Живое и мертвое

Храм БогоявленияИтоги 2009 года (он был объявлен годом Юрия Спегальского) в Псковском музее-заповеднике попытались подвести почти неформально – во время чаепития. Но трибуну всё же установили. Для надежности. К ней один за другим подходили политики, музейщики, археологи. Произносились речи. Однажды трибуна едва не опрокинулась.

Первоначально тон был задан почти благостный («еще ни один юбилей не проходил так дружно и слажено»). Но чуть позднее выяснилось, что бывали юбилеи и слаженнее, и дружнее.

Чтобы провести юбилей, пришлось писать открытые письма в областной комитет по культуре, добиваться финансирования… В конце концов, значительную часть денег пожертвовали люди, никакого отношения к власти не имеющие. И это не так уж плохо.

Старший научный сотрудник музея-квартиры Юрия Спегальского Мария Кузьменко рассказала: имелись серьезные опасения, что не удастся даже отремонтировать музей-квартиру. Слишком уж поздно началась подготовка. Однако ремонт состоялся, выставку, посвященную архитектору-реставратору Спегальскому, открыли, научную конференцию провели… И все же  Мария Кузьменко продолжает считать, что «псковское начальство не принимало живого Спегальского, не принимает его и сейчас». И не только начальство. На встрече в музее цитировали самого Спегальского. «Я переоценил псковичей», - когда-то написал он.

Впрочем, некоторые псковичи до сих пор считают, что переоценивают самого Спегальского, который «со стороны» «навязывал свое понимание псковской архитектуры».

О том, что существует такая позиция, напомнил Валентин Курбатов, который привел свой разговор с архитектором Андреем Лебедевым. «Надо было видеть Андрея Лебедева, который на меня кричал: «Что вы тут со своим Юрием Павловичем! Здесь и без Спегальского была блестящая школа!»

Школа действительно была. И Спегальский в нее не вписывался. Это надо всегда учитывать. Иначе не понять того, что происходит в Пскове сейчас, спустя сорок лет после смерти Юрия Спегальского.

«Спегальскому устроили обструкцию, и он был сведен со света…», - сказал Валентин Курбатов.

Надо уточнить: обструкцию Спегальскому в конце шестидесятых годов прошлого века устроили не партийные начальники, а его коллеги. И нынешний облик города, прежде всего, формируют не инвесторы, а архитекторы. А в результате «то, что происходит сейчас в Пскове – надругательство над Отечественной историей». Эти слова тоже произнес Валентин Курбатов.

Но руководитель Общественного совета по подготовке юбилея Спегальского Игорь Лагунин не склонен был драматизировать ситуацию. По его мнению, реставрация псковских памятников успешно продолжается, и это означает, что о Спегальском помнят. В качестве положительного примера Игорь Лагунин привел реставрацию храма Богоявления и Двора Подзноева. Странно, что он не назвал дом на площади Героев-десантников. Еще немного, и этот высотный дом можно было бы представить как главную мечту Юрия Спегальского – реставратора-альпиниста.

Впрочем,  Валентин Курбатов не считает то, что произошло с храмом Богоявления, реставрацией. «Храм отторгает алтарную ограду», а проведенные внутри и снаружи работы «создают ощущение европарка».

Кстати, не все сторонники подобной реставрации будут с этим спорить. Да, европарк, - согласятся они. Ну и что?

Жить вчерашним днем многие не хотят. Попасть «в рабство» к древней архитектуре считают унизительным. Красота для этих людей, в первую очередь, ассоциируется с блеском и удобствами. История для них что-то среднее между свалкой и барахолкой. Время от времени оттуда можно выудить что-нибудь полезное и приспособить для собственных нужд. Подкрасить, подновить, извлечь выгоду…

Очень показательно, что за одним столом сидели люди, которые многократно с придыханием упоминали имя  Юрия Спегальского. Но выйдя из-за стола, они пошли в разные стороны. Одни – продолжать дело Спегальского, другие – уничтожать то, что еще осталось.

Нет, «культурная элита» Пскова за сорок лет совсем не изменилась. 

Существуют и более сложные примеры, когда один и тот же человек до обеда «продолжает дело Спегальского», а после обеда, в соответствии с рыночными отношениями, извлекает прибыль и губит городскую историческую среду.

Итак, «культурная элита» не изменилась, зато XXI век предоставил новые возможности. Сорок лет назад в памятниках архитектуры федерального значения находились неприспособленные для нормальной жизни коммуналки. Теперь из них можно лепить дорогие гостиницы по своему вкусу.

…А речи во славу Спегальского в музее не умолкали. К трибуне подошел заместитель руководителя Псковского регионального исполкома партии «Единая Россия» Александр Голышев. Его представили как вице-директора музея-заповедника. «Почему - вице? - тихо удивился нынешний директор Юрий Киселёв. – Не вице, а экс…»

Смущение у присутствующих вызвала реплика заместителя главы города Александра Копылова. Он внимательно выслушал эмоциональную речь Валентина Курбатова и, не удержавшись, решил ее дополнить. Курбатов упомянул псковских архитекторов-реставраторов Всеволода Смирнова и Веру Лебедеву, которые когда-то высказывали свое несогласие с позицией Юрия Спегальского. «И кто же  теперь помнит фамилии этих людей, которые его травили? – задался неожиданным вопросом депутат. – А Юрия Павловича будут помнить всегда…»

Чем дольше подводились итоги, тем жестче высказывались выступающие.

Руководитель Псковского отделения ВООПИиК Ирина Голубева произнесла: «ВООПИиК вступает в борьбу с государственными органами и инвесторами». Представители государственных органов и инвесторов, находящиеся в зале, восприняли это с пониманием или, иначе говоря, с улыбкой.

 

Фото: Алексей Семёнов 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий