На скале и под скалой

В читальном зале Центральной городской библиотеки на Конной открылась выставка псковского художника Ильи Сёмина, посвященная 100-летию футуризма (коллаж, принт, живопись).

Илья Сёмин из тех художников, которые готовы разъяснять, произносить манифесты и вообще - вести себя активно. Собственно, сто лет назад с этого и начинался футуризм. В Италии, в России...

... Все слова по поводу открытия выставки были сказаны, телевидение уехало, газетные журналисты разошлись. А в центре зала стояли и разговаривали друг с другом Илья Сёмин и другой псковский художник - Петерис Скайсткалнс. Временами к ним присоединялись сотрудники библиотеки.

- Сейчас вообще реализма нет, - настаивал Илья Сёмин. - Есть публичный пошлый натурализм. Ну какой реалист Скайсткалнс? Он - прибалтийский мистик. Это самое главное, что я могу произнести, когда смотрю на его работы. Даже когда я был маленький, он был мне интересен именно этим. Хотя у него есть много работ, которые мне совершенно не интересны. Но это ничего не меняет... Я слышал, как вы говорили, что пытались с публикой заигрывать. Это бесполезно. Это лишний проход по кругу.

Петерис Скайсткалнс с этим спорить не стал:

- Я могу сказать одно: если бы мне сорок назад сказали, что золотая рама будет присутствовать, пейзаж... Я бы не поверил. И вдруг я обнаружил, что меня окружает золотая рама... Это общая тенденция развития искусства в Пскове. Не понимаю, что произошло в сознании людей, но я понял, что я тут явно проиграл. Они диктуют условия. На мое сознание накатывается огромная скала гламурного сознания. Надо просто вовремя отбежать...

- Либо не вступать с ними в конфликт, - внес свое предложение Илья Сёмин. - Я выбираю - не конфликтовать. Не конфликтовать до такого состояния, что не замечать... Либо буянить, либо уйти...

- Буянить я не могу, - честно признался Петерис Скайсткалнс. - ЮНЕСКО исследовало творчество человечества и пришло к таким выводам: с творчеством на Земле связано примерно 1,5 % населения.

- Согласен. Я смотрю в своем окружении - не больше одного процента людей, с которыми можно на эту тему говорить...

- А художников еще меньше... Лет двадцать назад зритель активней на выставки приходил, даже высказывал мнение. Была такая вещь, как обсуждение выставки.

- Была система доклада, рассказа... Говорили о том - что делают, для чего. Таким образом, возможно было прогрессивное развитие... Сейчас художники стали в позу. «Я не хочу ничего объяснять, не хочу на тебя смотреть...»

- «И ничего не скажу...» Художника отстранили, а он на это согласился. Говорят, что «это сейчасникому не надо». Художник ушел в сторону гламурного натурализма, в котором ничего объяснять не надо. Вот пейзаж, натюрморт... Что о нем говорить? А здесь я могу рассуждать, задавать вопросы... Художник может отвечать... Если это будет реалистический натюрморт, то мы можем говорить лишь том, как сделана фактура.

- Это не секрет. Художники говорили больше о фактуре и текстуре.

И тут внимание присутствующих привлекла висящая поблизости картина под названием «Прогулка по городу». Немедленно родился вопрос к Илье Сёмину:

- По какому городу прогулка?

- По Пскову. Это псковский ящер.

- А почему ящер?

- Потому что в Пскове много ящеров рождается. Гидроцефалов. Это не обезьяна и не игрушка, это какой-то человеческий объект, и это тебе неприятно. Этого я и хотел добиться.

Через минуту выяснилось, что иногда объяснения зрителям совершенно необходимы. И чем подробнее, тем лучше. А то может получиться недоразумение.

Меня подвели к фотоколлажу, на котором Ольгинский мост и стены Псковского кремля дополнялись живописью Анатолия Жбанова и Ильи Сёмина. У некоторых из присутствующих это вызывало недоумение. Что это за проект? Это же еще хуже, чем дом на площади Героев-десантников. Художникам задали вопрос:

- Вы говорите, что это - провокация. Хочется понять - что именно вы хотите спровоцировать?

- Это вариант выставки, когда можно свободно выставляться - не имея выставочных залов, - пояснил подошедший Анатолий Жбанов.

- Надо разрешение на это получить, - настаивали сотрудники библиотеки.

- Какое разрешение?

- Вы учитываете соседство Троицкого собора, Власьевской башни?

- Это же фотография, - не понял Анатолий Жбанов. - Я же не вывесил там свои работы. Это мое дело, что я делаю.

- А Илья этот проект хочет сделать в городе!

- В каком городе? - искренне удивился Илья Сёмин. - Это виртуальный проект!

- Ты же сам рассказывал, как гуси плывут и мы рядом - на лодочках и катамаранах!

- Это был рассказ по поводу виртуального проекта.

- Ты просто так говорил? И мы никуда не поплывем?..

Наконец-то все прояснилось. Никто никуда не поплывет. Зато можно дойти до библиотеки, повернуть налево, заглянуть в читальный зал и посмотреть на кентавров, ящеров, обнаженных на дереве, на рыбу, на виноград и вспомнить, что искусству будущего (то есть, футуризму) уже целых сто лет. «Будущее, которое началось век назад» - это звучит вызывающе. Футуристам бы понравилось.

Подготовил Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий