По нарастающей. Вторник

Андрей Иванов(Продолжение. Начало в №№ 28-30). Предпоследний день фестиваля «Crescendo-2009» в Пскове оказался, наверное, самым разнообразным. К музыкантам присоединились театральные артисты. Вернее сказать, они к ним не присоединились, а играли отдельно, в пяти минутах ходьбы друг от друга. Таким образом, любителям музыки и театра пришлось разрываться между Большим концертным залом Псковской областной филармонии и Псковским академическим театром драмы.

В филармонии играли джаз, в театре – Шекспира.

Но здесь самое важное, кто именно играл джаз и кто именно поставил Шекспира.
  
Джазовое представление обещали устроить Георгий Гаранян, Денис Мацуев, Борислав Струлёв, Айдар Гайнуллин, Граф Муржа, Андрей Иванов и Дмитрий Севастьянов. А спектакль «Шекспир – лаборатории» (цитаты и образы из великих трагедий) поставили Яна Тумина и Руслан Кудашов. Это была совместная постановка Санкт-Петербургского Большого театра кукол и Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства.

Там где свою руку прикладывает Руслан Кудашов, не может быть чего-то ординарного. Это псковичи помнят еще по временам, когда Руслан Кудашов привозил сюда спектакль «Потудань» по рассказу Андрея Платонова.

И все же я выбрал джазовый концерт, имея в виду, что на следующий день придется пожертвовать камерным концертом с участием Дениса Мацуева, Максима Рысанова и многих других (в среду в театре показывали спектакль «Человеческий детеныш» - фантазии по Киплингу).

Те, кто все же во вторник вечером выбрался в театр, позднее говорили, что я зря к ним не присоединился. Но то же самое я мог сказать и им самим.

Псковский блюз

Перед тем, как написать этот текст, я еще раз пересмотрел видео нескольких номеров с псковского джазового концерта «Crescendo-2009». Впечатления примерно те же – это был необычный концерт. И для джазового концерта – это похвала в квадрате. Для человека, который осмелился играть джаз, быть предсказуемым – это значит считаться почти самозванцем. Мало уметь играть – надо еще и «поймать волну». Также как яхтсмену недостаточно умения держаться на воде, он еще должен уметь управлять яхтой, ловить ветер…

Музыканты, из которых полноправными джазистами считаются только трое – Георгий Гаранян (саксофон), Андрей Иванов (контрабас) и Дмитрий Севастьянов (ударные), поймали и волну, и ветер…

Хотя первоначально все было более-менее предсказуемо и почти академично. Святослав Бэлза озвучил старую шутку про «сакс-символ Георгий ГаранянРоссии», после чего на сцене появился элегантный Георгий Гаранян.

Для разбега выбрали композицию «Садись в поезд "А"» Билли Стрейхорна. В том же духе продолжили и дальше.

Однажды Георгий Гаранян, предоставляя возможность сыграть соло контрабасисту Андрею Иванову, сел за рояль (но саксофоном не расстался, бережно положив его на колени).

Потом ведущий объявил композицию, которую на один вечер переименовали в «Псковский блюз». Блюз этот исполнял квартет, в котором первую и единственную скрипку играл Граф Муржа.

Известный классический скрипач на этот раз вышел к псковской публике с электрической скрипкой цвета морской волны. Для джазового дебюта он сыграл неплохо, уверенно, как будто к электричеству подключили не только скрипку, но и его самого. Но пока что концерт все равно нельзя было сравнить с теми, что проходили в Пскове воскресенье или в субботу. Тогда музыканты, так сказать, парили в воздухе, а сейчас – крепко стояли ногами на сцене.

Полет фантазии

На своем высоком уровне выступил Айдар Гайнуллин. Баянист выбрал для выступления «Барыню», импровизируя и заодно продемонстрировав залу, что обладает хорошим голосом.

Затем к Айдару Гайнуллину присоединился виолончелист Борислав Струлёв. И с этого момента музыканты, наконец-то, начали в хорошем смысле удивлять, сыграв польку Альфреда Шнитке из спектакля театра на Таганке «Сказка о мертвых душах Гоголя». Ее музыканты впервые вместе исполнили во время церемонии вручения премии «Турандот». Это был, конечно, не совсем джаз. Но долгожданные волны уже пошли…

Денис МацуевЗатем ярко проявил себя Денис Мацуев, исполнив три пьесы собственного сочинения – «Байкальскую самбу», «Балладу» и фантазию на тему Рахманинова (Рахманинов, в свою очередь, когда-то фантазировал на темы Паганини).

Фантазии на Рахманинове-Паганини не иссякли. Денис Мацуев и Борислав Струлёв начали фантазировать на музыку Исаака Дунаевского к фильму «Цирк».

И стало окончательно понятно, что музыканты действительно оторвались от сцены, и родная страна по-прежнему широка, а полет проходит нормально. Или нет, ненормально, и это очень хорошо. Здесь какие-то нормы были неуместны. Музыканты шутили, и их музыкальные шутки находили у публики понимание.

Особенно радовала виолончель. Звук был «гибкий», с «характером». Жаль, что Борислав Струлёв выступил в Пскове только в одном концерте.

Как мне кажется, именно Борислав Струлёв оказался центральной фигурой джазового концерта в Пскове. Поэтому о нем немного подробнее.

Некоторые персоны в музыкальном мире к Струлёву относятся с настороженностью. Он настолько многообразен, что невольно смущает. Недавно, например, записал музыку с группой Бигуди и Евгением Гришковцом. Эта музыка прозвучит в фильме Анны Матисон «Сатисфакция», в котором Гришковец снимался прошедшим летом в Иркутске. Принимал участие Борислав Струлёв и в записи саундтрека  к знаменитому фильму «Турбулентность».

Борислав Струлёв - музыкальный директор концертного зала New Millennium в Нью-Борис СтрулёвЙорке, продюсер и организатор «Дней России в Нью-Йорке», как виолончелист работает с крупнейшими симфоническими оркестрами Европы и США. Много выступает, в том числе и в России. Часто становится вдохновителем и организатором проектов, которые находятся на грани жанров (например, играл живую музыку во время показа немого фильма 1926 года «Рязанские бабы»). Или выступал с Бобби Макферрином

Люди, которые привыкли слушать виолончель в несколько иной обстановке, иногда бывают шокированы. Им кажется, что Борислав Струлёв играет как-то слишком

Забавно, что в музыке к Струлёву предъявляются те же претензии, что и в свое время в литературе к Владимиру Набокову. Струлёв может гордиться. Это Набокова упрекали в том, что он «слишком стильный, слишком качественный», в том смысле, что не поймешь, где он говорит серьезно, а где – шутит. Где пародия, а где – настоящее? Стилизация или правда? То же самое, иногда, можно услышать и в адрес Борислава Струлёва.

Вроде бы никто не спорит, что Борислав Струлёв – один из самых лучших виолончелистов своего поколения в мире. Но все равно как-то подозрительно.

В Пскове Бориславу Струлёву не надо было выглядеть слишком серьезным или слишком стильным.

Дело вкуса

Айдар ГайнуллинПоимпровизировав на темы Дунаевского, музыканты перешли к хрестоматийным «Опавшим листьям», где завязался содержательный диалог между виолончелью Борислава Струлёва и саксофоном Георгия Гараняна. И вот уже в «Опавшие листья» были вплетены «Очи черные» и «Веселый ветер».

Чуть позднее кто-то в зале то ли в шутку, то ли всерьез произнесет: «Никогда не прощу им такого издевательства».

Нет, это не было похоже на пародийный номер из цикла «музыканты шутят». Особенность джазового «Crescendo» в том, что здесь очень тесно переплелись джазовая горизонталь и академическая вертикаль. Но крест на джазе поставлен не был. «Классики», наверное, еще не слишком искушены в свинге, но их опыты совсем не напоминают ученические. Они входят в джаз не в парадную дверь, а прямо в окно, вышибая стекло ногами. И радуют не столько своей виртуозностью, сколько глубиной. В том числе и неожиданными поворотами.

В свое время популярность джаза стала падать в том числе и потому, что он сделался слишком предсказуем. Стандартные темы джазисты-традиционалисты предпочитали исполнять привычным для себя образом. Наиболее авангардная часть джазовых исполнителей в ужасе от содеянного ударилась во фри-джаз или сбежала в джаз-рок. Граф МуржаНастало джазовое безвременье.

Как выразился на одной из встреч в Пскове Граф Муржа, сейчас наступил «серебряный век джаза». Смелое заявление. Не уверен, что это так. Но массовый приток академических музыкантов в джаз не должен ему повредить. Новички не отягощены «тяжелым наследием», у них свежий взгляд, они вырвались на свободу и благодарны представившейся возможности... И здесь, как и всегда, самую существенную роль должен сыграть вкус.

В этот вечер музыканты вкус не утратили, в заключении отправившись в семнадцатиминутное путешествие с «Караваном» Хуана Тизола. Это была проверка.

«Караван» звучит так часто, что во время его исполнения легко сорваться в пропасть, в которую ведут исхоженные тропы.

Дмитрий СевастьяновПроверку все без исключения участники концерта прошли успешно. В этой пьесе пестрое походное одеяло стал на себя тянуть барабанщик Дмитрий Севастьянов, устроив десятиминутное соло. Денис Мацуев в это время предусмотрительно удалился за кулисы, а Дмитрий Севастьянов, ободряемый залом, тем временем отошел от ударной установки и переключился на стулья, микрофонные стойки, усилители… Граф Муржа великодушно предложил барабанщику свою скрипку. Дмитрий Севастьянов не менее великодушно отказался (на мацуевский рояль «Yamaha» он тоже руку так и не осмелился поднять, но до контрабаса все же дотянулся).

Затем арт-директор Денис Мацуев вернулся на сцену и, включившись в спектакль, тоже стал стучать - по наручным часам. Но Дмитрий Севастьянов был настойчив, и так просто его было не остановить.

«Караван» образца «Crescendo-2009», благодаря скрипке и виолончели, напоминал, в хорошем смысле, цыганский табор, свободный и не знающий границ. Поэтому-то  его тоже было не остановить. Впереди маячили псковский концерт в среду, гала-концерт в Москве и декабрьское выступление в Нью-Йорке.

Окончание следует


Фото: culture.pskov.ru и Алексея Семёнова

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий