Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

еще в номере:

Пятый том Плеханова

На книжном стенде в библиотеке висела табличка: «Губернатор – писатель». Под ней были расставлены книги Салтыкова-Щедрина.

- В следующий раз назовите выставку «Губернатор – художник», - предложил я. - И посвятите ее нашему губернатору. И репродукцию картины «Блины» повесьте. На аукционе он продал ее владельцу мясокомбината за 3 миллиона рублей.

После этого я уселся в кресло и взял с полки первую попавшуюся книгу. Это был не Салтыков-Щедрин, а Семёнов Кирсанов. Открыл наугад и прочитал вслух:

«Дай, любимая, мне губки,
Поцелую заново,
У тебя ведь вместо юбки
Пятый том Плеханова».

Все встало на свои места. Сегодня все, что происходило вокруг, говорило о взаимозаменяемости. Губернатор делает вид, что он художник. Пятый том Плеханова делает вид, что он – юбка. Но одной взаимозаменяемости было недостаточно

И тут на помощь пришел Салтыков-Щедрин с его «Благонамеренными речами».

«Я родился в атмосфере обуздания, - написал он в позапрошлом веке, - я таинственною пуповиной прикреплен к людям обуздания. От ранних лет детства я не слышу иных разговоров, кроме разговоров об обуздании (хотя самое слово «обуздание» и не всегда в них упоминается)…»

Вот теперь все окончательно упорядочилось. Вокруг царит атмосфера взаимозаменяемости и обуздания. Именно такая связка обеспечивает бесперебойную работу государственной машины, но при этом убивает необузданную любовь к жизни. Но это уже мелочи.


Имя
E-mail (опционально)
Комментарий