Фальшь-бросок. XХХV

Тень всех живых(Продолжение. Начало в № 397-430). Когда сказали, что Сыскаридзе в НКВД никогда не служил - Глеб испытал облегчение. Если события будут развиваться в этом направлении, то вскоре обнаружится, что Трунов жив, и вообще, все происходящее - лишь сон времен построения социализма. И ему не надо ломать голову над загадками. Достаточно проснуться и оглядеться. Убедиться, что явь куда привлекательнее, вызвать в Ленинград семью, и больше со снами не связываться.

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 началась публикация пятой части - «Фальшь-бросок». Действие происходит в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть пятая

ФАЛЬШЬ-БРОСОК

 

                                                                     35

 

       Когда сказали, что Сыскаридзе в НКВД никогда не служил - Глеб испытал облегчение. Если события будут развиваться в этом направлении, то вскоре обнаружится, что Трунов жив, и вообще, все происходящее - лишь сон времен построения социализма. И ему не надо ломать голову над загадками. Достаточно проснуться и оглядеться. Убедиться, что явь куда привлекательнее, вызвать в Ленинград семью, и больше со снами не связываться.

       Но чем  дальше он отходил от здания НКВД в сторону Невского, тем понятнее становилось - явь времен построения социализма абсурднее любого сна. И не надо строить иллюзий. Это самый дорогой вид строительства. Лучше заниматься привычным делом и не обращать ни на кого внимания.

      А так как Глеб привык распутывать загадки, то этим он и занялся. Сел в трамвай и, с пересадкой, добрался до Обводного.

      До боли знакомая коммуналка представляла собой жуткое зрелище. Одна комната опечатана. Из другой слышен громкий плач. И лишь там, где жил Плавунов - тишина.

      Рябинин пошел на плач, тем более что он был детский.

      Плакала фельдшерская дочка.

      - Тебя как зовут? - начал Рябинин новый этап частного расследования.

      Ответа не последовало.

      - Тогда я не скажу, как зовут меня.

      В заплаканных глазах девочки появилась заинтересованность. Утерев слезы, она ответила:

      - Ангелина.

      - Глеб. Очень приятно.  

      - Вы оттуда? Зачем вы посадили моего папу?

      - Нет, я не оттуда. Смотри. У меня и удостоверения нет.

      Глеб изобрел новый способ входить в доверие.

      - Вижу, нет.... Вы тоже пришли что-нибудь подкинуть?

      - Подкинуть? Что ты имеешь в виду?

      - Мама говорит, что те письма нам подкинули во время обыска.

      - Какие письма?

      - Не знаю.

      - А она не говорила, кто подкинул?

      - Говорила. Плавунов, наш сосед. Он был понятым. 

      Так, новый поворот истории. Этого еще не хватало.

      - Плавунов?! Зачем это ему?!

      - Мама считает, что из-за наших комнат. Он давно хочет от нас избавиться.

      - Почему? Он же живет один.

      - Когда-то квартира полностью принадлежала Плавунову. Потом вселили нас и дядю Колю.

      - Ангелина, спасибо. Ты очень мне помогла. Мне бы еще твою маму увидеть.     

      - Сегодня она вернется поздно.

      - Жаль. Придется прийти еще раз.... И не вздумай плакать. А то ваш сосед обрадуется...  

     Когда Глеб вернулся домой, то уселся за стол и на большом листе начертил схему. В центре ее поместил Кускова. С него все началось. Это за  ним следили неизвестные. Это он, мучительно вспоминая, вывел Глеба на Трунова и сообщил о продаже из Эрмитажа ценностей.

     Все выше перечисленное не давало оснований подозревать Кускова в убийстве. И его отказ от первоначальных слов лишь подтверждал - Александр Федорович в смерти Трунова не виноват. Его просто запугали. Кто? Разумеется, НКВД.

     Следующим в схеме шел Сыскаридзе. Общение с ним убедило Глеба - чекист искренне старался найти убийцу. В результате чего признан несуществующим.

      Не забыл Глеб и Ланского. Его поведение - наиболее подозрительно.  Но он болен, и если причастен к смерти Трунова, то вряд ли действовал в одиночку. Что его объединяет с Труновым? Опять-таки НКВД, с которым они сотрудничали в разное время.

      Теперь о Блоке. Он - связующее звено между квартирой Трунова и Ланским. Если верить домработнице, то именно он сбил больного Ланского с толку. К тому же, работает в психиатрической клинике. Ныне арестован. Жена и дочь до сих пор на свободе.

     Дворник Суриков. С некоторого времени находится там же, где и Блок. Один из тех, кто нашел тело Николая Трунова. По свидетельству очевидцев - бежал от Сыскаридзе, но был пойман. У Глеба оснований подозревать его значительно меньше, чем фельдшера.

      Плавунов. До последнего времени вне подозрений. Однако он первым нашел тело Трунова. Первым упомянул фамилию «Ленский». По словам соседки - участвовал в обыске комнаты Блока в качестве понятого. После чего там обнаружились какие-то бумаги. Ангелина сказала, что ее мама убеждена - подкинул их именно Плавунов. Если это действительно так, то все окончательно запутывается. Или наоборот - разъясняется. Это, смотря как посмотреть. Основным подозреваемым становится Плавунов, который использовал НКВД как орудие, с помощью которого освобождал жилплощадь. Этим, кстати, может быть объяснена и  смерть Трунова. Комната опустела. Если же в канале нашли Александра Трунова, то и это вполне вписывается в новую версию. Брат, по всей видимости, тоже претендовал на жилплощадь.  Но причем тогда эрмитажные ценности? И уж тем более - причем здесь Кусков и Ланской?

       Опять все упирается в этих двоих.

       Рябинин вскипятил чайник, выпил две чашки и съел два бутерброда с ливерной колбасой, и снова вернулся к себе в комнату.

       Вновь обратился к схеме. Испещрил лист стрелками. Одну из них сделал жирной.

Фамилию «Кусков» обвел кружком.

       Рябинин рассуждал следующим образом: за Кусковым не только следили, но в его отсутствии обыскали всю квартиру. Ничего не взяли. Что могли искать? Деньги? Маловероятно. Тогда что? Какую-нибудь вещь, которую мог передать ему Трунов, раз уж Кусков считает, что слежка началась после встречи с Труновым. Допустим, это все-таки касается распродажи картин на Запад. Какие-нибудь документы.

       Кто из подозреваемых имел отношение к НКВД? Вряд ли Блок. Суриков? На дворника Глеб тоже не мог подумать. Ланской? Будто бы, когда-то он с ними сотрудничал. Тогда эта организация называлась ОГПУ. По профессии - гравер. Карманы набиты фальшивыми документами. И у Блока  найдены какие-то письма. Если бы Глеб знал об анонимках, регулярно получаемых Сыскаридзе, то он бы окончательно уверовал в виновность Ланского, посчитав его сумасшествие наигранным. Впрочем, почему наигранным? Одно другое не отменяет.

      Короче говоря, на ночь глядя Рябинин отправился домой к Ланскому.  

      Его встретила заплаканная домработница Ульяна Петровна. Сегодня, наверно, день был такой - все плакали. От мала до велика. От Ангелины  до Ульяны.

      - Что-то случилось? - Глеб не без опаски шагнул через порог.

      - Случилось. Как не случиться. Федора Николаевича вчера схоронили.

      - Как схоронили?! Он что - умер?!

      - Умер, - произнесла Ульяна Петровна, утирая платком глаза. - Во сне.

      «Сном праведника», - подумал Рябинин.

 

Продолжение следует

Алексей СЕМЁНОВ

 


Имя
E-mail (опционально)
Комментарий