Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Противоядие

Тень всех живых(Продолжение. Начало в № 441). К концу тридцатых годов тиражи книг Натальи Ключевой превысили полмиллиона экземпляров. Она долго не могла  к этому привыкнуть. Легкость, с которой она достигла популярности, смущала не только других, но и ее саму. А главной жертвой ее бесспорного успеха стал Иван Петрович Ключевой. Муж не пережил этого и тихо скончался от недоумения. Он всегда считал Наталью красивой и глупенькой. Но специалисты-литературоведы - за исключением одного, будущего мужа - утверждали, что она умна и некрасива.

 

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 по № 440 публиковалась пятая часть - «Фальшь-бросок». Действие происходило в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть шестая

                                                      

                                                          ПРОТИВОЯДИЕ

                                                           /весна 1941 года/

                                                                           2

      К концу тридцатых годов тиражи книг Натальи Ключевой превысили полмиллиона экземпляров. Она долго не могла  к этому привыкнуть. Легкость, с которой она достигла популярности, смущала не только других, но и ее саму. А главной жертвой ее бесспорного успеха стал Иван Петрович Ключевой. Муж не пережил этого и тихо скончался от недоумения. Он всегда считал Наталью красивой и глупенькой. Но специалисты-литературоведы - за исключением одного, будущего мужа - утверждали, что она умна и некрасива.

      Иными словами - полностью рушились представления Ивана Петровича об окружающем мире. Оказывается, он любил какую-то другую Наталью. Не верить авторитетным критикам он не мог, но таланта не замечал в упор. Зато был свидетелем ее успеха. И не пережил его, оставив этот мир в тридцать седьмом году. Какой-нибудь недоброжелатель советской власти отметит, что дата смерти сама за себя говорит. Мол, не иначе как расстреляли старого большевика. И это будет клеветой. Товарищ Ключевой умер естественной смертью. Диагноз уже назывался, но его стоит повторить. Он умер от недоумения. Болезнь эта изучена пока слабо, но некоторые наблюдения позволяют говорить о том, что  опасность от нее исходит серьезная. Слишком много недоумевающих еще бродит по земле, разнося заразу.

      Короче, Ключевой скончался, оставив Наталью безутешной вдовой. Но так как разница в возрасте  между мужем и женой была не менее тридцати лет, то горевала вдова недолго. Вышла замуж за критика Розенфельда. Это вам не корректор Барсуков, за которого она чуть было не выскочила в тридцать пятом году. Век должна благодарить Рябинина, что тот не дал рекомендацию.

       Не без влияния умудренного критика, в  творчестве Натальи Ключевой появились новые нотки. Расширилась тематика. Если раньше она уделяла внимание только колхозам, то теперь ее герои жили и работали в совхозах, что значительно расширило круг читателей. Особенно в Ленинградской области, где совхозное строительство преобладало.

      Между прочим, первую ее книгу - роман «Переплавка», успел прочесть и высоко оценить сам Максим Горький. Сохранилось даже письмо, в котором тогда еще живой классик говорил: «И расположение материала, и язык книги говорят мне, что Вы идете верной дорогой». Правда, потом Горький зачем-то советовал прочесть книги Горнфельда «Муки слова», издательство Гиза, и Винокура - «Культура языка», издательства «Федерация». К тому же, родоначальник социалистического реализма советовал подписаться на журнал «Литературная учеба», тем более что он издается в Ленинграде.

Наталья долго не могла понять - что это Горький имел в виду? Причем здесь «Культура языка» неведомого Винокура? Это что - намек на то, что она еще не достаточно владеет словом?

        К счастью, будущий муж Натальи Наум Розенфельд успокоил ее. Критик объяснил странные пассажи в письме болезнью классика. И оказался прав. Горький не только болел - он еще и умер. А Наталья Ключевая издала новый роман - «Цветущая земля». И не умерла.

     Роман подтвердил - в советской литературе появилось новое имя. И что существенно - для молодой писательницы важны не стиль и прочие мелочи, а идея. Тем, кто этого еще не понял, все доходчиво разъяснил Наум Розенфельд. Со стилем еще можно не соглашаться, но вот с идеей....  В общем, талант скрыть невозможно.

      Сборник рассказов «Совхозные будни» окончательно все расставил на свои места. Наталье предложили написать статью в ту самую «Литературную учебу», выписывать которую советовал покойный Горький. Наталья подумала и согласилась. Ей было чем поделиться с начинающими авторами.    

      Но в последнее время Наталью стали преследовать неприятности. Какой-то негодяй стал распространять слухи о том, что истинным автором ее книг является Наум Розенфельд. А Наталья и двух слов связать не может.   

      Она была настолько возмущена услышанным, что заболела. И во время болезни действительно не могла связать и двух слов.

      - Поздравляю, - заявил ее муж.

      - Что?!

      - Поздравляю! Тебе уже сопутствует зависть. Меня она настигла на одиннадцатом году творчества, а тебя - на шестом. Преклоняю голову перед талантом.

      И Наум действительно преклонил голову, предъявив на обозрение внушительных размеров лысину. Что и говорить, он тоже был не так чтобы молод. Ему было сорок девять лет и десять месяцев.

      Но это еще не все неприятности.

      Едва Наталья встала на ноги и с трудом начала связывать слова, как сделала неверный шаг. Взялась не за свою тему.

      Кто ее надоумил писать повесть о разведчиках? История литературы об этом умалчивает. Но лучше бы ей не ступать на этот скользкий путь.

      Начинала она сочинять вещь под рабочим названием «В логове врага»  в тридцать восьмом  году. Враги носили исключительно немецкие фамилии и проживали как один в фашистской Германии. Повесть она отдала в один из журналов. А через неделю сняли наркома иностранных дел Литвинова. Гитлер чудесным образом превратился в союзника, а повесть была признана «идеологически невыдержанной». Хорошо, что ее не успели напечатать. Иначе бы последствия были бы  более печальны.

      И опять любящий супруг Наум нашел, чем  Наталью утешить.

      - Это еще что. Ты слышала о Кротове?

      - Кротов - это режиссер с Ленфильма?

      - Бывший режиссер «Ленфильма». Говорят, он спешно уезжает в Ташкент. Возможно, ему там предложат место осветителя в театре.... Если повезет, конечно.

      - Он снял что-то не то?

      - Как ты догадалась? Его новый фильм назывался «Если завтра в поход». Сама понимаешь, с кем в нем воевали. Только твою повесть кроме двух-трех человек никто не читал. А вот фильм...

      - Я что-то не припомню такого фильма.

      - Еще бы. В прокате его не было, а вот Он его посмотреть успел.

      - Да ты что?! - на лице Натальи отразился неподдельный ужас. Она раза три была с Кротовым в одной компании, и, при некотором усердии, неудачливого режиссера и ее саму можно было обвинить в заговоре против фашистской Германии. Вот так утешил муженек...

      - Что ты так испугалась? - удивился Наум.

      - Не понимаешь? Если Он узнает, что я тоже призывала воевать с Гитлером, то мне будет плохо. - Наталья немного подумала и исправилась: - Нам будет плохо.

      - Ну и фантазия у тебя, - ответил Наум Розенфельд. Лицо его при этом сделалось мрачное.

      - Надо что-то спешно предпринимать!

      - В каком смысле?

      - Книжку надо срочно писать! Вот в каком! Чтобы перебить впечатление. Причем так писать, чтобы никто не придрался.

      Наталья Ключевая была права. Ждать милости от власти было смертельно опасно. Надо было срочно продолжать разрабатывать колхозную тематику. Да так, чтобы ни одного немца в колхозе не жило.

 

Продолжение следует  

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий