«Отвечать за это не будете»

МоскваЕсть отличный способ научить полицию не мешать проходу мирных граждан: собираться мирно и в большом количестве. Но он пока не применяется. То ли мирных граждан мало, то ли мало просто граждан. Остались одни лишь подданные.

«Анархия, беспорядки, вседозволенность - только усугубляют реальные проблемы, - объяснялся после московской акции протеста, уставившись в телесуфлёр, мэр Москвы Собянин. - И заканчивается это трагедией. Примеров в истории нашей страны более чем достаточно».

Действительно, примеров много. В начале прошлого века российские власти тоже грубо пресекали протесты, не слишком заботясь о последствиях. Считалось, что запугивание - самый эффективный способ навести в стране порядок. Тогда тоже полицейских благодарили и награждали, а протестующих судили, высылали. И убивали.

«Я хотел бы сказать спасибо полицейским и сотрудниками Росгвардии, они выполняли свой долг», - сказал мэр. По его словам, организаторы протестной акции «вынудили полицию применять силу», когда блокировали улицы.

Но дело в том, что улицы прежде блокировали полицейские. И нападали тоже полицейские.

Точное число принявших участие в субботнем протесте 27 июля 2019 года  относительно невелико. 15 тысяч? 20 тысяч? Их было явно больше, чем объявила пресс-служба МВД.  Но интереснее другая цифра: 6,5 миллионов. Столько зрителей смотрело прямую трансляцию протестной акции «Вернём себе право на выборы!» в интернете. Это больше, чем смотрело недавнюю «Прямую линию» с Путиным по телевизору.

Пока что многие предпочитают наблюдать протесты со стороны. Их недовольство не распространяется за пределы жилищ.

А Путин в это время опускался на дно Финского залива на батискафе. «На земле много проблем. Чтобы их было поменьше, приходится и на высоту подниматься, и под воду опускаться», - объяснил он необходимость в этот день лечь на дно.

Интересно, какую государственную проблему он решал, погружаясь в воду?

«Был проведён активный рекрутинг всех возможных потенциальных нарушителей порядка», - попробовал разъяснить телезрителям шоумен-пропагандист Владимир Соловьёв. По его словам, беспорядки устроили приезжие, которые «приезжали в Москву с единственной задачей - устроить здесь действие для западных картинок, для социальных сетей и показать, как они считают, что они здесь власть». 

Уже много лет государственная пропаганда бьёт в одну точку. Дескать, воду мутят засланные, чужие, чуждые...  Этому подчинено всё новостное телевидение. Про интернет-фабрики и говорить нечего.

Когда Соловьёв говорит о незарегистрированных депутатах: «В их подписных листах нашли слишком высокий брак. Нашли мёртвых, подделки...», то он, разумеется, знает, как обстоит дело на самом деле.  Кто на самом деле собирал подписи, а кто зарегистрирован обманом. Но правила игры требуют пошуметь и повозмущаться.

Во время Первой русской революции государство тоже награждало и поощряло «правоохранителей». Тогда властям казалось, что жёсткий отпор - гарантия долгого мира на десятилетия. В действительности, немотивированная жестокость лишь мобилизовала или воспитала революционеров.


Когда в Люберцах командир лейб-гвардейского Семеновского полка Георгий Мин произносил речь на площади, то обращался к мужикам: «Если ораторы вернутся, убивайте их. Убивайте чем попало - топором, дубиной. Отвечать за это не будете. Если сами не сладите, известите семёновцев. Тогда мы опять сюда придём». Наверное, командиру казалось, что призыв «убивайте чем попало» - действенное средство. Нельзя сказать, что оно не сработало. Когда толпе бросают подобные слова, то кое-кто их подхватывает на лету. Власть разрешила убивать! Дубиной, топором, чем попало. Наказания не будет! Но так и развязываются гражданские войны. Одни принимают бездарные законы. Другие их выполняют. Третьи не могут руководить. Четвёртые этим возмущаются и требуют перемен. А потом проливается кровь.

Мина в 1906 году произвели в генерал-майоры с зачислением в Свиту. Более того, новоявленный генерал получил денежную премию «с присовокуплением царского поцелуя».

Руководство поощряло особо отличившихся в подавлении протеста. За подавление восстания в Свеаборге в 1906 году Георгиевские медали за храбрость получили доктор медицины Действительный Статский Советник Р.Р. Кинаст (золотую медаль), юнкера флота - барон Л.Л. Жирар де Сукантон, В.П. Лазарев, А.А. Остолопов, Н.Н. Палицын (серебряные медали)... За участие в подавлении мятежа на учебном судне «Рига» в 1906 году  юнкер флота Г. Е. Чаплин (серебряную медаль) - информация впервые опубликована: «Доброволецъ». № 1. 2002. Флотомастер. 2002. № 6. С. 8-10.

У царского поцелуя было и продолжение: четыре выстрела в спину из браунинга. В том же 1906 году 13 августа Георгия Мина, получившего за подавление протестов св. Владимира, застрелила двадцатисемилетняя сельская учительница Зинаида Коноплянникова. Это случилось на перроне станции Новый Петергоф прямо на глазах генеральской жены и дочери.

Террористку Коноплянникову в том же августе приговорили к повешению и привели приговор в исполнение. На суде она от имени эсеров сказала: «Партия решила на белый, но кровавый террор правительства ответить красным террором...». Так появился термин «красный террор», а Зинаида Коноплянникова стала первой женщиной, повешенной в России в XX веке.

По идее, Коноплянникова и Мин не должны были пересечься. Военный должен заниматься внешней обороной страны (тем более что в то время было от кого обороняться), а учительница должна была учить в селе детей. Но бездарное правление привело к возмущению, протестам, революции... Встреча состоялась.

Когда представители власти говорят: «Убивайте чем попало - топором, дубиной. Отвечать за это не будет», то они и о собственной участи твёрдо уверены: отвечать они не будут. Именно в такой обстановке формируются террористы, часто террористы-смертники.

Георгия Мина услышали не только мужики на люберецкой площади, но и Зинаида Коноплянникова. Убивайте чем попало. Под руку подвернулся браунинг, который она нацелила на самого генерала.

К денежной премии «с присовокуплением царского поцелуя» присовокупились и четыре пули в спину.

О таких вещах не стоит забывать. Власти в любое время в любой стране в первую очередь отвечают за происходящее на их территории. Неуклюжие, а то и преступные попытки успокоить свой народ разжигают революционные настроения значительно больше, чем подпольные революционные брошюрки и газеты.

Это не значит, что России в ближайшее время надо готовиться к чему-то подобному. Но ведь до свержения царя в 1906 году тоже было ещё далеко. Казалось, что царский трон незыблем. Но через десять лет зашатался не только трон, но и всё государство.

 

ВЫДАВЛИВАНИЕ («Псковская губерния»)Москва

У людей к концу июля накопилось много вопросов к: власти: «Где ваша совесть!?», «Где моя подпись?!», «Кого вы бьёте?!»

«Выдавливание может быть прямое, обратное и комбинированное. При холодном выдавливании металл упрочняется».
Холодное выдавливание металла (прессование).

Субботняя московская акция «Вернём себе право на выборы!», состоявшая 27 июля 2019 года, отличалась от тех акций, которые проходили там же в 2011-2013 годах. Разница в ожесточённости. Если бы лет семь назад столичные избиратели вздумали устроить митинг или шествие в поддержку независимых кандидатов в Мосгордуму, то люди под полицейские дубинки и электрошокеры вряд ли бы бесстрашно бросались. Но в то время и настроения в стране были другие. Надежд было больше. Кандидаты-единороссы ещё не скрывали от избирателей свою партийную принадлежность. В 2019 году многое стало иначе. Но есть и сходство. Протестующих, относительно населения Москвы, на улицы по-прежнему выходит немного.

«Митингующие пробивают себе путь к мэрии взрывпакетами»

Москва, бегунЛидеров московского протеста к 14.00 27 июля 2019 года либо арестовали, либо задержали. Очередной срок - 30 суток - получил Алексей Навальный. Любовь Соболь, Илья Яшин, Дмитрий Гудков, Иван Жданов... Все, вроде бы, были под присмотром. Ночные обыски, задержания, допросы, заведение уголовных или административных дел как предупредительные выстрелы. Протест, вроде бы, обезглавили. Но здесь проявили свою активность крепкие люди, облачённые в шлемы ПШ-97 «Джета», в просторечии - космонавты. Народ собрался мирно прийти к мэрии Москвы на Тверскую, но подступы перекрыли полицейские и Росгвардия, облачённые в шлемы и доспехи. Не хватало только московского мэра с копьем на коне, пронзающего гидру «цветной революции» на Цветном бульваре.


Бдительные «правоохранители» сбили с ног и схватили даже бегуна, который имел неосторожность пробежаться мимо мэрии. Наверное, это был первый задержанный в центре Москвы в этот день. Если не считать тех, кого хватали ещё ночью и утром. Свои разбитые ноги бегун сфотографировал, уже сидя в автозаке (позднее ему поставили диагноз: внутрисуставный перелом на ноге).


Через некоторое время разбитых ног и голов значительно прибавится. К вечеру в московских полицейских отделениях Зюзино, Академический, Северное Измайлово, Нижегородский, Хорошево-Мневники,  Печатники, Ново-Переделкино, Капотня, Марьина Роща, Щукино, Сокольники и многих других окажутся более тысячи человек (по данным правозащитного проект «ОВД-Инфо» - 1373, примерно каждый десятый из протестующих).


Однако по федеральным каналам вовремя об этом не сообщат. Зато выпускница Школы телевизионного мастерства Владимира Познера Маргарита Симоньян будет пугать у себя в твиттере: «Митингующие пробивают себе путь к мэрии взрывпакетами». Это была одна реальность. Митингующие не взрывпакетами, ничем другим путь к мэрии, конечно, не пробивали. Но в этой реальности требующим соблюдения Конституции и честных выборов положено взрывать и штурмовать мэрию.


Во второй реальности Путин залёг на дно. Если точнее, начал глубоководное погружение в спускаемом аппарате в Финском заливе. Он решил как раз в это время уйти с головой на батискафе туда, где затонула советская подлодка Щ-308 времен Второй мировой войны. Москва
По версии Льва Шлосберга, «погружение Путина в батискафе на фоне протестующей Москвы, горящей Сибири и полного непонимания будущего страны выглядит репетицией спецоперации по бегству из России».


Возможно, батискаф ему действительно понадобится. Но вряд ли сам Путин в ближайшие лет двадцать собирается куда-нибудь далеко удаляться от власти. Ему, по-видимому, в субботу было важно продемонстрировать, что земные проблемы интересуют его меньше всего. Но в облаках он не витает. И ещё было важно, что происходящее имело отношение к морю. Всё-таки, канун Дня Военно-морского флота.


Но шутки типа «что ищет он на дне морском?» Путин всё равно заслужил.

«Стыдно стоять в стороне!»

Но была и третья реальность. Вернее - первая. Без взрывпакетов и батискафов. Зато с дубинками, электрошокерами, переполненными автозаками и сотрясениями мозга. Об одном таком представителе отряда «космонавтов» Маргарита Симоньян не без восторга написала: «Благодаря митингу сегодня обновился мой личный рейтинг идеальных мужчин, который я веду в инстаграме». Силовые органы в почёте у того, кому есть что терять.
Лозунги, которые выкрикивали протестующие, были очень разные. От привычных «Россия будет свободной!» и «Перемен!» до «Мусора - позор России!», «Фашисты!», «Убийцы!», «Долой власть чекистов!»... Впрочем, это тоже не ново. Но как бы грозно это ни звучало, эти же люди вели себя не агрессивно. И в качестве доказательства скандировали: «Мы без оружия!», демонстрируя открытые ладони. Но отступать не спешили.


Путин в батискафеТе, кто выдавливал безоружный народ с Тверской или не пускал туда, создали себе проблему. Протестующие оказались в относительно узком пространстве примыкающих к Тверской переулков. Там их было сложнее окружать. Таким образом, субботний московский протест разошёлся по Москве. Разгулялся.


Судя по юным лицам многих участников протеста, они родились и выросли при Путине, но умирать при нём своей смертью почему-то не собираются.


Чем активнее работали полицейские, приливая кровь, пот и слёзы, тем активнее протестующие растекались по Москве. Брюсов переулок,  Столешников переулок, Лубянка, Старый Арбат, Страстной бульвар, Петровка, Самотечная площадь,  Пушкинская площадь,  Леонтьевский переулок, Камергерский переулок, Театральный проезд, Цветной бульвар, Садовое кольцо, Трубная площадь...

Москва

«Собянина в отставку!», - скандировали протестующие, - «Путина судить!», «Где наша Любовь?» (это по поводу Любовь Соболь, которую в этот день судили один раз, а задерживали дважды).

 У людей, оказывается, к концу июля накопилось много вопросов к власти и отдельным её представителям: «Где ваша совесть!?», «Где моя подпись?!», «Кого вы бьёте?!»...
Власти отвечали так, как могли. Задержаниями. Репортажами о погружении и всплытии Путина. Замалчиванием протестной акции. Приходом полиции в дневной эфир телеканала «Дождь» и вручением повестки главному редактору Александре Перепеловой на вечер в Следственный комитет. DDoS-атакой на сервер «Дождя». Или тролллинг-твитами Маргариты Симоньян: «Настоящие москвичи возлежат тут у нас в Имеретинке у бассейна, попивают «Абрау-Дюрсо» и на мой вопрос 

о митинге загадочно отвечают: - Я не в курсе, не смотрю телевизор...»

МоскваУ всех разные представления о настоящих москвичах. Одни скандируют на улицах: «Стыдно стоять в стороне!», «Мы не боимся!», «Допускай!», «Москва, выходи!» и «Вставайте рядом с нами!»... А другие попивают «Абрау-Дюрсо» или погружаются на дно - лицезреть подводную лодку «Щ-308». Эта та самая лодка, командира которой капитан-лейтенанта Александра Маркелова решением военного трибунала 20 октября 1941 года за отказ от торпедного залпа по немцам приговорили к высшей мере наказания, заменённой штрафбатом. «Щ-308» погибнет, нарвавшись на мину, через год - в октябре 1942 года вместе с экипажем в сорок человек. А в июле 2019 года Путин, словно Садко, уйдёт дно («Видно, царь морской требует самого Садка богатого в сине море...»)

 Муниципальный депутат округа «Хамовники» Александра Парушина в Брюсовом переулке днём 27 июля получит от «космонавта» удар дубинкой по голове, но на ногах, несмотря на то, что кровь залила лицо, устоит и даже утрёт окровавленными ладонями стоящих рядов «правоохранителей».


Позднее, находясь в НИИ Склифосовского, она скажет: «Пусть знают, что наша кровь на них».


Они это знают. Давно знают. Некоторых чужая кровь даже бодрит, но события лета 2019 года имеют отношение не только к московским выборам. Очередной исторический отрезок завершается. В обществе происходят процессы, которые выводят с протестами на улицы людей, которые раньше предпочитали находиться в стороне.


Но кроме этого мы ещё раз убедились, что Москва не Гонконг, и миллион человек на улицы с протестами здесь не выходит. Большинство по обыкновению молчаливо и предпочитает тихо роптать в незаметном месте. Призывы «Уважаемая полиция, просьба разойтись!» здесь тоже пока не работают.

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий