Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Как стать врагом

Даниил Дондурей14 мая 2017 года на Троекуровском кладбище похоронили Даниила Дондурея - многолетнего главного редактора журнала «Искусство кино». Лет восемь или девять назад я опубликовал в «Городской газете» статью, которую здесь перепечатываю. Она появилась после того, как я приехал из Москвы, где в Центральном доме журналистов принимал участие в одном из семинаров. Наиболее ярким было выступление Даниила Дондурея, который огромное внимание уделял СМИ, прежде всего телевидению. Всё то, что он тогда говорил, в 2017 году стало ещё актуальнее. Да, в центре внимания уже не Грузия, а Украина. Некоторые телеведущие ушли в тень, а их место заняли другие. Но суть та же. И ничего хорошего в этом нет.

 

Алексей Семёнов

 

РЕКОРДЫ ПО ПРЫЖКАМ ВНИЗ

 

Псковичи, читающие нашу газету более-менее регулярно, вероятно заметили, что мы большое внимание уделяем телевидению. И происходит это совсем не из огромной любви к нему. Причина в другом - в том, что именно телевидение управляет страной. То есть, страной управляют люди, контролирующие телевидение. На этом настаивает главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей.

 

Именно выступлению Даниила Дондурея и посвящена эта статья. Общение с ним происходило в Москве 30 января. В Центральном доме журналистов в тот день собралось немало известных людей. В том числе автор ныне действующего закона о СМИ Михаил Федотов, президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, политический обозреватель Николай Сванидзе... Однако именно выступление Даниила Дондурея привлекло наибольшее внимание. Мысли, им высказанные, может быть и не столь новы. Однако с каждым новым телесезоном они приобретают все большую актуальность.

 

Как стать врагом

По своему образованию Даниил Дондурей - социолог культуры. И в выступлении он опирался на социологические данные, обратив внимание на то, что жизнь в нашей стране развивается по одним принципам, а представление о жизни формируется - по другим.

«75% опрошенных своих работодателей ненавидят, 2% считают, что рыночные реформы имеют смысл, а еще 15% с этим смирились. Государственным институтам не доверяют 88% населения».

Я бы добавил, что сознание наших соотечественников прочно застряло где-то в прошлом веке, в годах семидесятых. Чем, наверное, и объясняется столь навязчивая любовь многих россиян к брежневской эпохе. Но живем мы совсем в другую эпоху. Социализм и капитализм спутать сложно. Также как сложно спутать японский телевизор и русскую ракету. «Телевидение важней, чем ракеты, оно управляет страной», - утверждает Даниил Дондурей. Взять, к примеру, историю конфликта с Грузией. «На пятый день информационной кампании, связанной с российско-грузинским конфликтом, около 40 % опрошенных считали Грузию врагом России. Прежде чем на этом не стало настаивать российское телевидение, так думали лишь 5 %».

 

Достояние республики

 В сущности, через телевидение можно внедрить в сознание все что угодно. Впрочем, мы это и так знаем, учитывая президентские избирательные кампании 1996 и 2000 годов. Однако Даниил Дондурей идет дальше и говорит о телевизионном эфире как о «величайшем достоянии страны», ничуть не менее важном, чем нефть и газ. Иными словами, нами правят 5-6 крупных телекомпаний, в которых работают около 10 тысяч человек. Эти люди имеют «доступ к каждой койке». Вопрос только в том: на каком основании? «За какие такие коврижки они получили этот доступ?» Особенно остро этот вопрос звучит, учитывая то, что руководители телеканалов «зарабатывают на страхах, на смерти, работают на понижение ценностных систем». При этом, свои действия они оправдывают просто, настаивая на том, что телевидение - это всего лишь бизнес. Если продаются страхи, гламур и юмор ниже пояса - значит этим и нужно торговать. Причем, в этом убеждено большинство людей, «в том числе и президент России». Даниил Дондурей считает, что нельзя путать, допустим, бытовые приборы и телевизионный эфир. Хотя бы потому, что «продуктами на телевидении являются продажи смыслов». Разница, согласитесь, есть. Одно дело, когда вам подсовывают бракованный чайник. И совсем иное, когда вы погружаетесь в телевизионную реальность, полную насилия, пошлости и бездарности.

 

 

Попытка самоубийства

На все претензии у владельцев телевидения есть убийственный ответ: «Не нравится - выключите телевизор». Однако, по словам Даниила Дондурея, «современный человек не может выключить телевизор (в 57 случаях из 100). Телевидение для него - это включенная реальность, обозначение того, что ты - жив». Соответственно, вынужденное  его выключение - «это как попытка самоубийства». В лучшем случае, человек готов переключиться на другой канал. Но беда в том, что примерно «65 % телеканалов работают на понижение», то есть, с каждым годом, месяцем, днем снижают планку требований, идут на поводу самых низменных инстинктов.

 

Новые зоны

 

Фактически, вся наша так называемая элита назначается телевидением. Речь идет и о политиках, и об эстрадных звездах, и о прочих знаменитостях. Содержание эфира, разумеется, жестко контролируется. Однако вольности допустимы. Но это вольности особого рода. Заключаются негласные соглашения, вроде того что «вы не пускаете на экран такого-то и такого-то политика. А взамен можете показывать программу «Максимум», которую делают ученики «великого Парфёнова».

Кроме того, в стране «появились новые зоны культуры - гламурной культуры». И гламур - это не совсем то, о чем принято думать. «Это не крем и не красота». В этих гламурных зонах крови вы не увидите. «В них существует запрет на трагедию. Там нет ни стариков, ни инвалидов». Можно сказать, что это сказка. Добавлю от себя: это почти как в «Маленьком помощнике мамы» Rolling Stones. Песня вроде бы о таблетках. Но гламурная культура - это и есть воплощение таких таблеток. У Джаггера и Ричардса это звучит так: «Готовить для мужа - полнейший мрак, сгибаясь под тяжестью толстых сумок». И тогда у роллингов домохозяйки учатся превращать будни в праздники самым доступным способом - лекарствами. Однако гламурная культура - вещь все-таки более действенная. Это сильнодействующее средство, которое позволяет, не меняя действительность, - жить в другой реальности. Но одним гламуром сыт не будешь.

 

Негативное изображение

Во всех остальных информационных зонах существует фактический  запрет на позитивную подачу информации. В смысле, даже о положительных изменениях необходимо говорить с позиции негатива. Типичный пример - разговор об увеличении благосостояния граждан, когда «принято бороться с бедностью, а не увеличивать количество богатых». О том, что олигарха Прохорова задержали в Куршевеле, говорить можно и даже нужно. Зато о том, что «Москва в период с 20 декабря по 20 января столкнулась с проблемой нехватки самолетов - говорить нежелательно». Самолетов не хватало потому, что россияне в огромных количествах улетали на курорты. Пришлось призывать на помощь самолеты из Чехии и Финляндии. Военных секретов в этом нет. Но есть знание психологии россиян. Все равно ведь тех, кто остался в России, неизмеримо больше. И многие будут только злорадствовать по поводу проблем тех, кто вовремя не смог улететь на курорт. Так что трубить об этом на каждом углу не желательно. Надо знать меру.

 

Миф во всем мире

Есть у руководителей каналов (а также у руководителей этих руководителей) самый железный аргумент - рейтинг. Но, как сказал Даниил Дондурей, «поверьте, я со всеми этими людьми знаком. Они ничего в рейтингах не понимают. Тем более, не понимают люди, которые выделяют каналам деньги».  Короче, вначале появляются цифры. А потом в них «вдумывается смысл». В итоге же, гоняясь за мифическими рейтингами, «мы уже достигли последнего места в Европе по показу детских передач... На телевидении мы не видим, как работают люди. Как в русских сказках. Люди там только отнимают деньги или злокозничают». Речь, понятное дело, в первую очередь идет о сериалах. Их у нас производят по две тысячи часов в год. Обычная передозировка. «Маленький помощник мамы» вырос прямо на глазах и заполонил все. «Россия стала чемпионом по показу сериалов в мире... Если труд людей не показывают по телевидению, то люди и в жизни работать не будут».

 

Заявление, конечно, спорное. Однако еще более спорным является мнение оппонентов Дондурея о том, что у культуры нет воспитывающей функции. Получается, что книги, фильмы и прочее лишь так или иначе отражают реальность. И все. Но, как показывает опыт, они эту реальность еще и формируют.

 

Охота на мамонта

 

Даниил Дондурей вспомнил Великую Отечественную войну, фильм «Два бойца» и своего отца, который «вначале посмотрел фильм, а потом «экранизировал» его в жизни, на фронте. Точно так же, как в древние времена люди рисовали в пещерах сцены охоты на мамонта, а потом шли на него охотиться». О том, какая жизнь «экранизируется» в нынешней России - гадать не приходится. Жизнь, полная всякого рода насилия. Телевизионная реальность превращается в настоящую. И что самое печальное - значительная часть общества на это смотрит равнодушно. Многим же это просто нравится. А те, кому не нравится, предпочитают помалкивать. «Суслов в каждом из нас», - считает Даниил Дондурей. Да и только ли Суслов? Если покопаться, там таким персон можно обнаружить...

 

Что опаснее террора?

 

Что же касается ответа на вопрос: «Есть ли предел дебилизации общества?», то редактор журнала «Искусство кино» считает, что «нет предела ни развитию, ни падению». Падение нам сегодня подходит больше. Типичный пример такого падения - прошлогодний сюжет программы «Пусть говорят». «Не может Малахов в 19.30 показывать по первому каналу, как отец соблазняет собственную дочь! - считает Даниил Дондурей. - Разрушение морали опаснее террора».

 

В том, что такое разрушение происходит, сомнений нет. Но кто-то из присутствующих в зале Центрального дома журналистов высказал сомнение в том, что подобная история с отцом и дочерью произошла в действительности. «Неважно, - ответил Даниил Дондурей. - Это раньше было две реальности - эмпирическая и придуманная. В 80-х годах прошлого века они соединились. О своих соседях мы знаем намного меньше, чем о какой-нибудь Кати Пушкаревой». Действительно, какая, в сущности, разница? Если сюжет показали по телевидению, это уже свершилось. И, значит, повлияло на зрителей.

 

Верно и обратное утверждение. Если сюжет не показали, то этого события, по большому счету, не было вовсе.

 

Напоследок же можно сказать: встречу в Центральном доме журналистов не снимали и, следовательно, по телевизору не показывали. И, следовательно, никакой встречи не было и, значит, она ни на что не повлияет. Несколько тысяч газетных экземпляров не в счет.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий