От Шекспира до Андерсена

Чернов66-й филармонический сезон открылся в Пскове 24 сентября 2009 года. Симфонический оркестр Псковской областной филармонии (дирижер - Геннадий Чернов) собрал почти полный зал.

Слушателям с самого начала дали понять, что сезон предстоит насыщенный. В октябре, например, состоится фестиваль «Крещендо» с участием Дениса Мацуева. Серию концертных оперных исполнений в начале 2010 года продолжит «Псковитянка» Римского-Корсакова. Но прежде,12 декабря, псковичи увидят на сцене Большого концертного зала музыкальный спектакль «История Кая и Герды» композитора Сергея Баневича. В постановке будут принимать участие солисты петербургских театров.

Геннадий Чернов не стал дожидаться 12 декабря и в качестве анонса исполнил с оркестром «Симфонический антракт» из оперы Баневича 24 сентября, завершив тем самым концерт. Кажется, музыкальные спектакли по сказкам Андерсена становятся особенностью этого сезона (десять дней назад премьеру «Дюймовочки» продемонстрировал Псковский областной академический театр драмы имени Пушкина).

Но прежде чем начался «Симфонический антракт», в БКЗ Псковской областной филармонии прозвучала музыка Мендельсона, Прокофьева и Дворжака.

Якобу Людвигу Феликсу Мендельсону-Бартольди 3 февраля 2009 года исполнилось 200 лет. Поэтому в последнее время мы можем слышать его музыку чаще обычного. На это раз была исполнена его симфония №3 «Шотландская». Он написал ее после триумфальных гастролей по Великобритании, во время которых Мендельсон стал на глазах превращаться в знаменитого композитора. Судя по всему, особо впечатлила двадцатилетнего композитора поездка в Шотландию. В результате вместо обрывочных путевых заметок Мендельсон сочинил полноценную симфонию, где при желании можно услышать все, чем заслуженно гордятся шотландцы.

Совсем другой подход к музыке был у жившего спустя век Сергея Прокофьева. К примеру, если действие его балета «Ромео и Джульетта» происходило в Италии, то это не значит, что и в музыке появилось нечто итальянское. Более того, это вообще ничего не гарантирует, включая общеизвестные вещи. Когда Мендельсон обращался к Шекспиру, («Сон в летнюю ночь»), то шел примерно в том направлении, куда ему указывал Шекспир. Когда же в 1935 году к Шекспиру обратился Прокофьев, то композитор проявил гуманизм. Его «Ромео и Джульетта» заканчивалась хэппи-эндом. Правда, вскоре драматическую основу пришлось переписывать. Лишь в 2008 году в Нью-Йорке возродили тот самый первый балет – со счастливым концом (в нем действительно танцуют все и всегда).

В балете не обязательно танцуют люди. Музыка к балету отлично может существовать и без танцоров. Ноты танцуют отдельно, взлетают смычки, кружится дирижерская палочка…

Музыку к балету псковский оркестр исполнил таким образом, чтобы стало понятно: несовершеннолетние Ромео и Джульетта погибли не зря. Это вам не на красный свет светофора перед мчащимся самосвалом дорогу перебегать. Качественная исполнение, определенная цель... Со времени премьеры в Брно прошел 71 год, но музыка Прокофьева не утратила ничего, включая актуальность. Лишенная стилизации и построенная на прочном фундаменте, она полна внутренней энергии. В ней скрытой энергии столько, что ни одной электростанции, включая Саяно-Шушенскую ГЭС, с ней не сравниться.

Музыка Антонина Дворжака, если слушать ее сразу же после музыки Прокофьева, может восприниматься так, как будто вы с трапа самолета шагнули в старинную карету, запряженную тройкой лошадей. Под «Славянские танцы» с ветерком прокатиться по пыльным дорогам – это замечательно. Но как бы быстро не мчалась карета – она не взлетит. Нельзя же летать всем и всегда. Кто-то же должен оставаться и на земле.

Фото: из архива «Городской газеты для жителей Пскова»

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий