По нарастающей

Часть первая. Суббота

Юрий СимоновВ первый день фестиваля «Crescendo», который открылся в Пскове 24 октября 2009 года, на сцене Большого концертного зала Псковской областной филармонии выступили Академический симфонический оркестр Московской филармонии (художественный руководитель и главный дирижер Юрий Симонов). Во втором отделении к оркестру присоединился Денис Мацуев (фортепиано).

Накануне открытия генеральный продюсер фестиваля Давид Смелянский напомнил историю и предысторию фестиваля. Первый фестиваль, представляющий новое поколение русской исполнительской школы, состоялся в Москве. Затем были Санкт-Петербург, Екатеринбург, Калининград… Временами музыкантам становилось тесно в России, и тогда они ненадолго переезжали в Париж или Тель-Авив. В этом году фестиваль доберется до Нью-Йорка. Но прежде музыкантов (Дениса Мацуева и 9 молодых звезд классической музыки) ждали на фестивальных сценах в Пскове и Москве.

Вообще-то, фестиваль «Crescendo-2009» должен был состояться в Самаре. Но тут, по всей видимости, сработал административный ресурс. Тем более что формальная причина проведения юбилейного пятого фестиваля именно в Пскове была. Сама идея проведения «Crescendo» возникла на псковской земле. Авторы идеи: пианист Денис Мацуев, теперь ставший арт-директором фестиваля, и Давид Смелянский – руководитель Российского государственного театрального агентства. Губернатор Псковской области Андрей Турчак предложил и в дальнейшем устраивать в октябре в Псковской области какое-нибудь «симфоническое событие». Давид Смелянский отговаривать его не стал.

Но еще раньше в Псков приедет труппа Большого театра с постановкой оперы «Псковитянка». Оперу предполагается показать на открытом воздухе, в Псковском кремле. Представители театра «уже дважды приезжали в Псков на разведку».

По последним данным разведки, в Кремле красиво, но не совсем удобно. Мешают деревья. Поэтому возникла идея «разбросать сцены по Кремлю». Насколько удачным окажется разброс - выяснится 22 июля 2010 года. Предполагается прямая телетрансляция. Причем не по каналу «Культура», а по каналу «Россия».

Организовать музыкальный фестиваль такого уровня в Пскове – идея, конечно, рискованная. Идеальных условий у нас не то что нет, но в ближайшее время - не будет. И все же риск, судя по всему, оправдался.

Так как приличного рояля во всем городе не сыскать, Денис Мацуев привез свой рояль «Yamaha» (с этой фирмой у Мацуева некоммерческий контракт). Точнее, рояль, звучавший в Большом концертном зале филармонии все пять дней фестиваля, доставили в Псков из Москвы на «Газели» представители фирмы.

Так как Псковская областная филармония не слишком приспособлена для принятия столь большого количества музыкантов, пришлось Юрий Симоновзадействовать смежные помещения филологического факультета Псковского государственного педагогического университета. Вряд ли все это могло испортить впечатление. Скорее наоборот, привнесло дополнительные краски. Особенно запомнилось прохождение всех музыкантов по залу на сцену и обратно. Это был единственный путь из актового зала ПГПУ на сцену БКЗ.

Когда-то здесь, в бывшем доме политпросвещения, точно также по залу проходили пионеры с горнами и барабанами. Теперь это делают музыканты мирового уровня, и это неплохо. По крайней мере, желающие могли увидеть и поблагодарить всех музыкантов оркестра, а не только солистов.

После торжественных речей, произнесенных политиками, ведущий концерта Святослав Бэлза пригласил на сцену Юрия Симонова.

В первом отделении прозвучала Четвертая симфония Чайковского, в которой композитор, пробиваясь сквозь сомнения, в четвертой части вышел на «народную тропу». В те времена в России это было принято – верить в «народ-богоносец», прислушиваться к нему. Разумеется, прислушивались к народу по-разному и далеко не все. Кто-то «ходил в народ», кто-то его эксплуатировал, кто-то эксплуатировал тему эксплуатации народа… Чайковский, получив очередную сумму наличными от баронессы фон Мекк, к финалу симфонии организовал народное веселье. Композитора восхищало умение «простых людей» веселиться в то время, когда поводов для веселья, казалось бы, нет ни малейших.

Если в первой части симфонии слышны военные сигналы и отголоски вальса, то во второй части, по замыслу композитора, слушателей должна настичь меланхолия. Ни поле брани, ни кружение в вальсе от нее не спасают.

Россия в то время, когда сочинялась симфония, активно воевала, защищала «братьев-славян». Это было похоже на попытку не только помочь другим, но и найти себя. Чем-то семидесятые годы XIX века напоминают 90-е годы XX века. Либеральные реформы, вроде бы, провели, а «счастья нет». Точнее, счастье есть, но где-то «за углом». Примерно об этом – третья часть симфонии Чайковского. О четвертой части Четвертой симфонии речь здесь уже шла, «народный дух» побеждает.

Юрий Симонов в этот вечер дирижировал без посредников, то есть без партитуры, объяснив это тем, что каждый русский дирижер должен знать эти произведения наизусть. Манера Юрия Симонова такова, что он «входит в образ», хмурится, веселится, почти танцует… А его музыканты не просто послушно и безоглядно следуют за ним, но и знают – о чем музыка.

После перерыва снова был Чайковский и впервые – Мацуев. Рояль прикатили к краю сцены. Обещанная Мацуевым накануне «атака на Псков» продолжилась с новой силой.

На утренней субботней пресс-конференции арт-директор фестиваля Денис Мацуев, представляя участников, сказал: «Вы себе даже не представляете, какие это будут концерты. На них соберутся люди с разных стран. Здесь их никто не знает, а там, за рубежом, они суперзвезды». Но самого-то Мацуева знают почти все. Видимо по этой причине в зале можно было встретить людей, которых раньше на симфонический оркестр затащить было не возможно. Причем о Мацуеве они слышали из неожиданных источников – например, из футбольных передач по каналу «Спорт», где всемирно известный пианист обсуждает не игру Венгерова и Репина, а игру Аршавина и Быстрова.

Денис Мацуев выбрал для исполнения привычный 1-й фортепианный концерт Чайковского. Это давно уже стало классикой в квадрате или в кубе. Тот же Мацуев сыграл на публике этот концерт более 300 раз. Но было время, когда осторожный Чайковский «на пробу» показал свою работу пианисту Николаю Рубенштейну. И Рубинштейн немедленно испортил композитору рождественское настроение (дело происходило в конце декабря 1874 года). По словам Чайковского, это было «огульное, решительное порицание, выраженное в таких выражениях и в такой форме, которые задели меня за живое». Теперь история первоначальной оценки этого произведения превратилась почти в анекдот.

Вступление 1-го фортепианного концерта стало уже символом творчества Чайковского. И, как любой символ, сформированный за полтора века, он вызывает настороженность («1-й фортепианный концерт? Сколько можно? Это почти что «Прощание славянки»»).  В XXI веке 1-й фортепианный концерт - уже не новаторство, а основа основ. Самое простое при игре – не сдерживаться, эффектно «гулять» по клавишам («оркестр, туш!»), в идеале – рвать на себе рубаху… Но на музыку Чайковского это было бы мало похоже. Чем громче треск рвущейся рубахи, тем меньше глубины. Игра же Дениса Мацуева подразумевает и лиричность, и ту самую глубину … Это не «русский марш», это скорее «русская жизнь», где парады - вещь редкая и двусмысленная. Пускай маршируют те, кому это положено по службе.

Денис МацуевВ завершении Денис Мацуев, уже без оркестра, сыграл два номера на бис. Прощание с публикой проходило «В пещере горного короля» Эдварда Грига. Точнее, это было не прощание, а недолгое расставание. Оркестр следующий свой концерт в Пскове сыграл в воскресенье, а Денис Мацуев - 27 и 28 октября.

P.S.
В ближайших выпусках «Городской среды» мы подробно расскажем о следующих днях фестиваля, в том числе и о театральном «Crescendo». Происходившие в эти дни в Пскове события – явление особенное, можно сказать - чрезвычайное. Важно то, что арт-директор фестиваля собрал не просто молодых мировых звезд, приехавших из Москвы, Лондона, Нью-Йорка… Это еще и очень яркие личности, которым есть что сказать и со сцены, и вне ее.

А то, что происходило в БКЗ в воскресенье и во вторник, вряд ли вообще возможно повторить в ближайшее время. 26 октября вместе с Юрием Симоновым и его симфоническим оркестром на сцену выходили Екатерина Мечетина (фортепиано), Сергей Суворов (виолончель), Максим Рысанов (альт), Граф Муржа (скрипка) и Айдар Гайнуллин (баян, аккордина). Столь разнообразного репертуара, исполненного вместе с оркестром такого уровня, мы в Пскове еще долго не услышим («Crescendo» каждый год выбирает новый город).

А 28 октября на сцене БКЗ звучал джаз. Боюсь, что такого джаза здесь больше уже не будет. Некоторые классические музыканты, например Граф Муржа, джазом увлеклись недавно. Но в компании таких джазистов как Георгий Гаранян (саксофон) дорога от классической музыки к джазу находится кратчайшая. Несмотря на то, что на сцене в этот вечер играли и Денис Мацуев (фортепиано), и Айдар Гайнуллин (баян), и Андрей Иванов (контрабас), главным героем, на мой взгляд, стал Борислав Струлёв (виолончель). Кто бы мог подумать, что виолончель способна на такое… А больше всего автографов во вторник собрал Дмитрий Севастьянов (ударные), который с помощью своих барабанных палочек во время исполнения «Каравана» прошелся по всей сцене БКЗ. Но подробнее об этом как-нибудь в другой раз.

 Фото: Алексея Семёнова и culture.pskov.ru

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий