Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
32 33 34 35 36 37 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Верховная радость

РадостьЗимние каникулы – подходящее время для начала чего-то нового и художественного. В прошлом году в первые январские дни были написаны самые ключевые страницы романа «Пейзаж после молитвы», который позднее, в июле 2014 года, вышел в книге «Копи царя Салтана». В этом году начало получилось драматургическим. Название пьесы было подобрано самое простое из всех возможных: «Радость». Оно, конечно, не кассовое. Тем не менее, комедия называется «Радость».

Автор.

Радость

Действующие лица:

Артём.
Орёл.
Ада.
Квасов.
Марта.

Зима. Январь. Всё остальное не так уж важно.

Первое действие                         

Артём. Самое сложное – научиться радоваться. Вот вы (обращаясь к залу) умеете радоваться?.. Орёл, ты умеешь радоваться?

Орёл (хмуро). Что?.. В каком смысле?

Артём. Вот именно. Не умеешь.

Орёл. Почему «не умею»? Умею.

Артём (угрюмо). Когда ты радовался в последний раз? И самое главное, как ты радовался?

Орёл. Когда? Дай вспомнить… «Бавария» тогда победила. Ну да, «Бавария» победила. Это было совсем недавно.

Артём (подозрительно). И как ты радовался?

Орёл. Как обычно.

Артём. Как это – «обычно»?

Орёл (вызывающе). Ну, выпил… Что тебе не нравится? Я же не напился! Выпил кружку пива… Хорошо, две… И пошёл домой.

Артём. И это ты называешь «радоваться»?

Орёл. А что ты хотел? Чтобы я из кожи лез? На голове стоял? С ума сходил?

Артём. Нет, этого я как раз не хочу… Но где же радость? В этом году несколько дней подряд я ходил на детские новогодние ёлки. Это были утренники для детей от двух до двенадцати лет. Карнавальные костюмы, два человека-паука, два медведя, один пират, одна принцесса… Смотрел я на хороводы, на розыгрыши, на раздачу подарков… И вдруг понял, какое чувство там было самым главным… Знаешь, какое?

Орёл. Судя по тому, что ты говоришь, - наверное, не радость.

Артём. Да, не радость… Чувство настороженности. И дети, и родители вроде бы пришли праздновать самый светлый праздник в году. Но радоваться не спешили. Словно бы ждали подвоха… А потом я подумал: не-ет, не подвоха они ждали. Они просто искали в себе какой-нибудь весомый повод для радости. И не находили… Так что самое сложное, Орёл, - научиться радоваться. Отыскать её, радость, в себе. Но чтобы это была настоящая радость.

Орёл. То есть «Бавария» тебя не устраивает?

Артём. Нет, я не об этом. Это даже хорошо, что ты умеешь болеть за чужих… Один мой одноклассник всегда сильно радовался, когда наша команда, за которую я болел, проигрывала. Победы его любимой команды радовали моего одноклассника значительно меньше, чем чужие поражения. Это была какая-то ядовитая радость…

Входит Ада. Стряхивает снег.

Ада (глядя на Артёма). С какой радости я должна тебя так долго ждать?

Артём (вздрагивая). Ада, что ты здесь делаешь?

Ада. Как – «что»? Мы же договаривались на час. Посмотри на часы… Три.

Артём (смотрит и морщится). Но мы же не здесь договаривались встретиться.

Ада. Ты что думаешь – я всегда тебя ждать буду? Ты же знаешь, я ненавижу ждать.

Артём (нравоучительно, со вздохом). Самое сложное - научиться ждать. Вот вы (залу) умеете ждать? Орёл, ты умеешь ждать?

Орёл. Что? В каком смысле?

Артём. Я так и думал. Не умеешь.

Орёл (отчаянно). Умею!

Артём. Когда ты ждал в последний раз?

Орёл. Я всегда жду. И сейчас тоже жду.

Ада (обращаясь к Артёму). Опять ты за своё. Ты можешь хотя бы пять минут никого не учить?

Артём. А я что – учу? Я только спросил: что ждёт Орёл? Орёл, что ты ждёшь? Решку?

Орёл. Сейчас я жду, пока ты закончишь болтать. Ведь ты же не был в этом году на ёлке. Ты не видел там ни одного человека-паука, не то, что двоих… Чувство настороженности, видите ли! Там не было ни тебя, ни чувства настороженности!

Артём. Что? Ты это всерьёз? А ну-ка посмотри на меня… Действительно, всерьёз… Тебе проще ничего не видеть, чем признать мою правоту. Ты несчастный человек, Орёл…

Ада (язвительно). А я тоже несчастная?

Артём. А ну-ка посмотри на меня… Нет, Ада. Ты ещё не веришь в то, что иногда говоришь. Твои несчастья ещё впереди.

Ада. Ты ещё скажи, что видишь меня насквозь… Это даже не смешно.

Ада подходит ближе к стене и замирает.

Ада. Что это? Что это за попугай?

Артём. Это не попугай, а маска Птицы Радость. Наши предки… Твои предки, Ада… Твои предки залезали на кровли амбаров и призывали Весну: «Приди, Весна, с радостью, с великою милостью!» И Птица Радость, заметьте, всегда прилетала.

Орёл. Ну конечно… Только надо было знать, когда лезть на крышу. Если мы сейчас полезем на крышу, то, сколько бы мы там ни орали, радости от этого будет мало, и весна не наступит. Надо вначале дождаться окончания календарной зимы, а потом только призывать весну. Наши предки умели подгонять правильный ответ под условия задачи.

Артём (задумчиво). Раз в год – это часто.

Ада. Зачем тебе эта маска?

Артём. А ты не понимаешь? Мне тоже не хватает ЕЁ…

Ада. ЕЁ?

Артём. Да. Е – Ё… Е-Ё-ё-ё-ё…

Артём почти вплотную подходит к Аде, но не дотрагивается до неё.

Артём (обречённо). В этом месте должно прозвучать несколько нот из песенки Woman Cactus.

С шумом вламывается Квасов. Стряхивает снег. Ада успевает спрятаться. Артём быстро надевает маску Птицы Радость.

Квасов. Я слышал её голос!

Орёл. Чей голос?

Квасов. Моей жены!

Орёл (уставившись в потолок). Не думаю.

Квасов подходит к Артёму и дрожащей рукой срывает маску.

Квасов (разочарованно). Нет, это не она.

Артём. Я слышу в вашем голосе некоторое разочарование. А ведь вам, Квасов, скорее, радоваться надо.

Квасов. С какой стати мне радоваться?

Артём. Вы думали, что Ада – здесь, и ошиблись. А если бы она оказалась действительно здесь, вы что, - обрадовались бы?

Квасов (презрительно оглядываясь). Я в таких местах не радуюсь.

Артём. Это в каких таких местах?

Квасов. Неподходящих.

Артём. Мне кажется, здесь отличное место для радости. Никто раньше не жаловался.

Квасов. Это всё, что вы можете мне сказать? (Подозрительно осматривается, пытаясь понять – нет ли здесь Ады?).

Артём. Ну почему же… Раз вы сюда пришли, я могу сказать вам одну важную вещь. Я давно вам хотел это сказать, но не решался.

Квасов (приглушённым голосом). Какую вещь?

Артём. Берегите Россию.

Квасов. Чёрт возьми!

Артём. Вы это о чём?

Квасов. Обо всём! Ваши шуточки неуместны.

Артём. Допустим, для радости это место не подходит. Но почему вы не хотите здесь слышать о России? Ведь мы же в России? (неуверенно). Мы всё ещё России? (к залу).

Квасов. Такие как вы могут испоганить всё святое одним языком.

Артём (примирительно). Квасов, присядьте. Я давно хотел узнать, но не решался.

Квасов (нехотя присаживается). Что узнать?

Артём. Почему вы все так боитесь осквернения?

Квасов. Кто это – «все»?

Артём. Такие как вы. Охранители… Хорошо, вы охраняете Аду…

Квасов. Я охраняю свою законную жену.

Артём. Допустим. Но почему вам кажется, что «такие как я могут испоганить всё святое одним языком»? У вас всё как-то очень быстро оскверняется… Не успеешь показать язык, как раз – и уже осквернилось! У вас всё скверно получается.

Орёл в это время от нечего делать слоняется по комнате, подбирает с пола брошенную маску Птицы Радость и подносит её к своему лицу.

Квасов видит маску, вскакивает, прыжками подбегает к Орлу и срывает с него маску.

 Квасов. Нет, это не она!

Орёл. Постойте, Квасов. Мне кажется, эта маска вам самому очень подойдёт (подносит брошенную маску к его лицу). Но вы правы. Это место не для радости. Вам надо забраться на крышу и призвать весну. Как там, Артём?..

Артём. «Приди, Весна, с радостью, с великою милостью!»

Орёл. Да. С радостью и милостью. Только не сразу. Прежде надо дождаться весны. Всему своё время.

Орёл медленно подталкивает Квасова к выходу.

Орёл. Приходите весной. Только обязательно приходите! Мы будем ждать.

Квасов исчезает. Появляется растрёпанная Ада. Она вылезает из ящика, похожего на корзину для белья.

Ада. Я думала, что пропала. Спасибо тебе, Орёл.

Артём. Да, Орёл, спасибо… Я всегда говорил, что твой муж, Ада, слишком навязчив. Он не умеет ждать весну. Орёл, может, ты думаешь: «А не проще ли вам признаться?» Давай, спроси: «Вы всю жизнь собираетесь прятаться?»

Орёл. Зачем?

Артём. Просто спроси.

Орёл. Хорошо. Вы всю жизнь собираетесь прятаться?

Артём. Нашёл, о чём спрашивать. Мы не просто прячемся. Мы проверяем свои чувства.

Орёл. И как? Проверка проходит успешно?

Артём (с грустью). С переменным успехом.

Ада (резко). Я не хочу об этом говорить.

Орёл. По законам жанра, знаете, кто должен сюда сейчас прийти? (его глаза загораются).

Артём (с ужасом). Кто?

Орёл. Ты правильно угадал. Твоя жена.

Вламывается Марта. Пока она стряхивает снег, Артём и Ада успевают спрятаться.

Марта. Я приехала! Устала отдыхать и приехала… Где ты, дорогой?

Орёл. Я здесь.

Марта. Как ты изменился… А, это ты, Орёл? А где мой муж?

Орёл. Артём вышел за хлебом… Вернётся не скоро.

Марта. Какие здесь новости?

Орёл. Главная новость: скоро весна.

Марта. Весна? Ты уверен? В январе?

Орёл. Не совсем… Ну, в общем, без неё всё равно не обойтись… Поэтому нам надо устроить радушный приём.

Марта. Почему вы решили встречать весну в нашем доме? Да ещё в январе.

Орёл. Здесь хорошее место (оказывается там, где спрятались Артём и Ада).

Марта. Без меня?

Орёл. Почему без тебя, Марта? Артём чувствовал, что ты вот-вот приедешь, и пошёл за хлебом.

Марта. Это на него не похоже. Не хлебом единым жив Артём.

Орёл (многозначительно). Ты его мало знаешь.

Марта. Да? Возможно… Мне просто некогда… Я всё ещё учу роль Джульетты (кокетливо). Мне обещали… Вот послушай, пока Артёма нет: «Я радуюсь тебе, но этой торопливости не рада. Всё слишком уж внезапно и стремглав, как молния - блеснёт и отблистала…» (прислоняется к Орлу).

Орёл (испуганно). Да, слишком уж внезапно и стремглав…

Марта. Нет, не так…

Орёл. Что не так?

Марта. Не так надо отвечать.

Орёл. Но я же не готовился к роли Джульетты.

Марта. К Ромео.

Орёл. Тем более.

Марта. Отвечай: «Я рад бы пленной пташкой быть твоей».

Орёл (растерянно). Я рад быть пленной пташкой…

Марта (заигрывая). «И мне бы радость, но своей заботой замучила я б до смерти тебя…»

Орёл (оживляясь). Ты серьёзно?

Марта. Это не я – это Джульетта. Но серьёзно.

Раздаётся шум.

Орёл. Кажется, это Артём вернулся. С хлебом.

Марта. А почему такой шум?

Орёл. Хлеб, наверное, чёрствый.

Но входит Квасов. Стряхивает снег.

Квасов. Я вернулся.

Орёл (с досадой). Какое счастье… Что-то случилось?

Квасов. Да, случилось.

Орёл. Что?

Квасов. Я вернулся, вот что…

Марта. Вы к Артёму? Артём сейчас придёт. Он вышел за хлебом.

Квасов. Никуда он не выходил. Я бы его заметил. Он здесь. И мне кажется, что не только он.

Орёл (внезапно оживляясь). Давайте лучше репетировать «Ромео и Джульетту»! Квасов, из вас бы получился превосходный Отелло, в смысле – Ромео… Вы в юности выходили на сцену?

Квасов (поглаживая бороду). Я и сейчас, кажется, достаточно юн…

Орёл. Безусловно. В таком случае, Марта вам объяснит, какие слова произносить… Марта, какие?

Марта (без энтузиазма). «Это моя радость зовёт. В ночи влюблённых голоса серебряною музыкой сладчайшей звучат…»

Орёл. Запомнили?

Квасов. Нет.

В том месте, где спрятались Ада и Артём, раздаётся шум. Квасов настораживается.

Квасов. Это моя радость зовёт…

Орёл. А говорите – не запомнили. В вас умирает большой артист. Квасов, оживите его! Марта поможет сделать вам искусственное дыхание. Искусственное дыхание требует жертв.

Квасов. Ада, радость моя. Я чувствую, что ты где-то рядом!

Марта. Меня зовут не Ада. Меня зовут Джульетта.

Квасов. Это вам как будет угодно.

Внезапно появляется Артём. Снег ему стряхивать не надо. Но он всё равно стряхивает.

Артём. Хватит! Я больше так не могу! Я здесь!

Марта (отшатываясь). Артём?! А где хлеб?.. Я хочу хлеба!

Артём. Повторяю для тех, кто в шоке: я больше так не могу! Сидеть, согнувшись в три погибели в своём собственном доме?.. Прятаться – это так унизительно… Я не хочу прятаться!

Квасов (торжествуя). Я же говорил, что он никуда не выходил!

Артём. Радуйтесь, Квасов. Да, я никуда не выходил… Я спрятался от тебя, Марта.

Марта. Почему?

Артём. Потому… потому…. Потому что я больше тебя не люблю.

Марта. Ты что-то сказал? Что-то плохо слышно… Здесь плохая слышимость…

Орёл. А ещё здесь плохая видимость.

Марта (радостно). Да, точно! Здесь отвратительная видимость. Я не вижу здесь моего мужа. Но он скоро придёт.

Орёл. Он вышел за хлебом.

Артём. Орёл, хватит издеваться. Марта как всегда в своём духе. Ничего не хочет знать. Ей так легче… Легче вообще ничего знать… Марта, у тебя хорошее зрение и почти абсолютный слух. Но ты ничего не хочешь видеть и слышать. Ты не живёшь, а витаешь… Витать или не витать? Вот в чём вопрос!

Квасов. Это что? Репетиция? Я не помню слов... Как там?... Это моя радость зовёт.

Артём. Это не репетиция. Это уже спектакль. И я не хочу в нём больше участвовать!

Орёл. В таком случае – антракт.


Окончание следует

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий