Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Теплое течение

Дэвид БраунКогда американская группа Brazzaville появилась на сцене псковского клуба «TIR», неподалеку от сцены находилось человек пять зрителей. На звук подключившихся гитар явилось еще человек тридцать.

Публику отпугнули дорогие по псковским меркам билеты (1000 рублей). Но не только. Как ни странно, даже интересующиеся рок-музыкой люди удивленно спрашивали: «Brazzaville? А кто это?»

На этот вопрос ответит проще всего. Brazzaville – это Дэвид Браун. Сложнее сказать – кто такой Дэвид Браун.

Редакция


КАПИТАН ДАЛЬНЕГО ПЛАВАНИЯ («Псковская губерния»)

Brazzaville Дэвида Брауна напомнил в Пскове о большой разнице между независимым американским кино и кассовыми голливудскими блокбастерами

У лидера группы Brazzaville Дэвида Артура Брауна есть мечта: построить что-то вроде ковчега и путешествовать на нем по миру. Предполагается, что внутри судна будет находиться студия звукозаписи и небольшая концертная площадка. На больших концертах публика будет собираться на берегу, а музыканты станут играть на палубе.

Ковчег, по замыслу Дэвида Брауна, сможет принимать не только братьев-музыкантов, но и писателей, режиссеров…

Проект этот осуществить не так-то просто. Но в каком-то смысле Дэвид Браун в своих песнях его уже осуществил. Его путешествие длится много лет. Он открывает новые города и страны. Россия, Украина, Узбекистан Казахстан, Турция, Япония, Китай, Индонезия, Непал, Бразилия, Австралия…

Эти открытия заметны даже тем, кто не знаком с биографией Дэвида Брауна. Достаточно послушать его песни. Следы бесконечных путешествий разбросаны в словах и музыке. Так что приезд американской группы Brazzaville в Псков, в клуб «TIR», – закономерность. Россия для Дэвида Брауна за последние годы стала почти как родная.

Фундаментальные вещиBrazzaville

Путешествие Дэвида Брауна началось давно – в 1967 году в Лос-Анджелесе. В том году он родился. Самая известная песня группы Brazzaville «The Clouds in Camarillo» («Облака в Камарильо») прямо так и начинается: «Ты был рожден в 67-ом // Около девяти вечера».

В общем, жизнь Дэвида Брауна с детства не была безоблачной. Иногда над головой сгущались тучи.

Наиболее заметным «добраззавильским» периодом жизни стало сотрудничество со знаменитым музыкантом из Лос-Анджелеса Беком Хансеном. В тот момент тучи над аэропортом Камарильо (округ Вентура, Калифорния) разошлись. Погода установилась летная. Стала складываться музыкальная карьера.

Дэвид Браун в группе у Бека не был фронтменом, а играл на саксофоне. Его робкую игру можно услышать на альбоме «Odelay» в песне «Where It's At». Альбом 1996 года «Odelay» получил две премии «Грэмми». Но это был альбом Бека Хансена, а не Дэвида Брауна.

В итоге Дэвид Браун предпочел свободное плавание, отложил в сторону саксофон и взялся за акустическую гитару.

Когда Дэвида Брауна спрашивают: какой альбом Brazzaville он считает самым лучшим, то он, как правило, отвечает: «Hastings Street» 2004 года. Притом, что самый титулованный продюсер Найджел Годрич был у Brazzaville на альбоме 2002 года «Rouge On Pockmarked».

Найджел Годрич – один из самых влиятельных продюсеров и звукорежиссеров в современной рок-музыке. Он продюсировал Бека Хансена, Radiohead, R.E.M, U2, Sparks, Air, Travis, Coldplay, Пола Маккартни, The Divine Comedy

Дэвид БраунИ все же присутствие Годрича не сделало Дэвида Брауна столь же заметной фигурой, как Том Йорк или Боно. Но Дэвид Браун, похоже, и не стремится быть знаменитым.

Он по натуре своей – антизвезда. Среди посетителей псковского клуба он появился еще до концерта – небольшого роста, в рыжем кожаном пиджаке, джинсах, сером пуловере и сером шарфе. Лидер Brazzaville запросто общался со всеми, кто пожелает. Если просили – фотографировался и подписывал диски. Столь же доступен он был и после выступления.

В каком-то смысле Дэвид Браун занимает ту же нишу, что живший в Берлине американец Дин Рид, постоянно приезжавший в СССР в 1970-80-е годы.

Дэвид Браун с 2003 года живет в Барселоне. Типичным американским музыкантом он уж точно не является. Любит кататься на велосипеде, читает детективы Бориса Акунина (в переводах), часто приезжает в Россию, поет русские песни.

Наверное, по нашей стране всегда должен колесить какой-нибудь музыкант-американец, в котором окружающие видели бы своего парня, почти рубаху-парня. При этом здесь, в отличие от советского времени, нет никакой идеологии и никакой пропаганды.

Дэвид Браун избегает разговоров о политике, разве что скажет что-нибудь о том, что, по его мнению, России «нужны фундаментальные вещи – независимые суды, свободные и честные выборы, свободная пресса, ослабление коррупции…». И сразу переключается на что-нибудь более близкое и романтическое.

Дэвида Брауна российские центральные телеканалы не слишком жалуют. Поэтому большая часть российской публики пребывает в счастливом неведении.

Псковский клуб «TIR» на концерте Brazzaville тоже не был набит до отказа. Относительная доступность и способность приехать в российскую провинцию создает впечатление, что Brazzaville – второстепенная группа. Впечатление обманчиво.

Если сравнивать независимое американское кино с кассовыми голливудскими блокбастерами, то наметится тот же разрыв. Но к творчеству это отношения не имеет.Кенни Лайон

Brazzaville следует своим путем. Ковчег плывет. Как правило, он следует теплыми течениями. Естественным образом он оказался в Пскове.

Недалеко от звезды

Состав группы Brazzaville в российском туре образца апреля 2012 года сильно отличается от того, к чему привыкли поклонники. Во всяком случае, несмотря на то, что группа в последние годы базируется в Барселоне, испанских имен в списке музыкантов не оказалось.

За барабанами – Айвон Найт, на гитаре – Кенни Лайон, а на клавишах и бас-гитаре – Олег Зайцев. Олег Зайцев – не первый русский, сотрудничающий с Brazzaville. Скорее, это не исключение, а правило. В ковчеге так положено. Где бы Дэвид Браун не появлялся, он сразу вовлекает в свою орбиту местных музыкантов. Турков, русских, испанцев…

Кенни ЛайонФолк-рок Brazzaville открыт всем ветрам: босса-нова, фаду, восточные мотивы, французский шансон, так называемый русский рок… Все это быстро превращается в ритмичную и гипнотическую музыку. Баритон Дэвида Брауна и его же акустическая гитара способны соединить всё это вместе.

Едва ли не с первой песни псковские зрители стали просить исполнить «Звезду по имени Солнце» группы «Кино».

Наконец, Brazzaville ее спел. Или точнее, Дэвид Браун иногда подпевал – по-русски. Музыканты играли, а зал, по просьбе Дэвида Брауна, исполнял песню Виктора Цоя хором. Преобладали звонкие девичьи голоса.

На середине песни Дэвид Браун запел сам – по-английски. И это уже была песня «Star Сalled Sun».

Надо иметь в виду, что это не перевод песни группы «Кино». Дэвид Браун на основе слов Цоя создал свой абсолютно личный текст, который начинается словами: «Недалеко от звезды по имени Солнце, // Когда умерла моя мама…»

У него вообще много личных песен – о маме, о бабушке, которая его воспитывала… Одна из самых запоминающихся песен – «Barcelona» (в Барселоне живет сам Дэвид Браун вместе с женой и двумя детьми). Когда она зазвучала, в зале весело и задиристо закричали: «Реал» Мадрид!» Но вскоре «реалисты» смолкли.

Следуя давней традиции, Дэвид Браун перед одной из песен попросил зрителей достать ключи и позвенеть ими. Слово «ключи» он произнес по-русски. Но большинство зрителей не поняло, что же от них требуется.

Лидер группы Brazzaville во время концерта не раз переходил на русский язык. Однажды он даже вполне внятно произнес: «Травяной чай с медом».

На концерте было несколько кульминаций. Кроме исполнения «The Clouds in Camarillo», «Star Сalled Sun», «Girl from Vladivostok» и «Anabel 2», это было исполнение композиции «Inland Empire Freeways» с сольного альбома Дэвида Брауна. Ее надо выделить особо. В концертном варианте эта довольно короткая вещь звучит очень внушительно.

Чем дольше длился концерт, тем больше раскрывался гитарист Кенни Лайон с его неброской манерой игры. Точнее говоря, он не только гитарист. Треть песен Кенни Лайон играл на мелодике – губной гармошке с клавишами, изобретенной в конце пятидесятых годов в Бруклине.

Звездная пыль

Один из самых примечательных эпизодов пришелся на конец концерта, когда на бис Дэвид Браун и Кенни Лайон вдвоем спели песню Дэвида Боуи «Moonage Daydreem».

BrazzavilleУ Боуи на оригинальном альбоме 1971 года «Ziggi Stardust»» эта песня исполняется возвышенно и холодновато (как-никак, stardust означает звездную пыль), а в концертном переиздании 1983 года – даже слегка агрессивно.

А у Дэвида Брауна эта же песня на альбоме 2011 года звучит более приземленно и тепло. Исполнение «Moonage Daydreem» – хороший пример того, что такое вообще есть группа Brazzaville. Музыканты, в каком бы составе Brazzaville ни выступал, выбирают теплые тона и делают сочные акценты.

Звук становится домашним, проникновенным. Тем же отличается сытная домашняя пища от изысканной ресторанной.

Здесь как раз и пригодилась ждавшая своего часа укулеле – маленькая гавайская гитара (одна из версий перевода укулеле – «прыгающая блоха», потому что пальцы по четырем струнам двигаются мелко-мелко).

У этого инструмента трогательный вид. Укулеле похожа на детскую игрушку. Ее хочется погладить и пожалеть. Она весь концерт сиротливо пролежала на маленькой табуретке, пока Кенни Лайон орудовал гитарой и мелодикой.

Удаляясь за кулисы, Кенни Лайон захватил ее с собой, словно грудного ребенка, которого не на секунду нельзя оставить одного. Но глазами гитарист показал публике, что этот зал еще услышит детский гавайский голосок.

Для русской публики укулеле – экзотика из фильма «В джазе только девушки», где на ней бренчит героиня Мэрилин Монро. Однако на мировой рок-сцене этот инструмент довольно распространен. Солист Pearl Jam Эдди Веддер в 2011 году выпустил целый альбом под названием «Ukulele Songs». На укулеле иногда играют Том Йорк из Radiohead и Пол Маккартни.

После исполнения «Moonage Daydreem», по контрасту, последовала англоязычная кавер-версия песни Олега Кваши «Зеленоглазое такси» из репертуара Михаила Боярского.

В мире трудно отыскать двух более непохожих друг на друга исполнителей, чем Дэвид Боуи и Михаил Боярский. И вот Дэвид Браун умудрился объединить их в своем творчестве. Не уверен, что сочетание получилось удачным. Оно было не в пользу Боярского.

В свое время Дэвид Браун объяснил, что в «Зеленоглазом такси» он почувствовал нечто французское, и это его привлекло. Не знаю, что в этой песне французского. Разве что – слово «такси».

Исполнение «Зеленоглазого такси», а точнее – «Green Eyed Taxi», не заладилось сразу. ПДэвид Браунровод, протянутый к укулеле, барахлил, колонки хрипели…

Кенни Лайон безуспешно пытался привести всё в порядок. В конце концов, он махнул рукой, выдернул провод и пригнул к струнам микрофон. Укулеле всхлипнула…

Однако вскоре и с соседним микрофоном, за которым стоял Дэвид Браун, возникли проблемы. Микрофон стал безбожно фонить, от чего у Дэвида Брауна вырвалось восклицание: «My God!». Но лучезарно улыбаться он при этом не перестал и песню все-таки закончил.

Как только «Green Eyed Taxi» стихла, технические проблемы моментально прекратились. И дальше песни исполнялись без происшествий.

На второй бис, также как и на первый, Дэвид Браун вышел с синей сумкой через плечо – бросив ее к ногам. Это еще раз подчеркивало его неприхотливость и походные условия.

* * *
На первом альбоме группы Brazzaville, записанном в 1998 году, есть песня «Shams» («Мистификация») – про моряка, который искал невесту и мечтал о далеких городах. Припев в этой песне такой: «Лиссабон, Гуанджу, Тайбей, Банданг, Неаполь, Бруней, Кейптаун, Шанхай, Бангкок, Пусан, Дублин, Лузон, Лима, Дакар, Кипр, Мальта».

В песне невеста является моряку только во сне, а на судно обрушивается тайфун, после чего моряк надевает свой лучший костюм и с улыбкой уходит на дно.

В долгом путешествии Дэвида Брауна все не так мрачно. Многие мечты моряка сбылись. Он многое повидал, нашел невесту, повидал десятки стран. А в длинный список городов можно добавить и русские названия, в том числе и Псков.

И здесь нет никакой мистификации.

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий