Между прошлым и будущим

Илья СёминОднажды на открытии своей персональной выставки в палатах Меншиковых художник Илья Сёмин сказал: «Я ненавижу то, что происходит в Пскове. Все это мерзко. Нет ничего вообще. Ни живописи, ни графики. Стыдно не иметь ничего, но в то же время быть художником...»

Окончание фразы было более оптимистичным: «Все мертвы. И только когда оживут – будет город… Пскова нет».

Иными словами, Илья Сёмин все-таки дал шанс себе и другим внести оживление.

Прошло некоторое время. Помню, самый первый номер «Городской среды» открывался материалом с еще одной персональной выставки Ильи Сёмина. В тот раз в читальном зале Центральной городской библиотеки на Конной открылась выставка, посвященная 100-летию футуризма (коллаж, принт, живопись). Именно там перед публикой предстали работы, которые вновь появились в выставочном зале областного Центра народного творчества в октябре 2011 года. «Фестиваль художников» готовился долго и медленно.

За прошедшее время в городе произошли перемены. Что-то исчезло, кто-то исчез. Кто-то появился, что-то появилось.

Пожалуй, сейчас имеет смысл вернуться на два с половиной года назад. Празднование 100-летия футуризма явно повлияло на последующие события.

…Илья Сёмин из тех художников, которые готовы разъяснять, произносить манифесты и вообще – вести себя активно. Собственно, сто лет назад с этого и начинался футуризм. В Италии, в России…

Все слова по поводу открытия выставки были сказаны, телевидение уехало, газетные журналисты разошлись. А в центре зала стояли и разговаривали друг с другом Илья Сёмин и другой псковский художник – Петерис Скайсткалнс. Временами к ним присоединялись сотрудники библиотеки.

- Сейчас вообще реализма нет, - настаивал Илья Сёмин. - Есть публичный пошлый натурализм. Ну, какой реалист Скайсткалнс? Он - прибалтийский мистик. Это самое главное, что я могу произнести, когда смотрю на его работы. Даже когда я был маленький, он был мне интересен именно этим. Хотя у него есть много работ, которые мне совершенно не интересны. Но это ничего не меняет… Я слышал, как вы говорили, что пытались с публикой заигрывать. Это бесполезно. Это лишний проход по кругу.

Петерис Скайсткалнс с этим спорить не стал:

-Я могу сказать одно: если бы мне сорок лет назад сказали, что золотая рама будет присутствовать, пейзаж… Я бы не поверил. И вдруг я обнаружил, что меня окружает золотая рама… Это общая тенденция развития искусства в Пскове. Не понимаю, что произошло в сознании людей, но я понял, что я тут явно проиграл. Они диктуют условия. На мое сознание накатывается огромная скала гламурного сознания. Надо просто вовремя отбежать…

- Либо не вступать с ними в конфликт, - внеГулливер, Илья Сёминс свое предложение Илья Сёмин. - Я выбираю – не конфликтовать. Не конфликтовать до такого состояния, что не замечать… Либо буянить, либо уйти…

- Буянить я не могу, - честно признался Петерис Скайсткалнс. - ЮНЕСКО исследовало творчество человечества и пришло к таким выводам: с творчеством на Земле связано примерно 1,5 % населения.

- Согласен. Я смотрю в своем окружении – не больше одного процента людей, с которыми можно на эту тему говорить…

- А художников еще меньше… Лет двадцать назад зритель активней на выставки приходил, даже высказывал мнение. Была такая вещь, как обсуждение выставки.

- Была система доклада, рассказа… Говорили о том - что делают, для чего. Таким образом, возможно было прогрессивное развитие… Сейчас художники стали в позу. «Я не хочу ничего объяснять, не хочу на тебя смотреть…»

- «И ничего не скажу…» Художника отстранили, а он на это согласился. Говорят, что «это сейчас никому не надо». Художник ушел в сторону гламурного натурализма, в котором ничего объяснять не надо. Вот пейзаж, натюрморт… Что о нем говорить? А здесь я могу рассуждать, задавать вопросы… Художник может отвечать… Если это будет реалистический натюрморт, то мы можем говорить лишь том, как сделана фактура.

- Это не секрет. Художники говорили больше о фактуре и текстуре.

И тут внимание присутствующих привлекла висящая поблизости картина под названием «Прогулка по городу». Немедленно родился вопрос к Илье Сёмину:

- По какому городу прогулка?

- По Пскову. Это псковский ящер.

- А почему ящер?

- Потому что в Пскове много ящеров рождается. Гидроцефалов. Это не обезьяна и не игрушка, это какой-то человеческий объект, и это тебе неприятно. Этого я и хотел добиться.

Через минуту выяснилось, что иногда объяснения зрителям совершенно необходимы. И чем подробнее, тем лучше. А то может получиться недоразумение.

Меня подвели к фотоколлажу, на котором Ольгинский мост и стены Псковского кремля дополнялись живописью Анатолия Жбанова и Ильи Сёмина.* У некоторых из присутствующих это вызывало недоумение. Что это за проект? Это же еще хуже, чем дом на площади Героев-десантников. Художникам задали вопрос:

- Вы говорите, что это - провокация. Хочется понять – что именно вы хотите спровоцировать?

- Это вариант выставки, когда можно свободно выставляться - не имея выставочных залов, - пояснил подошедший Анатолий Жбанов.

- Надо разрешение на это получить, - настаивали сотрудники библиотеки.

- Какое разрешение?

- Вы учитываете соседство Троицкого собора, Власьевской башни?

У картины Анатолия Жбанова- Это же фотография, – не понял Анатолий Жбанов. - Я же не вывесил там свои работы. Это мое дело, что я делаю.

- А Илья этот проект хочет сделать в городе!

- В каком городе? – искренне удивился Илья Сёмин. - Это виртуальный проект!

- Ты же сам рассказывал, как гуси плывут и мы рядом - на лодочках и катамаранах!

- Это был рассказ по поводу виртуального проекта.

- Ты просто так говорил? И мы никуда не поплывем?..

Наконец-то все прояснилось. Никто никуда не поплывет. Зато можно дойти до библиотеки, повернуть налево, заглянуть в читальный зал и посмотреть на кентавров, ящеров, обнаженных на дереве, на рыбу, на виноград и вспомнить, что искусству будущего (то есть, футуризму) уже целых сто лет. «Будущее, которое началось век назад» – это звучит вызывающе. Футуристам бы понравилось.

Подготовил Алексей СЕМЁНОВ

* Воздушная тревога, http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=521

Михаил ЧухинПРОЕЗДНОЙ НА МЕСЯЦ («Псковская губерния»)Игорь Иванюк

Художник Илья Сёмин устроил то, что до него в Пскове никто не делал. Он затеял и осуществил проект «Фестиваль художников».

Фестиваль, ставший личной инициативой Ильи Сёмина, длился ровно месяц, смущая количеством выставок. Их было так много, что не все любители живописи смогли соответствовать предложенным условиям. Но смущались не все. Человек пятьдесят постепенно поймали нужную волну и приучились каждые три дня являться в выставочный зал областного Центра народного творчества на Некрасова, 10.

Парадная форма

Мало того что выставки проходили непривычно часто, так и время для открытия подобрали необычное: 20.00. То есть Илья Сёмин сознательно отсекал от картин и фотографий тех, кто привык жить по другому Ирина Гурскаярасписанию. На этот раз условия диктовал Сёмин.

Происходящее первоначально казалось парадом художников, когда одна колонна быстро сменяет другую. Но еще более точное сравнение произошедшего: марш-бросок. Один, второй, третий… Илья Сёмин, Анатолий Жбанов, Николай Москалёв, Валентин Решетов, Эдуард Шарипов, Михаил Чухин, Игорь Иванюк, Тамара Рейн, Ирина Гурская, Елена Пылаева, Павел Игнатьев, Дмитрий Яблочкин. Несколько человек выставлялись по два-три раза.

Участники фестиваля настолько разные, что объединяет их лишь одно – место. А время скорее разъединяет. Тамара Рейн  умерла в 2000 году. Все остальные – живы, но, судя по работам,  живут в разных временах. И это значит, что у посетителей вернисажей имеется выбор. Почти каждый нашел то, что ему ближе.

К примеру, Анатолий Жбанов еще раз взглянул на русскую деревню сквозь мутное стекло самогонной бутыли. Ему не пришлось много фантазировать. Деревня под Псковом, в которой он живет, полна людей, окутанных самогонным парами. Пары напоминают утренний туман. И трезвый безжалостный  взгляд художника на окружающую жизнь фиксирует действительность. Тело русской деревни еле шевелится, душа еле теплится.Елена Пылаева

Эдуард Шарипов устремил свой взгляд совсем в другую сторону. Одна из его серий вообще сделана на лопатах, словно это он, а не Жбанов имеет отношение к деревне Лопатово. Шарипов как будто хочет докопаться до тех пластов, в которые мало кто заглядывает. Раскопки проходят плодотворно. Попадаются съедобные корни. Он многое перелопатил. Оказывается, штыковые и совковые лопаты могут иметь свой характер.

А Николай Москалёв решился предъявить посетителям вернисажа «записную книжку», то есть заготовки, наброски, эскизы, намётки, намеки… Когда картина не закончена – конца не видно. Недоговоренность граничит с многозначительностью, а отсюда и до бесконечности недалеко. Тому, кто привык к Николаю Москалёву как к  живописцу-монументалисту,  было вдвойне любопытно разглядывать его эскизы и абстракции.

Тамара РейнСам Илья Сёмин предстал перед публикой в трех лицах. Наверное, прежде всего, стоит сказать о его серии, посвященной Гулливеру. «Жажда путешествий в человеке – это всего лишь проявление веры  в загробную жизнь, - написал художник в своем коротком эссе в буклете к выставке. - Мы всегда куда-нибудь неизбежно двигаемся». Сёминский Гулливер напоминает писателя, а лилипуты – буквы, которые автор щедро расставляет согласно стройному замыслу. Путешествие ГуллиВЕРА и вера в идеале должны слиться воедино.

Постоянные посетители выставок знают, что самый разговорчивый псковский художник – Валентин Решетов. Он и в своих картинах необычайно разговорчив, заполняя все предоставленное пространство. Одна из самых заметных его работ – «ПлЭдуард Шарипованы». Планов множество. Они громоздятся, их так много, что хотя бы некоторые обязательно исполнятся.

В офортах Игоря Иванюка тоже тесно. Но это какая-то другая теснота. Если бы возникла задача написать картину под названием «Фестиваль художников», то Иванюк обязательно бы  с задачей справился.

Эдуард ШариповСреди живописных и графических работ нашлось место и фотографиям.

Павел Игнатьев в фотографиях сосредоточился на себе и на деталях, а Михаил Чухин – на поиске необычного. Поиски завершились успешно. А вот Илья Сёмин как фотограф не ограничился увиденным и захотел изменить то, что видит его камера. Получились фотоколлажи, главное достоинство которых в том, что изменения произошли только виртуальные.

Если бы не женская рука (руки) – «Псковская галерея» получилась бы слишком мрачной и рациональной. Разве что монотипии Дмитрия Яблочкина настраивают на лирический лад. И вот здесь работы Тамары Рейн, Ирины Гурской и Елены Пылаевой раскрасили осенние темные вечера. Хотя отличий в них больше, чем сходства.

Зарождался фестиваль не наяву, а в интернете. Вначале была придумана Виртуальная галерея Ильи Сёмина (artiliart.ru). Затем художник рискнул Валентин Решетови написал заявку на получение гранта в областной комитет по культуре на поддержку инновационных проектов. Независимое жюри решило, что фестиваль художников Пскову не повредит.

Он и в правду не повредил. Особенно если учитывать то, что в последнее время с полноценной выставочной жизнью в Пскове большие проблемы.

Когда открываешь Виртуальную галерею, то сразу же видишь открытую ладонь с тремя пальцами. Это ладонь Сёмина. Художник настойчиво указывает – в каком направлении ему бы хотелось развивать выставочную деятельность в Пскове.

О том – войдет ли фестиваль в привычку, станет понятно в следующем году. Пока же существуют только планы (они ничуть не меньше, чем на одноименной картине Валентина Решетова). Основополагающая идея: регулярно представлять не просто работы того или иного художника, но и открывать (закрывать) календарный год, показав то, что удалось сделать за истекшее время. Идея, конечно, немного формальная, но она способна мобилизовать. Главное, что в Пскове и области еще есть кого мобилизовывать.

 

 http://gubernia.pskovregion.org/number_565/07.php

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий