Фальшь-бросок. XХХVII

Тень всех живых(Продолжение. Начало в № 397-434). Все рассуждения на тему «кто убийца?» сводились у Рябинина к одному. Надо было найти то, что искали у Кускова дома. То, что мог передать коллекционеру Трунов. То, что было кое для кого дороже старинного оружия. По всей видимости, это не деньги, а какие-то документы. Возможно, в них и кроется разгадка.

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 началась публикация пятой части - «Фальшь-бросок». Действие происходит в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть пятая

ФАЛЬШЬ-БРОСОК

                      

                                                                            39

 

        Все рассуждения на тему «кто убийца?» сводились у Рябинина к одному. Надо было найти то, что искали у Кускова дома. То, что мог передать коллекционеру Трунов. То, что было кое для кого дороже старинного оружия. По всей видимости, это не деньги, а какие-то документы. Возможно, в них и кроется разгадка.

      В условиях, когда ты полностью отстранен от следствия, искать преступника практически невозможно. Глеб до сих пор не знал, установлена ли личность человека, чье тело достали из Обводного канала. Любое твое движение могло быть расценено как покушение на советскую власть.

     Разум подсказывал - отойти в сторону.  И будь что будет. Твоя судьба или судьба твоих родных не решается. Зачем шутить с теми, кто шуток не понимает? Славы это частное расследование тем более не принесет. Остается личное удовлетворение. В том случае, естественно, если тайна будет разгадана. Но что такое личное удовлетворение, когда за твоей спиной Софи, Маня и Таня? Того и гляди - Глеб и их впутает в эту темную историю.

      Иными словами, долг требовал от Глеба оставить напрасные поиски и сосредоточиться на более безопасных вещах. 

      Оценивая поведение Глеба Рябинина в последующие дни, можно без жалости отметить: он не выполнил свой долг. Напрасные поиски не оставил и на более безопасных вещах не сосредоточился. Наоборот, в очередной раз явился в коммунальную квартиру на Обводном канале и завел разговор с Ангелиной:

       - Без меня ты не плакала?

       - Без тебя? Нет. А без папы - плакала.

       - Но мы же договаривались. Сосед, наверное, радовался, когда слышал, что ты плачешь.

       - Ну и пусть. Недолго ему осталось радоваться.

       - Почему ты так думаешь?

       - Мама сказала.

       - Кстати, когда она придет?

       - Когда вы уйдете, тогда и придет.

       - Она что - меня боится?

       - Нет, она всех боится. А я не боюсь.

       - Почему?

       - Я еще маленькая.

       Ангелине было простительно. Она еще не понимала, какой черноты тучи сгустились над их квартирой. Но Глеб-то понимал прекрасно. И все-таки не отступал. Знал - кто убийца, но серьезных доказательств не имел. Допускал, что за квартирой следят,  и в любой момент могут возникнуть неприятности. Но упрямо ждал жену фельдшера Блока, попутно развлекая  Ангелину Блок разговорами.

       - Тебе сколько лет?

       - Семь. А тебе?

       - Тридцать семь.

       - Когда мне будет столько же, сколько и тебе - я уже выйду из комсомольского возраста. По старости.

       - Еще не вступив в комсомол, ты уже мечтаешь из него выйти?! Знаешь, что я тебе скажу.... Ты можешь плакать, но взамен у меня будет просьба - никому о комсомоле не рассказывай. А то скажут, что тебя папа научил. А у него и без того большие неприятности.

       - Это вы называете неприятностями? - неожиданно раздался за спиной низкий женский голос.

      Глеб обернулся и произнес:

     - Здравствуйте. Наконец-то я вас дождался.

     - И очень плохо, что дождались.

     В комнату вошла жена Блока. Сделала замечание дочке - за то, что впустила Глеба.

     - Прошу прощения. Но мне очень надо с вами поговорить.

     - Меня это не волнует. Вначале у нас украли чемодан. Потом подбросили какие-то письма. Арестовали мужа. Вы второй раз являетесь, когда меня нет дома. Оставьте нас все в покое!

     - Рад бы, но не могу.

     Глеб говорил совершенно искренне. Так уж он устроен, что его тянет на место преступления. Он не преступник, но его тянет. А о покое с Глебом вообще говорить бессмысленно.

     - Я уверен, что ваш муж не виновен и, кажется, могу ему помочь.

     - Я не верю тем, кто хочет помочь. Сейчас не те времена.

     - Зря вы так....  Если бы эти слова услышали те, кто арестовал вашего мужа, то вы бы отправились следом.

     - Я и так отправлюсь. Не волнуйтесь. Мне бы только дочку к родственникам успеть пристроить. В детском доме ей будет плохо.

     - Вы думаете...

     - Я знаю. - Александра Ивановна - так звали жену Блока - опустила глаза. Помолчала немного и продолжила: - Если за нас взялись, то не отступятся. А вы только окончательно все испортите.

      - И все-таки, я прошу вас помочь.

      - Откуда вы такой взялись?

      - Какой?

      - Упрямый.

      - Из Шустровска.

      - То-то и видно, что из Шустровска.

      Жена Блока устало села на стул и желания выгнать Рябинина не изъявила.

      Глеб понял, что  у него есть несколько минут и продолжил:

      - Я уверен, что в вашей квартире есть тайник. Сделал его Трунов. Скорее всего - тайник не в его комнате. Там, возможно, есть документы, которые могут разоблачить настоящего убийцу Трунова.

      Александра Ивановна не ответила. Только кивнула головой. Зато отозвалась Ангелина:

      - Ты считаешь, что у нас зарыт клад?!

      - Не совсем зарыт. Но, в общем - да.

      - Вот, здорово!

      - Здорово. Особенно, если мы его найдем. С вашей помощью это сделать куда проще.

      - Ничего мы не найдем, - подала голос жена Блока.

      - Почему?

      - Потому что донес на моего мужа Поспелов. И Трунова он убил.  И тайник, если он когда-нибудь существовал - давно нашел.

      - Откуда такая уверенность? Вы так говорите, будто сами все это видели.

      - Не видела, но знаю. Он только с виду приветливый и обходительный. Но я с ним уже несколько лет общаюсь. Все это время он мечтал выжить нас из этой квартиры. Любыми способами.

      Глеб затих. В словах Александры Ивановны было нечто, что заставило его задуматься. Нет, в то, что Поспелов - убийца, он по-прежнему не верил. Но жена Блока навела его на одну важную мысль.

                                                             

Продолжение следует

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий