Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Противоядие. ХХIХ

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 441-467). С рассветом решено было покинуть хутор. Никто не считал экспедицию неудачной. Мертвецов, правда, не обнаружили, но и сами в них не превратились. «Здесь поблизости должен быть шалаш, в котором меня держали, - сказал Глеб. - Может быть, посмотрим?» - «Где именно?» - Соболев косо взглянул на Рябинина. - «Точно сказать не могу. Мне почему-то кажется, что в той стороне...»

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 по № 440 публиковалась пятая часть - «Фальшь-бросок». Действие происходило в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть шестая

                                                      

                                                          ПРОТИВОЯДИЕ

                                                           /весна 1941 года/

                                                                

                                                          

                                                                   28

      С рассветом решено было покинуть хутор. Никто не считал экспедицию неудачной. Мертвецов, правда, не обнаружили, но и сами в них не превратились.

      - Здесь поблизости должен быть шалаш, в котором меня держали, - сказал Глеб. - Может быть, посмотрим?

      - Где именно? - Соболев косо взглянул на Рябинина.

      - Точно сказать не могу. Мне почему-то кажется, что в той стороне...

      Но шалаша так и не обнаружили. Причем, похожую поляну нашли сразу, но никаких следов пребывания людей.

      - А был ли он? - Соболев старался выдерживать тот тон, который он выбрал ночью. Рябинин не внушал ему доверия. Можно сказать, недоверие доставляло ему удовольствие. В походных условиях оно заменяло ему теплый  душ  и некоторые другие блага цивилизации.

      Сийм Пури повел всех по направлению к машине, где до сих пор ожидал известий бедный старшина Шумков.

      По правую руку мелькнул ручей. Рябинин увидел его, остановился и пояснил:

      - Этот ручей мы пересекали.

      - Ну и что? - Соболев с каждой минутой становился все более раздражительным. - Идем дальше.

      - Мне хочется посмотреть. А вдруг там остались наши следы?

      - Ничего там не осталось. Идем.

      - Нет. Я посмотрю.

      - А я сказал - идем!

      - Я что - арестован? Тогда объясните, в чем меня подозревают. А если не арестован, то я остаюсь. На хуторе мы ничего не обнаружили. Так хотя бы здесь. Что я - зря сюда ехал?

      - Зря, - ответил Соболев, но препятствовать Глебу не стал.

       Неожиданно, остаться с Глебом изъявил желание старший лейтенант Кондратюк. После некоторого колебания, Соболев согласился.

      Рябинин и Кондратюк направились в сторону ручья, а остальные - к  машине.

      Шумков не только был жив. Он, к тому же, мирно проспал всю ночь и никаких завываний не слышал.

      - Какие такие завывания? Нарочно, что ли, пугаете? Зато мне сон приснился. - Шумков сладко зевнул. - Будто бы я на печи еду на зимнюю рыбалку. Красота!

      - Я что - давал распоряжение видеть сны? - грозно спросил Соболев. - Тебе поручено было охранять машину. Еще раз подобное повторится...

      - Не-е-е.... Не повторится, - с сожалением сказал Шумков. - Чтобы на русской печке и на зимнюю рыбалку? Нет, никогда не повторится.  

      Кондратюк и Рябинин, продравшись через заросли к ручью, принялись искать то место, где была возможность этот ручей пересечь. И почти сразу же на него наткнулись.

      - Вот здесь переходили. - Глеб кивнул в сторону поваленного дерева.

      - Похоже, ничего здесь не найти. Сплошная грязь. Дождь все смыл.

      - Попробуем перейти.

      - Думаешь, на той стороне  дождя не было?

      И тут Глеб заметил нечто непонятное на дне ручья. Ему почему-то почудилось, что там мелькнула рука человека.

      - Кажется, я что-то нашел...

      - А ну-ка...

      На дне действительно что-то мелькнуло. Но рука ли? Что-то светлое и по виду плоское.

      Возле берега имелась ледяная корка. В середине же вовсю бежал поток, лезть в который особого желания не возникало. Ледяная вода обжигала. Поэтому в воду полезли не сразу, а попытались попавшейся под руку длинной корягой определить - что же там на дне? Не получилось.

      Тогда Глеб попросил Кондратюка подержать его за ноги, а сам, скинув пальто и попросив закатать рукав - нагнулся, опустив единственную свою руку в воду по самое плечо. Пошарил внизу, но дотянуться не смог. Попросил немного отпустить. Не бросить в воду, а именно немного отпустить. Но Кондратюк что-то не понял. Или просто не смог удержать тяжелое тело. После чего Глеб оказался в ледяной воде.

      Первые несколько секунд ему показались самыми мучительными. Он как будто бы получил мощнейший удар по всему телу. Каждая клетка его тела испытала небывалый натиск. Неприкосновенной осталась только его правая рука. Да и то - только потому, что ее у Глеба не было.

      Надо отдать должное и Кондратюку. Недолго он оставался в равновесии и последовал следом за Рябининым. Вряд ли  это было сделано из соображений солидарности. Однако значения это не имеет.

      К счастью, поток был не слишком быстр. Все-таки, не горная река. Тем более что удалось зацепиться за бревно.    

      Прежде чем выбраться на берег, Глеб попробовал все-таки схватить то, что его так привлекло на дне. Не мучился же он напрасно?

      Со второго раза у него это получилось. Искомый предмет оказался рыжеватым чемоданчиком. Был в его жизни случай, связанный с рыжим портфелем. И вот теперь чемоданчик... К чему бы это? Закинув чемодан на берег, Глеб, хрустя прибрежным льдом, полез на поваленное дерево, перекинутое через ручей. Накинул на плечи пальто. Сзади барахтался Кондратюк. Прямо в шинели. Судя по всему, его тоже не слишком привлекала водная стихия, и он стремился на сушу всей душой. А главное - всем телом.

      На берегу, почему-то, теплее не стало. Апрельское купание доставляет удовольствие не всякому. О пользе закаливания тоже не стоит распространяться. В сложившейся ситуации водные процедуры были явным излишеством.

      Остаться посередине леса  в столь бедственном положении - не слишком приятно. Если не сказать - смертельно опасно.

      - Может, успеем догнать машину?! - прохрипел  Кондратюк.

      - Да ты что?!

      Действительно - где было эту машину искать? Носиться в мокрой одежде с одним сухим пальто на двоих по весеннему малознакомому лесу - довольно странное занятие.

      - А что еще делать? Спички промокли...

      - Возвращаемся, - решительно сказал Глеб.

      - На хутор?!

      - А куда же еще?

      Судя по реакции Кондратюка, перспектива бежать до Коонга или даже до Шустровска его привлекала куда больше.

      Но Глеб уже решительно зашагал обратно, держа чемоданчик под мышкой. Сжимать ручку чемодана не было никакой возможности. Пальцы не слушались совсем.

      Несмотря на то, что дорога назад была известна, хутор  нашли не сразу. Успели проклясть все на свете. Но только не вслух. У Глеба, например, совсем пропал голос.

      Все же, цели они достигли.

      При весеннем свете солнца не было в доме ничего зловещего. Наоборот, в этом так называемом доме мертвецов их ждало спасение. А может быть, им это только казалось.                                                                           

 

Продолжение следует  

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий