«…Из глубины былых веков»

Анатолий АлександровНебольшое отступление:

Если вы издали книгу и на неё нет никакого отзыва – это вовсе не значит, что она безупречна. Если отзыв на ваше творение содержит в себе фразы только восхитительного содержания - у вас есть все основания насторожиться, потому что, скорее всего рецензент глуп, труслив и угодлив.

Безупречно написанных и изданных именно на Псковщине за последние, к примеру, пять лет, если говорить о литературной (главной!) составляющей, книг пока не наблюдается. Печальный факт, усугубленный наличием только в областном центре порядка 30-ти (если не больше) профессиональных (судя по членству в СП России) литераторов. Адекватной критики тоже нет. А если и появляется и мешает наслаждаться собственной «гениальностью», то подвергается  изощренной «порке» в узком кругу с единственной целью – либо подчинить её, сделать «ручной», либо выкорчевать как сорняк. Посему меня нисколько не удивила статья в последнем номере «Литературной России» (http://www.litrossia.ru/2012/10/06874.html) о беспределе тверских «писателей».

Для Пскова такая ситуация не за горами.

Кстати сказать, критика по определению предполагает дальнейшее плодотворное развитие. Отсутствие же оной – гарантия полного погружения в застой с последующей деградацией.
Если такая перспектива кого-то устраивает – на здоровье.

================

«…Из глубины былых веков»

(о книге Анатолия Александрова «…И Пскова вечная дорога»,
                                            Псков, 2012 г.)
                                          
Не могу сказать, что вынужденное (единичный отзыв не в счёт) молчание в течение почти трёх лет меня утомило. Наоборот, предоставилась возможность сконцентрироваться на других аспектах жизни, которые если и разочаровывали в чём-то, то кратко и не больно.

И вот теперь – наконец! – спешу познакомить псковичей с новой книгой. Её автор – профессиональный историк, увлечённый своим делом, любящий его и способный ненавязчиво и с азартом передать эту любовь тем, кто оказался его вольным слушателем. Это тоже талант.

У меня всегда очень плохо получается верить похвалам, даже если они справедливы и честны.  Я лишена  мешающего суетливого оглядывания в духе «как бы чего не вышло», заискивания, но не ведаю, как отнесётся Анатолий Алексеевич Александров к  небольшому отзыву, в котором нет ни намёка на какие-то огрехи. Их количество минимально, а потому книга, о которой пойдёт речь – серьёзная заявка на успешную творческую судьбу. Для меня же её появление – прежде всего, надежда на то, что не всё так «пусто иль темно». И вовсе не лишнее доказательство того, что членство в каком-либо творческом союзе - не есть свидетельство одарённости человека. Но оно – есть ответственность, которую никто никогда не отменит и которой некоторые быстро и напрочь забывают.

Для начала, справедливости ради, отмотаем плёнку лет назад. Первый опыт – попытку литературного (сугубо исторически изложенного) описания жизни княгини Ольги и зарождения основ государства на Руси – книгу Анатолия Александрова «Во времена княгини Ольги», изданную в рамках празднования 1100-летия Пскова, смогли по-настоящему оценить разве только коллеги автора – историки, историки-педагоги да, быть может, авторы, пишущие историческую прозу. Будем искренни, с последними в Пскове, после недавнего ухода Владимира Курносенко (успевшего, насколько мне известно, дописать свой последний роман), дела обстоят никак. Их попросту нет.

«… И Пскова вечная дорога» - вторая книга Анатолия Александрова. Признаться, читать её было необычно, потому что псковичи, к коим я себя отношу, не избалованы изданиями, тонко и бережно сочетающих в себе поэзию и историю. Перед нами сборник циклов и отдельных стихов, каждый из которых, словно маленькая бисеринка,  украшает оригинальный рисунок автора. Рисунок, дополненный именами и малоупотребляемыми или уже вышедшими из обихода русского языка словами, погружающими читателя в бытность «дней давно минувших», что никак не служит раздражающим фактором, так как воспринимается органично. К примеру, уверена, мало кто ныне знает, что река Великая в древности называлась Турунт и чем отличается простонародное имя Малуша от гордого имени Малфрида, кто такие венеды и что означает Рудон…

Завораживает и неторопливость авторского повествования: «Свивая нитку из кудели / Веретено чуть-чуть стучит, / И плач из детской колыбели / В лучинной призрачной ночи…» или вот как пишет в том же стихе А.Александров про маленького князя Владимира: «Большим  прутом  сшибая  ловко / Чертополох  врагам на страх. / Мелькала  русая  головка / В больших  окрестных  лопухах».

Лейтмотивом звучит одна из главных тем книги стихов А.Александрова «… И Пскова вечная дорога» - тема любви к России, автор не скрывает своих переживаний за её судьбу и будущее. Высказанная было надежда: «Там,  где  светлая  лестница, / Да  с  небес  фонари; / Русь  моя,  провозвестница / Накануне  зари», тут же сменяется безнадёгой, а, может быть, и отчаянием: «Где-то  в  глуби  -  пересуды, / Где-то  в  степи  -  суховей; / Родина  в  виде  Иуды / Губит  своих  сыновей…», и ниже, заключительным, «приговорным» аккордом: «Выбиты  самые  смелые, / Тьма  на  дворе,  а  пока / Белые-белые-белые / Только  одни  облака».

А дальше…
Дальше, наверное, пора мне остановиться, уступив место читателю, хотя… В качестве завершающего штриха приведу  ещё две строфы:

Какой я памятник воздвиг
Эпохе и себе,
Увы – покажет только сдвиг
По фазе и судьбе.
(…)
Всё это – прах, всё это – тлен;
Для скучного стиха
Всегда есть место на земле
Под сенью лопуха
.

Люди (а авторы – и подавно!), относящиеся к себе и к жизни с юмором вызывают, по меньшей мере, симпатию. А внимательный и чувствующий Слово читатель ещё не истреблён на Руси окончательно, верно?

 

Вита ПШЕНИЧНАЯ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий