Концерт с двумя антрактами

В Пскове 21 мая 2009 года в Большом концертном зале (БКЗ) состоялся концерт Симфонического оркестра Псковской областной филармонии. Дирижировал Эдуард Банько.

Симфонический оркестрКонцерт начался с антракта, а если точнее – с «Антракта к третьему действию оперы "Соломон "» Георга Фридриха Генделя. Гендель написал оперу летом 1747 года. Он был тогда на пике славы, мог с легкостью арендовать Ковент-Гарден без боязни прогореть. Успех у публики был неизбежен.

БКЗ – не Ковент-Гарден, но в этот вечер зал тоже был переполнен благодарной публикой, пришедшей послушать музыку, не имеющую срока давности. В генделевском «Антракте к третьему действию» чувствовалось то, что можно обозначить как «торжествующая умиротворенность».

Возможно, когда-то стиль барокко и казался странным (итальянское barocco — «странный», «причудливый»). Как некогда казались странными и совершенно лишними вилки за обеденным столом, в то время вошедшие в моду в европейских домах. Но в XXI веке барокко - это уже неприкасаемая для критиков классика. Барокко для нас – это просто реальность, которая почти всюду. Романы на книжной полке, салфетки на столе, прописные научные истины в школе, высокие каблуки, архитектура Бернини в фильме «Ангелы и демоны»… Никуда от этого не уйти. Барокко всюду и везде. То же самое касается и музыки Баха, Вивальди, Альбинони

Имя Альбинони упомянули со сцены сразу же после того, как прозвучала музыка Генделя. Симфонический оркестр исполнил  «Адажио соль минор», приписываемое как раз Томазо Альбинони.

Это адажио странным образом связано с американской авиацией, а именно – с бомбардировкой Дрездена в 1945 году. Там, в Саксонской земельной библиотеке, которую тоже благополучно разбомбили, хранились рукописи знаменитого итальянца, какое-то время жившего в Германии.

По утверждению биографа Альбинони Ремо Джадзотто, на развалинах он обнаружил два фрагмента партии первой скрипки и басовую партию. Ремо Джадзотто все это сложил и умножил, в смысле – дописал, и в 1958 году издал. Получилось «Адажио соль минор для струнных и органа».

Но фамилия Джадзотто как-то быстро исчезла с нотных обложек и афиш. Альбинони остался в гордом одиночестве, а адажио, на глазах превратившееся в легенду, для многих заслонило все остальное его творчество. Притом что никто, похоже, не видел ни одного фрагмента найденной в дрезденовсих развалинах рукописи. Так что есть очень много оснований говорить, что автор адажио – биограф Альбинони Ремо Джадзотто. От этого менее гениальной музыка не стала. Если бы такими же талантами обладали и прочие биографы знаменитых композиторов, мир музыки ждала бы культурная революция.

Псковский оркестр в этот вечер очень старался. Недостающие орган или арфы заменял синтезатором. А вот флюгельгорн заменять не пришлось. На нем играл приехавший из Санкт-Петербурга Александр Приходченко.

В третьей части «Концерта для флюгельгорна с оркестром» Иржи Неруды Александр Приходченко еле заметным жестом дал знать Эдуарду Банько, что оркестр мог бы играть немного быстрее. Оркестр отреагировал мгновенно.

Флюгельгорн, появившийся в 1825 году, к эпохе барокко, казалось бы, не имел ни малейшего отношения. Но родственные связи этого инструмента с охотничьими рожками с легкостью могли перенести слушателей в XVII или XVIII века, на королевскую охоту, например…
Завершилось первое отделение музыкой, в наше время не менее известной, чем адажио Альбинони. Прозвучала «Ария из сюиты № 3» Иоганна Себастьяна Баха. Земное снова уступило место небесному.

Симфонический оркестрА на десерт, во втором отделении, оркестр преподнес слушателям много-много сладкого – в виде сюиты из балета «Щелкунчик» Петра Чайковского, в которой собраны все сливки знаменитого балета. И не только сливки.

Арабский танец в программках  часто обозначается еще как кофе, китайский танец – как чай, русский – как пряник, а испанский – как шоколад. И действительно, кофе в этот вечер был – растворимый, но не в воде, а в воздухе. А пряников было целых два (второй оркестр исполнил на бис, также как и завершающий номер сюиты – «Па де Де»).

Не всегда у нашего Симфонического оркестра удачно получалось исполнять Чайковского. Года два назад  кое-что было даже больно слушать. На этот раз обошлось без болевых ощущений. Зрители, немного подумав, приветствовали музыкантов стоя. Обычно такое в БКЗ случается, когда на сцене выступают приезжие звезды.

В целом, концерт, составленный из музыки разных эпох, получился барочным, имея в виду один из переводов слова «барокко» - причудливый. От этого прохладный майский вечер стал вроде бы немного и теплее, а для некоторых - и светлее.

Фото:из архива "Городской газеты для жителей Пскова" и Алексея СЕМЁНОВА

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

HLGnadlO6 | c2rg9cek9@yahoo.com | 03:17 - 12.02.2017
Not bad at all fellas and gaalls. Thanks. http://gqejsjl.com [url=http://lakydmjwfnc.com]lakydmjwfnc[/url] [link=http://rrcnzqrx.com]rrcnzqrx[/link]
7bpAdaqQhH | ab593rab@gmail.com | 10:57 - 09.02.2017
The paragon of unadnstdneirg these issues is right here!
EareQY66V9Q | w7yo7le5mw7@outlook.com | 07:11 - 09.02.2017
Fantastic beat ! I wish to apitenrpce while you amend your site, how can i subscribe for a blog web site? The account helped me a acceptable deal. I had been tiny bit acquainted of this your broadcast provided bright clear idea