Новогоднее блюдо: жареный петух

Жареный петухВ Общественном пресс-центре Псковской области представители прокуратуры и МЧС целый час рассказывали о том, как они активно предотвращают пожары.

Из сказанного стало ясно, что по числу погибших на пожарах на 100 тысяч населения Псковская область занимает первое место в России.

К началу пресс-конференции у нас в области в 2009 году погибло 190 человек, из них – 6 детей (за выходные число погибших увеличилось на три человека. Итого - 193). Это больше, чем на пожаре в Перми. Но там все произошло одновременно, а у нас сгорают и угорают по одному-два человека. И это позволяет сотрудникам пожарного надзора чувствовать себя более-менее спокойно и уверенно.

«В сравнении со всей Россией у нас не очень хорошие показатели, - скромно сказал заместитель главного государственного инспектора Псковской области по пожарному надзору Максим Верхотуров, и пояснил: - Такие показатели как количество пожаров на 100 тысяч населения и число пострадавших на 100 тысяч населения в Псковской области на 50% выше, чем в среднем по России».

В пресс-конференции участвовали пять человек, в том числе первый заместитель прокурора Псковской области Эльмира Канаева и начальник отдела по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры Псковской области Ольга Горовацкая. Они вслед за инспектором пожарного надзора несколько раз повторили, что многочисленные проверки, которые сейчас ведутся в Псковской области, имеют к происшествию в Перми самое отдаленное отношение. Прокуратура и пожарный надзор всегда следили за пожарной безопасностью, и в нынешних предновогодних проверках нет ничего чрезвычайного.

Складывалось впечатление, что ради этого и была устроена пресс-конференция. Надо было рассказать, что все идет «в плановом режиме», прокуратура и МЧС бдительны «как всегда».

Это была самая важная мысль: «КАК ВСЕГДА», хотя и звучала она слишком навязчиво. «Вы не подумайте, что работа не велась раньше…»

Но здесь и думать нечего. Статистика говорит: людей в Псковской области на пожарах гибнет в два раза больше, чем в среднем по России. Но и это не самое главное.

Судя по ответам Максима Верхотурова, пожарные не слишком-то и стремятся изменить ситуацию. Чаще чем раз в три года (или даже чаще, чем раз в пять лет) они не имеют права проверять состояние пожарной безопасности в частных клубах. Инспекторы пожарного надзора, вроде бы, честно выполняли закон и по клубам не ходили, сосредоточившись на школах (пока школьники ходили по клубам). Но пожар в «Хромой лошади» изменил планы. Пришлось заглянуть и в клубы. Для очистки совести (кошельков?).

Беспокоиться пожарным нечего. Закон на их стороне. Предпринимателям тем более беспокоиться нечего.

Как сказал г-н Верхотуров, некоторым владельцам ночных клубов и ресторанов надо вложить в пожарную безопасность более миллиона рублей. Но проще этого не делать. Не выполнили предписание пожарного надзора – отделались отложенным штрафом в 10 тысяч рублей. Проверить выполнение предписания можно только через год. Еще раз не выполнили – снова получили символический штраф. И это может тянуться годами.

А самое главное, все чисты перед законом. Пожарные выписывают предписания, предприниматели платят штрафы. Не придерешься. Бюрократическая машина в действии. Бумаги плодятся с такой скоростью, что никакого самого гигантского пожара не хватит, чтобы все это уничтожить.

«Это проблема предпринимателей», - сказал инспектор.

Но, судя по его же словам, никаких серьезных проблем у предпринимателей нет. В отличие от посетителей клубов, ресторанов и кафе, которым самим надо заботиться от своей пожарной безопасности.

Тогда и пришлось спросить Максима Верхотурова: «Как обычный посетитель может определить – безопасно помещение или нет? К примеру, в нем на окнах нет решеток. Но их нет потому, что там вообще никаких окон нет».

И г-н Верхотуров в ответ начал рассуждать на тему, что все зависит от трактовки. Вроде бы, законодательство соблюдено. Решеток действительно нет. Но с другой стороны…

Но, по-моему, никакой другой стороны нет. Есть одна сторона, а точнее – страна. Россия. И в ней регулярно что-то и кто-то горит. Здесь надо раз и навсегда определиться – для чего существует пожарный надзор. Что важнее – соблюдать законы и инструкции или соблюдать пожарную безопасность?

В общей сложности пришлось задать Максиму Верхотурову пять уточняющих вопросов. По поводу путей эвакуации, покрытий, пропускной возможности клубов….

Выяснилось, что и здесь законодательство позволяет себе широкую трактовку. Например, что такое «пути эвакуации»?

Вроде бы, это коридоры и выходы. Однако, как сказал заместитель главного пожарного инспектора, в той же «Хромой лошади» сам зал являлся одновременно и «путем эвакуации».

И все же принято считать, что под «путями эвакуации» имеются в виду коридоры и выходы, и именно там не должны применяться горючие материалы. А в залах можно использовать и горючие обои, и пенопласт, и пенополистирол.

Еще интереснее ситуация с вместимостью. Инспектор, проверяющий клуб, считает посадочные места. То есть стулья, кресла, скамейки и табуретки. Если посадочных мест в зале 50 или меньше, то выход в клубе может быть один. Таким образом, если пожар вспыхнет возле единственного выхода, люди лишатся возможности выйти наружу, и это будет строго по инструкции. И люди, скорее всего, погибнут. Но погибнут в соответствии с законом.

Существенно и то, что в клубах хозяева и посетители часто не обращают внимания на посадочные места. На концерт в маленький зал люди могут набиться так, что не развернешься. Тут не до сидячих мест. Да зрители и не захотят садиться, а будут стоять плечо к плечу возле сцены… Однако пожарный надзор не станет ходить на каждый концерт и проверять – соблюдают владельцы клуба инструкцию или нет. Соответствует ли число посетителей количеству посадочных мест? Появился раз в три года, поставил галочку и – свободен.

Так что заботиться о своей безопасности посетителям надо самим. Им, правда, пожарный надзор мог бы немного помочь. Возле входа неплохо бы повесить табличку с количеством мест, на которое рассчитан тот или клуб. Это было бы полезнее, чем вешать багор или ведро.

Но Максим Верхотуров ответил, что если клуб рассчитан на 50 человек, то таким предупреждением пятьдесят первого посетителя не остановишь. «Пятьдесят первого – нет, а сто первого – можно», - ответил я.

Но и без того было ясно, что для пожарного инспектора важнее действовать в соответствии с установленными правилами. И не более того. Даже если при нынешних правилах Псковская область, в процентном соотношении, лидирует по числу погибших на пожарах. Каждый седьмой пожар приводит к гибели людей. Как правило, гибнут нетрезвые люди. Таких в этом году оказалось 144 человека из 190 погибших.

Прямо на пресс-конференции пожарные и прокуроры начали между собой выяснять, кто отвечает за то, что петарды взрываются вблизи жилых домов и людей. Кто за этим должен следить? Кто наказывать? Решили, что пожарные за это ответственности не несут и все вопросы надо задавать милиции. А их на пресс-конференции нет. Так что спрашивать не с кого.

В России законы действуют особенным образом. После пожара в Перми законодательство не менялось, но оно вдруг позволило пожарному надзору, не дожидаясь того, пока пройдет три года, проверять ночные клубы, кафе и рестораны. Проверять в пожарном порядке.

И тут же выяснилось, что список заведений, в которых обнаружены существенные недостатки, огромен. Часть этого списка, как бы между прочим, в самом конце пресс-конференции быстро зачитала г-жа Канаева: «Это рестораны и кафе «Пожарка», «Шведкая горка», «Старый Талллин», «Моя Италия», «Кохановский бульвар», «В городе N», «Пещера», «Рандеву»… Всего 21 объект». Там обнаружено множество нарушений, включая горючие потолки и отсутствие путей эвакуации. Материалы прокуратура передала в суд. Только суд может приостановить деятельность провинившихся.

Но дело здесь не в суде. Судьи, в случае чего, не приедут тушить пожар и вытаскивать людей из огня.

Скорее всего, большая часть попавших в черный (или красный?) список кафе и ресторанов перед Новым годом закрыть не решатся. Но все потенциальные посетители должны заранее знать, что думают по поводу пожарной безопасности каждого кафе, ресторана или клуба в пожарном надзоре. Посетители сами имеют право решать – идти им в то или иное кафе, ресторан, клуб или не идти. Но для этого у них есть и другое право – право знать, на какое именно количество людей рассчитан зал, сколько должно быть выходов и тому подобное. Сделать это несложно, но служба пожарного надзора в этом, похоже, не заинтересована. И ни одна служба в России в этом не заинтересована. Чиновники не сделают ни одного лишнего движения всуе. Даже если представить, что все они кристально честны и взятки видели только в фильмах,  жизнь от этого безопаснее и удобнее не станет.

За безопасность на наших дорогах должны отвечать пешеходы и водители, а не служба ГИБДД. Своим здоровьем должны заниматься больные, а не врачи. Солдаты не должны рассчитывать на своих командиров. На прокуратуру, пожарных и милиционеров тоже возлагать особые надежды не стоит. Нельзя перепоручать государству свою жизнь, здоровье и безопасность. Это очень ненадежное государство. С него надо требовать, его, в случае чего, надо защищать, но на него нельзя надеяться.

 

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий