстонец Неемэ Кунингас, партию Альфреда исполнил белорусский студент из Санкт-Петербургской консерватории  Владимир Дмитрук, музыкальным руководителем был главный дирижер нашего филармонического оркестра Геннадий Чернов. Сам оркестр по традиции, из-за отсутствия в БКЗ оркестровой ямы, разместился возле сцены.

Перед спектаклем «знающие» люди говорили, что ничего хорошего зрители не увидят. Будто бы слишком все минималистично, и необходимой парижской атмосферы создать не удалось.

Все зависит от того, что считать парижской атмосферой. Парижской роскоши на сцене действительно не было. Режиссер предпочел обойтись без декораций. Одежда на большинстве исполнителей была современной. Вряд ли этот номер прошел бы в «Аиде», но «Травиата» - особый случай. В ней при любой постановке внешний эффект никогда не был определяющим.

Для Неемэ Кунингаса существенным оказалось движение исполнителей. Запомнилась сцена, когда хор Вааса-оперы выдвинулся на первый план. Женщины сидели на краешках стульев, а мужчины сзади их раскачивали.

Голос исполнительницы партии Виолетты Хедвиг Паулиг таков, что вряд ли способен сразу очаровать. В нем не хватает той свободы и беспечности, о которой Виолетта поет в первом действии. Когда же ее мечты улетучиваются, и приходит страдание, претензий к г-же Паулиг больше не возникает.

У Хедвиг Паулиг – сильные партнеры. Один – студент (Владимир Дмитрук), другой – педагог (Мика Никандер, исполнитель роли Жермона). Во многом, на их голосах эта постановка и держится. И еще на артистизме Владимира Дмитрука. Для студента – это неплохая практика, которая в недалеком будущем ему явно пригодится.

Одна из наиболее эффектных сцен этой постановки напоминает что-то из романов Достоевского. В либретто Франческо Мария Пьяве Альфред прилюдно швыряет Виолетте туго набитый кошелек. Здесь же бумажная наличность разлетается без всякого кошелька.

Трудно себе представить постановку «Травиаты», которую ждет провал. Музыка всем известна и любима, сюжет – всем понятен… Если одно время в XIX веке эта опера, поставленная по почти автобиографическому роману Дюма-сына, считалась скандальной, то сейчас на «Травиату» спокойно водят маленьких детей. Некоторые из них мужественно досидели до конца спектакля и присоединились к тем аплодисментам, которые раздавались в БКЗ минут десять. Затем аплодисменты смолкли, но только для того, чтобы дать возможность певцам и музыкантам исполнить одну из арий на бис.

 Фото: Александр Сидоренко, pravdapskov.ru

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий