Высокая планка

Роговый оркестрФестиваль «Сrescendo» в Пскове в 2011 году прошел в несколько ином формате, чем раньше. Без конферанса Святослава Бэлзы, без джазового шоу… Но главное все же состоялось. В конце концов, «Сrescendo» устраивали  не для джаза, и Бэлза, при всем его красноречии,  в «Сrescendo»  не главный.

Главное на фестивале – классическая музыка в должном исполнении. Классики всюду полно, но очень часто это лишь бледные тени. Плохие инструменты, «разобранные» оркестры, стандартный набор. В «Сrescendo» на псковской земле все иначе. Об этом можно уже можно говорить с уверенностью, потому что три года – большой срок.

Относительная молодость большинства участников – не главное их достоинство. Почти все музыканты уже достигли мирового уровня и больше гастролируют за рубежом, чем в России. Здесь их мало кто знает. СМИ ими не интересуются, организовать достойные гастроли почти невозможно. И тут на помощь приходит «Сrescendo».

Скрипачка Алёна Баева осторожно отозвалась об акустических особенностях Большого концертного зала Псковской областной филармонии. «Он не совсем подходит для концертов классической музыки», - сказала она во время беседы в пресс-гостиной в гостинице «Рижская». «Но если чуть-чуть подработать, - подхватил тему виолончелист Сергей Антонов, - то все будет хорошо».

То же самое можно сказать и о фестивале. Если чуть-чуть подработать, то будет еще лучше. Приезд больших музыкантов уровня Дениса Мацуева – это не просто громкая гастроль знаменитости (как в случае со Спиваковым). Это создание питательной музыкальной среды. Регулярное появление в провинциальном Пскове целого десанта очень сильных музыкантов приводит к тому, что к «классической музыке в должном исполнении» приобщаются те, кто раньше был лишен такой возможности. Прежде всего, молодежь.

Следовательно, то самое «чуть-чуть» по отношению к фестивалю касается  билетов на концерты. На «Сrescendo» по-прежнему трудно попасть «постороннему» человеку. Пока что это праздник для слишком уж избранных.

Участник «Сrescendo» дирижер Российского рогового оркестра Сергей Поляничко во время беседы в гостинице «Рижская» вспомнил о своем участии в студенческом оркестре, в котором он когда-то играл на валторне. С оркестром выступал Лучано Паваротти. И как только он запел – все изменилось. Только что оркестр играл кое-как, «спал». Но внезапно произошла перемена. Играть вместе с Паваротти кое-как оказалось невозможно. Студенты перестали играть как студенты.

Надо полагать, то же самое происходит не только во время выступления оркестра. В любом деле необходимы высокие ориентиры. «Сrescendo» - высокий ориентир, и на него во чтобы то ни стало надо равняться и не отпускать его из Пскова. Ведь должен же в конце концов здесь появиться нормальный зал, специально построенный не для политического просвещения, а для музыки.

 


Истина в огне. Часть II 

"Псковская губерния"  http://gubernia.pskovregion.org/number_560/07.php

Алёна БаеваАлёна Баева: «Теперь-то я понимаю, что дирижер – это особый зверь, и это редкий зверь».

Во второй день музыкального фестиваля «Сrescendo-2011» в Государственном симфоническом оркестре «Новая Россия» произошли заранее объявленные перемены. За дирижерский пульт вместо опытного Юрия Башмета встал молодой Денис Власенко. Тандем, управлявший «Новой Россией», продемонстрировал, что существует и другой способ руководства. Молодой оркестр, за редким исключением, перемены пережил достойно. Особенно это касается исполнения Концерта для гобоя с оркестром  до-мажор Андрея Эшпая.

Рулевое колесо

Если в первый день никаких новых имен псковской публике открыто не было, и на виду оказались музыкальные знаменитости - Башмет и Мацуев, то в воскресенье на первый план вышли те, во имя кого и придуман фестиваль. Молодую русскую исполнительскую школу представляли Сергей Антонов (виолончель), Ирина Шишкова (меццо-сопрано), Татьяна Малярова (гобой) и Алёна Баева (скрипка).

После концерта один из слушателей на выходе бросил реплику: «Если уж и сегодня кто-нибудь скажет, что было что-то не так, то тогда я не знаю…» Скажет, обязательно скажет. Уже сказал. Как минимум двум слушателям показалось, что при исполнении Концерта-баллады для виолончели с оркестром ор.108 Александра Глазунова  оркестр и солист расходились друг с другом, и возникли подозрения, что причина в том, что было мало репетиций.

Впрочем, в профессионализме Сергея Антонова не сомневался никто. Здесь, скорее всего, причину нужно искать в «эффекте лидера», о котором на следующий день напомнит еще один участник «Crescendo» дирижер Российского рогового оркестра Сергей Поляничко. Он в пресс-гостиной расскажет о том, как его оркестр принимал участие в записи музыки к фильму «Фауст» Александра Сокурова. «Было ощущение, что ничего не получается, - вспоминал Сергей Поляничко. - И вдруг все изменилось». То есть только что все валилось из рук и отказывалось работать. Но вдруг в зале появился Сокуров, и все моментально наладилось.

Редкий зверь

О том же самом, о лидерстве, в пресс-гостиной, по традиции созванной в гостинице «Рижская», позднее скажет скрипачка Алена Баева: «Я раньше очень много играла с плохими оркестрами. На дирижера было бесполезно смотреть, я привыкла…» Теперь, когда Алёна Баева гастролирует с лучшими оркестрами и скрипкой Страдивари, от этой привычки приходится отвыкать. «Теперь-то я понимаю, что дирижер – это особый зверь, и это редкий зверь, - перешла на охотничий язык Алёна Баева. - Он взмахивает рукой, и ты не можешь не сыграть». По ее мнению, «оркестр «Новая Россия» растет, он молодой и очень живой. Он так не играл несколько лет назад».

Свою молодость и живость «Новая Россия» в тот день продемонстрировала еще не раз, для начала – с меццо-сопрано Ириной Шишковой, обратившись к близкому псковичам Римскому-Корсакову. Прозвучали 3-я песня Лели из оперы «Снегурочка», а заодно и ария Иоанны из оперы «Орлеанская дева» Петра Чайковского. Завершилось же первое отделение ударно – исполнением Антракта к 4-му действию, «Хабанерой» и «Сигидильей» - все из оперы Жоржа Бизе «Кармен». Это был словно пролог перед премьерой оперы «Кармен», которая после многомесячных ожиданий все-таки состоится на сцене Большого концертного зала Псковской областной филармонии 28 октября.

Общий язык

Наиболее яркими событиями трехдневной псковской части фестиваля «Crescendo», пожалуй, можно признать второе отделение второго дня, когда на сцене вместе с «Новой Россией» поочередно сыграли Татьяна Малярова и Алёна Баева.Сергей Антонов

Псковским слушателям вообще везет на гобоистов. В прошлом году выступал, возможно, лучший гобоист мира Алексей Огринчук. В этом году прозвучал Концерт для гобоя с оркестром  Андрея Эшпая (солировала Татьяна Малярова). И здесь оркестр под управлением Дениса Власенко уже не дал повода придирчивым слушателям.

Алёна Баева, самая титулованная из молодых музыкантов, выступавших в этом году в Пскове, выбрала для исполнения знаменитую музыку - Интродукцию и рондо-каприччиозо Сен-Санса и Фантазию на темы Бизе-Ваксмана из оперы «Кармен» (специально для тех, кто забыл о 28 октября).

Кто-то заранее считал этот выбор заведомо выигрышным, а кто-то – заведомо проигрышным. Одно дело сыграть не слишком известную пьесу Эшпая и избежать нежелательных сравнений, другое дело – исполнить известные всем произведения. Сен-Санс и Бизе - почти поп-музыка, которой трудно удивить. Но хороший классический музыкант вовсе не призван удивлять, у него другая задача…. И здесь Алёна Баева и коллекционная скрипка нашли с оркестром «Новая Россия» общий язык.

«Когда вы выходили на поклон, то трижды положили скрипку Страдивари на рояль. Не страшно было расставаться со скрипкой?» - спросил я Алёну Баеву. «Я очень хорошо знаю этот оркестр и знаю, что они будут сидеть», - ответила скрипачка, подразумевая, что дорогую скрипку оркестранты случайно не заденут, а уж специально и подавно. А вот на маленькой сцене псковской филармонии лишний лавировать у ног оркестрантов со скрипкой Страдивари – занятие небезопасное, можно и скрипку поцарапать.

Чувство вины

У псковского «Crescendo» уже возникают традиции, ради которых есть смысл, если повезет, приходить не только на концерты, но и в так называемую пресс-гостиную. Уже три года подряд там ведутся разговоры, не укладывающие в рамки академической музыки. Музыканты легко переходят  от темы к теме и, часто не дожидаясь вопросов, обсуждают важные проблемы.

К примеру, виолончелист Сергей Антонов с готовностью перешел от разговора о лидерстве в оркестре к обсуждению государственного управления. «Лидер нужен не только в оркестре, а и в стране, - заявил он. – Пока в России это не получается, до власти не дозвониться, не достучаться, и люди уезжают. Вот Юрий Шевчук, которого я слушаю с детства, попробовал сказать правду, и его тут же отправили в оппозицию. А что он сделал? Никого не убил, ничего не украл. У нас государство даже интернет хочет контролировать». Сергей Поляничко добавил: «Я верю в свой народ больше, чем в государство».

Но Сергей Антонов как человек более молодой и горячий не стал сбрасывать ответственности с народа. Ему, музыканту, выступающему по всему миру, есть с чем сравнивать. «То, что поражает меня в России, - произнес он, - заходишь в метро и чувствуешь, что ты виноват. Еще ничего не сделал, а уже виноват. А еще ты виноват в том, что у тебя плохая машина, или что машина у тебя хорошая».

После чего Сергей Антонов кратко, в двух строках, изложил жизненный путь нашего среднестатистического гражданина: «Человек с детства мечтал быть врачом, стал врачом и теперь ненавидит своих больных».

«Если не нравится, то зачем это делать?» - высказал недоумение Сергей Антонов. И здесь он выразил настроение всех без исключения музыкантов, выступавших на фестивале «Crescendo» все эти годы. Им нравится играть, репетировать… Они достигли успехов, потому что живут музыкой. Они с детства мечтали стать музыкантами, стали ими и уважают своих слушателей.

При этом Сергей Антонов не витает в облаках и прекрасно знает ситуацию во многих провинциальных симфонических оркестрах. «Люди теряют мотивацию ходить на работу, - сказал Сергей Антонов со знанием дела. - Волосы дыбом встают от рассказов музыкантов о том, как они живут, как зарабатывают деньги. А руководители им в ответ говорит: «Ну и что, что дворником подрабатываете? Зато работа на свежем воздухе».

Рог-музыкаРог-музыка

Третий, заключительный день фестиваля отчасти был экзотическим. Обычно все заканчивалось джазом. Но на этот раз на сцене появился не Аркадий Шилклопер с гигантским альпийским рогом (как в прошлом году), а целый роговой оркестр.

«Мы идем по большому снежному полю, на котором нет следов», - так выразил путь своего оркестра его создатель и дирижер Сергей Поляничко, подразумевая уникальность своего коллектива (в России роговых оркестра всего два, и оба в Петербурге). Однако этот путь по заснеженному полю  уже приводил Российский роговый оркестр в Псков. Музыканты выступали здесь три с половиной года назад на 34-м фестивале русской музыки, посвященном Мусоргскому и Римскому-Корсакову.

Первый роговой оркестр появился в России в 1751 году после указания директора императорских театров Нарышкина. Осуществил идею чешский капельмейстер Ян Антон Мареш. Вскоре роговое звучание, напоминающее органное, вошло в моду. Моде способствовало крепостное право. Один рог может издать только одну ноту. Так что к одной ноте прикреплялся один крепостной. Каждый человек в таком оркестре был всего лишь винтик. Все подчинялось одной идее, и было построено на строгой дисциплине.

Во время беседы в пресс-гостиной дирижер Сергей Поляничко вспомнил об истории чуть ли не двухсотлетней давности, когда два крепостных музыканта рогового оркестра за правонарушение попали в полицию. Полицейские потребовали от них назвать свое имя. Вместо имен оба музыканта назвали каждый свою ноту.

Учитывая то, что в пресс-гостиную тоже пришли два музыканта рогового оркестра, журналисты и от них ожидали подобного ответа. Но перед лицом журналистов и в отсутствии полицейских нынешние рог-музыканты не стали скрываться за названиями нот, тем более что в современном оркестре каждому приходится извлекать по несколько нот на разных инструментах.

«За счет сумасшедших»

Металлические трубы золотистого цвета были разложены на сцене заранее. Самые большие, басовые, достигали в длину метра два и размещались на подставках, напоминающих огромные каталки. В такой рог легко можно спрятать приличных размеров удава.
Но вместо удава на сцене появились одетые в темные мундиры с блестящими пуговицами молодые люди во главе с Сергеем Поляничко.
Музыканты рогового оркестра, как и в 2008 году, начали лихо – в итальянском духе. Прозвучало «Funiculi, funicula» Денца. Их выступление преимущественно было построено на популярных мелодиях: «Радецком марше» Штрауса, фрагменте увертюры «Вильгельм Телль» Россини, «Болеро» Равеля

И все-таки трудно было отделаться от мысли, что роговая музыка в таком виде слишком напоминает красочный аттракцион. Причем не только тогда, когда вместе с тромбонистом исполнялся квакающий «Романс лягушки» Трояна.

Хотя и в музыкальном смысле Российский роговый оркестр все же представляет определенный интерес и чрезвычайно эффектен. Особенно тогда, когда не форсирует скорость. Это проявляется во время исполнения «Аве Мария» Каччини, русских военных маршей и музыки, специально написанной для роговых оркестров еще в ХVIII веке.

Для тех, кто обратил внимание на выступление Российского рогового оркестра, требуется дополнительное пояснение. Оркестр хоть и Российский, но не государственный, а частный. Существует, в основном, за счет американских, австралийских и новозеландских фондов. Возможно, участие рогового оркестра в престижном фестивале «Сrescendo» изменит ситуацию. А пока что они  «живут за счет сумасшедших», как выразился Сергей Поляничко.

Ударный номер

Во втором отделении питерские рог-композиции сменились классической музыкой, более традиционной по звучанию. К новоявленному роялю вышел арт-директор фестиваля Денис Мацуев и вместе с Алёной Баевой и Сергеем Антоновым исполнил Трио «Памяти великого художника» (Николая Рубинштейна) Чайковского. Программа фестиваля была почти исчерпана. Но каждый из солистов сыграл еще по несколько произведений – Рахманинова, Скрябина, Паганини

Завершал псковскую часть фестиваля Денис Мацуев,  эффектно продемонстрировавший  разные грани своего таланта и сыгравший в диапазоне от воздушной «Музыкальной шкатулки» Лядова до «зубодробительного» «Танца троллей» Грига из сюиты «Пер Гюнт» (когда Мацуев исполняет эту вещь, то чем-то напоминает Литла Ричарда, превращая рояль в ударный инструмент). Когда Денис Мацуев после «Танца троллей» направлялся за кулисы, то дул на пальцы.

Нельзя сказать, что после такой ударной игры «Сrescendo-2011» завершилось. Продолжение последует через полтора месяца в Сибири, а именно – в Кемерово.

 

 По нарастающей, http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=320

По нарастающей. Понедельник, http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=335

По нарастающей, Вторник, http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=340

По нарастающей, Среда, http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=348

** Командная игра, http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=671

Командная игра. Часть 2, http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=680

Над схваткой, http://www.pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=1097

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий