Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Проект жизни

Сергей МихайловКаждая вторая тема, за которую берёшься, обязательно приводит к истории репрессий. И совершенно неважно, о какой теме изначально идёт речь. Пишешь ли ты об истории, музыке, литературе... Описываешь ли жизнь тех, кто давно умер или говоришь о тех, кто жив и почти здоров. Но потом вдруг неожиданно открывается, что у человека в сталинских лагерях сидели родители, бабушки, дедушки. Кого-то раскулачили, кого-то расстреляли, кто-то просто исчез. И получается, что ты начинал писать о чём-то праздничном, юбилейном. А потом вдруг, сам того не желая, пришёл к тому, что больше говорит не о Сталине, а обо всех нас. О стране.

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ («Псковская губерния»)

Выставка «Адреса» похожа на краткую автобиографию

В этот вечер, несмотря на юбилейные поздравления, псковская театральная галерея «Цех» немного напоминала именно цех. Выставку «Адреса» приурочили к юбилею псковского архитектора Сергея Михайлова. На стенах кроме акварельных работ, графики, рисунков и рельефной иконописи висели чертежи и эскизы его архитектурных проектов.

Цех - это помимо всего прочего торгово-ремесленная корпорация, объединявшая мастеров одной или нескольких схожих профессий. Сергей Михайлов и есть такая корпорация. Художник, реставратор... Резьба по дереву - тоже важная часть его творчества. Попав в галерею «Цех», можно было охватить это одним взглядом: выносной запрестольный крест с клеймами для храма и легкомысленные рисунки-наброски; «Дом славного рыцаря» и проект частного дома; эскиз к храму Святого Пантелеймона и эскиз к проекту обитаемого въездного знака; игровой домик Elefant (действительно домик с хоботом, бивнями и ушами) и маленькие резные иконки.Сергей Михайлов


Из всего этого многообразия складывается портрет человека, который много-много лет назад оказался в Пскове случайно и остался навсегда.

С одной стороны для профессии Сергея Михайлова характерна исследовательская работа, где точность - превыше всего. А с другой на выставке мы видим демонстрацию буйной фантазии, фантастические проекты. Наверное, одно без другого невозможно, потому что художник устаёт постоянно себя сдерживать и следовать канону.


 В то же время безудержная фантазия для архитектора чревата трудностями. Одно дело - придумать, другое - воплотить в жизнь. Проектов всегда больше, чем воплощений. Некоторые эскизы к архитектурным проектам смотрятся как космические корабли, а то и как иллюстрации к детским мультфильмам. Пришлось спросить Сергея Михайлова: действительно ли это проекты или всего лишь игра вбражения без желания всё это построить? Сергей Михайлов ответил, что желание построить было. Кэмпинги, игровые домики, эскизы частных домов. Что-то получается, что-то нет. Но это то, что Вотчинскийдолжно строиться «с нуля».


Однако в наших краях  всюду памятники архитектуры, без которых земля выглядит опустошённой, какие бы новые сооружения на ней не появлялись. И Сергей Михайлов занимается их исследованием и воссозданием. Так сказать, завязывает узелки памяти (он делал проекты реставрации и восстановления церкви Варвары Великомученицы, Собора Рождества Иоанна Предтечи, церкви Успения с Полонища, главных домов усадеб Римского-Корсакова «Вечаша» и «Любенск»...)


У Кена Фоллетта в романе «Столпы Земли» об одном архитекторе говорится: «На куске шиферной плитки он иногда делал эскизы, но основную часть своего замысла держал в голове. Он знал, что большинству людей было трудно зримо представить себе большие и сложные архитектурные сооружения, хотя для него это всегда было проще простого». Архитектор похож на композитора, который сочиняет для симфонического оркестра. Так появляется партитура. На первой чаше весов многоголосие, на второй - разноголосица. Воплощение и развоплощение. Следует распределить все музыкальные и архитектурные партии в единственно возможном порядке. Иначе структура будет кривой и не устоит. Рассыплется. Это касается не только проектов, появляющихся на ватмане. Речь о «внутреннем стержне», жизненном фундаменте.


Одни люди живут, словно фундамента никакого нет, и они подвешены в воздухе - в отличие от тех, кто держится крепко и кого трудно сбить с пути. Сергей Михайлов из тех, кого с пути сбить трудно.
Выставка «Адреса» похожа на краткую автобиографию, из которой понятно, в чём дело. Это желание найти обратный адрес. За стеклом помещены фотоматериалы из семейного архива, в том числе и документы деда Сергея Михайлова - протоиерея Николая Вотчинского (он служил в селе Утманово Вятской области в Ильинской церкви). Николая Вотчинского репрессировали в 1937 году, а реабилитировали в 1989 году. Особая тройка при УКНВД СССР по Архангельской области 23 октября 1937 года рассматривала обвинение Николая Вотчинского в «контрреволюционной агитации и противодействии закрытию церкви», осудив его по статье 58-10 УК РСФСР на 10 лет.


Сергей Михайлов и Николай Вотчинский внешне очень похожи. И, наверное, не только внешне. В галерее «Цех» упомянули о жизненном оптимизме Сергея Михайлова. А о жизненном оптимизме его деда свидетельствуют рассказы («презанятные истории»), дошедшие до нас. Николай Вотчинский отсидел в сталинском лагере весь десятилетний срок и вернулся. Люди, его знавшие, рассказывали о его удивительном даре утешения («о том, как  утешал больных доброй шуткой»). Это, в частности, происходило в онкологическом диспансере, где Николай Вотчинский, ободряя соседей по палате, рассказывал смешные случаи. Как сказано на сайте «Новомученики и исповедники Вятской земли»: «Благодаря своему умению рассказывать смешно о самом страшном и не терять веры и оптимизма даже на краю гибели, он выжил сам и помогал выжить другим»). Если уж в онкодиспансере смешные рассказы из жизни заключённых вызывали смех, то тем, кого не мучали в сталинских лагерях, тем более пессимизм не к лицу.  

На открытии выставки вспомнили о представлениях любительского архитектурного театра. Псковские архитекторы одно время любили собираться и устраивать друг для друга представления. Сергею Михайлову доставались роли короля, царя... Но это в театре. В жизни художник ведёт себя скромно. О новой выставке говорит с благодарностью, но без пафоса: «Подняли эту тучу несуразных вещей, одомашнили...»Элефант


Вообще-то, это работа хорошего архитектора - одомашнить пространство. Превратить рисунок в дом. Дом не картина, его не спрячешь в запасники (дом легче разрушить или перестроить). Жилые дома и храмы попадаются нам на глаза чаще, чем картины, если только они не висят у нас дома. Не только мы живём в домах, но и они живут вместе с нами. И здесь важно, чтобы произошло совпадение.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий