Концерт по заявкам

Владимир СпиваковРассказ о приезде в Псков Владимира Спивакова начну из исторического далека, с пространной цитаты из романа Марка Алданова «Начало конца».

«Ошибка комбинации заключалась в том, что теория  наша как-никак строилась на вере в человека, на вере в его достоинство, в возможность и необходимость его морального совершенствования, - практика же всецело исходила из предпосылки, что человек глуп, что человек подл и что его надо – о, временно, разумеется, временно! – для успеха, ради идеи, сделать еще более глупым и подлым».

Алданов это писал о временах Сталина, имея в виду еще ленинскую практику решения проблем за счет деморализации и врагов, и друзей.

Очередное выступление Спивакова в Пскове – повод порассуждать о нынешней деморализации. Сам дирижер вышел на эту тему, когда, ссылаясь на патриарха Кирилла, после концерта заговорил об «апокалипсическом напряжении», которое существует сейчас в России.

На двери висел листок с надписью «Маэстро Спиваков». На потолке, как раз возле двери давно обрушилась штукатурка, наглядно иллюстрируя то, что здание псковского Владимир Спиваковакадемического драмтеатра срочно нуждается в реконструкции.

Дождавшись, пока Владимир Спиваков переоденется после концерта, мы вошли в комнату и сели за стол.

Казалось бы, незачем Владимиру Спивакову было говорить об «апокалипсическом напряжении». Он приехал в Псков с Национальным филармоническим оркестром, чтобы представить молодого скрипача Сергея Догадина и заодно поучаствовать в Пушкинском празднике поэзии.

Но дирижер не стал делать вид, что все хорошо и сказал: «Жизнь непростая, я бы даже сказал – очень тяжелая, и моя миссия – нести людям свет, какую-то радость...»

Однако приезд знаменитого оркестра под управлением знаменитого дирижера мало кого мог в Пскове порадовать и едва ли кого-нибудь объединить. Разве что сплотить недовольных, потому что большинству желающих даже не дали шанса попасть на концерт.

Никакого иного единения и быть не могло. Почти все желающие уже третий раз подряд на концерт Спивакова в Пскове попасть не могут. Свет до обычных людей не доходит. Радость доставляется избранным. В зале, конечно же, присутствовали губернатор, вице-губернаторы, прокурор области и прочие влиятельные персоны. Несколько миллионов рублей на гонорар и размещение музыкантов выделили, чтобы порадовать самих себя. Причем очевидно, что Спиваковкое-кому из присутствующих слушать Национальный филармонический оркестр было невыносимо, но надо. Чайковский, Хачатурян

Некоторые наиболее романтично настроенные псковичи, по какой-то странной причине еще верящие в чудо, не спали ночь, пытаясь купить билеты. Не купили. Но в зале в первом отделении  в центре зала зияла дыра: пустовало семь кресел, явно выделенных для особых гостей, которые так и не явились.

И все же концерты больших музыкантов, несмотря на огромные расходы, все равно необходимы. При другой организации, конечно. Экономить надо не на больших музыкантах, а на тех, кто использует такие концерты в своих не самых благовидных целях.

Когда на той же сцене псковского драмтеатра показываются сомнительные постановки (антрепризные и свои), то это тоже преподносится как высокое искусство. И когда со сцены вещают и читают стихи местные деятели культуры, то людям внушают, что на это и надо ориентироваться. Отдельные симфонические концерты тоже иногда превращаются в сотрясение воздуха, прикрываемое именами великих композиторов. В данном случае, ничего подобного не было. По пути в Латвию в Псков приехал Национальный филармонический оркестр и сыграл многое из того, что хотел сыграть. Прежде всего – Чайковского. И сделал это так, как мало кто может. Правда, на маленькой театральной сцене не нашлось места роялю – пришлось менять программу, отказавшись от «Симфонических танцев» Рахманинова.

Люди привыкают слышать и видеть нечто усредненное. Многие вообще  не имеют понятия о музыке «высокого полета». Поэтому приезд таких заметных фигур как Спиваков необходим. Хотя бы для того, чтобы развеять на некоторое время представление о том, что низкий потолок  - это навсегда. В условиях все поглощающей серости это жизненно важно.

И все же этого недостаточно, чтобы снять напряженность. И одна из причин заключается в том, что культура постоянно находится на подхвате. Она призвана несколько обелить господствующую серость. Да и сами деятели культуры, не исключая Спивакова, очень часто используют близость власти в своих целях. А власть, как и положено, использует знаменитостей. Происходит, как им кажется, взаимовыгодный обмен. Но потери неизбежны. 

Способность разбираться в хорошей музыке или поэзии еще не делает человека порядочным. Очень часто бывает наоборот. Ощущение принадлежности к элитарной культуре приводит к снобистским выходкам.

«Сноб» происходит от английского «snob», первоначально - «сапожник, человек низкого происхождения», но превратившийся в полную свою противоположность – в человека, считающего себя носителем высшей интеллектуальности и изысканных вкусов.
В словарях еще пишут: «человек с претензиями без достаточных на это оснований».Владимир Спиваков

Но откуда могут взяться претензии? В том числе они берутся и от уверенности, что все вокруг хуже тебя. Осознание того, что «человек глуп и подл» открывает путь на большую дорогу. Чувствовать себя повелителем глупцов и подлецов, видимо, - особый вид удовольствия.

Герой романа Марка Алданова «Начало конца» сидя на своем высоком холме рассуждал:

«Опыт произведен. Оказалось, что человеческая душа не выдерживает  того предельного гнета, которому мы ее подвергли, - под столь безграничным давлением люди превращаются в слизь… Язва, которую они втирали в души управляемых, скоро переползла на правящих. Оказалось, что сила, всегда торжествовавшая в истории, для собственного существования, для того, чтобы не перестать быть силой, нуждается в каком-то сопротивлении окружающей среды. С уничтожением сопротивляемости подчиненных превратились в слизь мы сами. Мы вогнали в них моральный сифилис, - они заразили им и нас, и все мы теперь развращенные, уничтоженные, искалеченные люди, потерявшие уважение и к другим, и к самим себе».

Алданов все же писал об уничтожении сопротивляемости и потере уважения в конце 30-х годов в СССР, а в случае современной России язвам и переползать никуда не надо. Тот самый «моральный сифилис» то ли достался многим нынешним вершителям судеб по наследству, то ли был приобретен еще при подходе к власти, в результате борьбы за кормушку. Отсюда и ощущение «апокалипсического напряжения» при внешних благоприятных обстоятельствах. Без цунами, торнадо и бомбардировок.

В нашем обществе присутствует подсознательное ощущение внутренней неправоты. Незаконнорожденности. Многие (и не только во власти, а всюду) занимаются не своим делом, упорно пытаясь убедить других и, прежде всего, себя в том, что так и надо. И постоянно срываются.

Современная история Россия – это история срывов. История самоуверенного «благополучия», оборачивающегося саморазоблачением. Иначе и быть не может. Не помогает ничего. Все упирается в бессильное и бесцельное существование. Не считать же сколько-нибудь значимой целью присваивание денег. Но чтобы хоть как-то оправдать это жалкое пребывание на земле, многие  прикрываются вроде бы подходящими «большими идеями», растворяясь в них и скрывая свое истинное ничтожество.

В ход идет то, что блестит, включая «патриотизм» и «высокое искусство». И в этом смысле идеальным можно считать все, что связано с так называемой империей. Империя при должном подходе в глазах многих может оправдать очень многое. В этом ее основная сила. Даже мертвый слон выглядит внушительно. На него можно вскарабкаться и возвыситься, хотя он дурно пахнет. Заткнуть нос, но остаться «патриотом».

Оказывая высокое давление на человека, империя предъявляет претензии, при которых любая «человеческая слизь» уже не кажется чем-то невозможным и превращается в неизбежное зло ради призрачного всеобщего блага. Поэтому и получается, что у нас основным источником имперской энергии остается не нефть и не газ, а человеческое сырье: так сказать, человек использованный. Отработанный материал.

Против глупости и подлости существует единственный рецепт: воспитание и просвещение. Но именно они и рождают «сопротивление окружающей среды», которое кажется власти неуместным и даже опасным. Власть все еще не понимает, что без духовного сопротивления она сама мельчает  превращается в пыль.

В этих обстоятельствах власти, разумеется, гораздо интереснее использовать знаменитых людей: ученых, музыкантов, писателей, спортсменов… Путь проверенный. Тем же самым занимались и прежние правители. Помню, три года назад отвечая на вопрос о государственных наградах, Владимир Спиваков заметил: «О наградах меньше всего думаешь. Когда придумали орден Почетного Легиона (у меня тоже есть такая награда), Наполеон сказал, что я это специально сделал, чтобы легче было управлять людьми... Не будем думать о наградах…»

Легко сказать – не думать. Думают. Мечтают. Грезят. И от того мелочатся.

Но деятели культуры менее дисциплинированы, чем деятели физкультуры. Их все время куда-нибудь заносит. В конце концов, сейчас в России нет ни одного политика, равновеликого в своей сфере лучшим нашим музыкантам. Поэтому любой из политиков, независимо от лагеря, должен смотреть на музыкантов уровня Спивакова снизу вверх. Но не смотрит. Потому что современная история России не только история срывов и самоуверенного благополучия, но и история благополучного приспособления.

И все же иногда кажется, что сейчас какой-нибудь большой дирижер вдруг взмахнет своей волшебной палочкой и расколдует тех, кто пляшет под чужую дудку. Желание наивное, но оно не отменяет будущего. Спиваков сомневается, что приедет в Псков в следующем году, но не исключил того, что выступит здесь через год.

Алексей Семёнов

* Суровость восточного обряда // http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=639

** Потеря подачи, или Фальшивые ноты // Царь-колокол // С особым цинизмом // http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=635

Догадин и СпиваковДОКТОР ПУШКИН («Псковская правда-Вече»)

Сейчас некоторые задаются вопросом: нужно ли Всероссийскому пушкинскому празднику поэзии выступление оркестра под управлением Владимира Спивакова? Ведь это же не фестиваль «Crescendo». При желании, можно поставить вопрос еще резче: нужна ли празднику поэзии поэзия?

На мой взгляд, как раз присутствие Спивакова и Национального филармонического оркестра и придавало 45-му Пушкинскому празднику всероссийский статус. Национальный оркестр, мировой уровень. Осталось только «подтянуть» современную поэзию соответствующего уровня. Пока же очевиден перекос.

В жанре фэнтези

Когда оркестр на сцене Псковского театра драмы им. А.С.Пушкина заиграл увертюру-фантазию Чайковского «Ромео и Джульетта», пробудилась еще одна фантазия: всех бы этих музыкантов пригласить на поляну в Михайловское. Там, в отличие от маленькой сцены театра, они бы разместились все. Выступает же оркестр Спивакова на открытом воздухе в Париже или Москве. Он даже на вокзале иногда выступает. А если не этот оркестр (не каждый год можно согласовать графики выступлений), то какой-нибудь другой, но высокого уровня. Чтобы стихи и музыка соединились для тысяч, а то и для десятков тысяч людей. В конце концов, основную организационную работу проделали до нас. Не надо ничего придумывать. Все уже придумали Пушкин, Чайковский и те, кто когда-то сделали праздник значительным культурным событием: Гейченко, Андроников. В Пушкинские Горы в те годы приезжал Козловский, а не Варвара.

Только тогда и будет достигнута та цельность, единение, о которой так любят говорить и которая все время находится где-то за горизонтом.

В поисках закономерности

Псковичи, в очередной раз не попавшие на концерт Спивакова, могут утешиться тем, что однажды на его концерт не попала Фаина Раневская. Должна была прийти – послушать музыку Баха, но заболела. Спиваков ей позвонил и поинтересовался здоровьем. «У меня есть самый лучший доктор на свете, - ответила актриса». – «И кто же?» - «Александр Сергеевич Пушкин». В таком случае, медицинским рецептом Раневской может воспользоваться любой грамотный человек.

По словам Спивакова, «Пушкин - наш всеобщий доктор». Но не только. После концерта дирижер обратил внимание на слова из знаменитой речи Достоевского, на которые обычно акцента не делают: «Он делает нас умнее». То есть получается, что Пушкин выступает не только в роли доктора, но и учителя. Как известно, положение врачей и учителей в России сейчас не самое лучшее. Так что все закономерно.

Сравнительный анализ

В первом отделении особая роль была отведена скрипачу Сергею Догадину, исполнившему «Концерт для скрипки с оркестром  ре Владимир Спиваковмажор соч. 35» Чайковского. Сто пятьдесят лет назад один из критиков назвал этот концерт «Stinkende Musik», то есть «зловонной музыкой» - такой ему она показалось натуралистичной. Странное дело, этот Концерт Чайковского мало того что оптимистичный и жизнеутверждающий,

После концерта я спросил у Владимира Спивакова:

 - Сегодня было не совсем обычное выступление. С оркестром выступал Сергей Догадин. Можно сравнить Сергея Догадина и вас в его возрасте?

- Сейчас выйдет запись,- ответил Спиваков, - где я как раз играю примерно в его возрасте. Она случайно появилась. Один американец приехал в Москву и заплатил звукорежиссеру в 1975 году несколько сот долларов за то, чтобы тот втихаря сделал запись Концерта Чайковского с моей генеральной репетиции. Я его играл и не очень волновался. Генеральная репетиция - не концерт. И он увез эту запись в Америку.  А сейчас он отдал ее в Москву в Фонд Чайковского. Когда я это услышал, то не поверил своим ушам. Так что когда выйдет, то вы  сравните. Ладно?


Танцевальный вечер

А после перерыва, так сказать, начались танцы. Первоначально предполагалось, что это будут «Симфонические танцы» Рахманинова, но размер сцены не позволил разместиться всем музыкантам. Поэтому Национальный филармонический оркестр исполнил музыку, которую знают все: балетные сюиты из «Лебединого озера» и «Щелкунчика», и вальс из балета Чайковского «Спящая красавица».  И уже в самом конце, по просьбе зрителей, прозвучала музыка Хачатуряна. Владимир Спиваков выбрал «Лезгинку» из балета «Гаянэ».

Позднее у Спивакова поинтересуются: какие у него требования к музыкантам при исполнении Хачатуряна? Сам-то композитор, когда репетировал с оркестром, просил: «Играйте громче, еще громче!» Владимир Спиваков ответил: «У меня тоже есть одна просьба: не играть громко. Играть потише. Это европейский класс. Сильный человек никогда не показывает своей силы». И Спиваков дал понять, что не любит чрезмерного форсирования и давления. «Должен быть какой-то воздух во всем, - пояснил он. - В человеческих отношениях, в звуке, в жизни…»

Еще один мой вопрос касался необычных выступлений.

- Владимир Теодорович, недавно с оркестром вы выступали на Киевском вокзале. Правда, как сообщали газеты, прежде из зала удалили бомжей, цыган, женщин и детей, а их место заняли банкиры и артисты. А вы бы согласились сыграть для бомжей, цыган и простых пассажиров?

- А я играл. И ни раз. Когда мы приехали в Омск и решили шикануть. Машину подогнали прямо на перрон. Я вышел, и вдруг вылезают два бомжа: «Владимир Спиваков! – говорят они. - Вы же наш любимый артист! Мы обожаем слушать по радио «Виртуозов Москвы». Дайте автограф, нам больше ничего не надо». Так что бомжи в курсе дела».


Не смотря на то, что многие «в курсе дела», хочется думать, что когда в следующий раз оркестр под управлением Спивакова приедет в Псковскую область, то он будет более доступен для слушателей.

Алексей Семёнов

СНЯТИЕ НАПРЯЖЕНИЯ («Псковская правда»)

Владимир Спиваков45-й Всероссийский пушкинский праздник поэзии завершился лезгинкой.

«Лезгинку» из балета «Гаянэ» Арама Хачатуряна на сцене псковского драмтеатра исполнил по просьбе слушателей Национальный филармонический оркестр под руководством Владимира Спивакова.

Тема Кавказа присутствовала на празднике поэзии с самого начала.  Никто это не заранее планировал. Так получилось потому, что сам Пушкин к Кавказу был неравнодушен. К примеру, на поляне в Михайловском поэт Равиль Бухараев прочел свое  стихотворение «Пушкин в Грузии» («…но факт неоспорим: изменчива душа! / Тягучий скрип колес – вот музыка поэта. / Недавно ли, давно отъехали от Мцхета, / по мелкой колее колесами шурша?») Да и увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта» Чайковского, с которой начал  в Пскове выступление Национальный филармонический оркестр, в окончательном варианте впервые прозвучала в 1886 году в Тифлисе.

Весь оркестр под руководством Спивакова в Пскове на сцену не поместился. Пришлось срочно менять программу. Впрочем, все желающие услышать Спивакова в зале тем более не уместились. Таким образом, большой праздник пришлось проводить в узком кругу.
После концерта Владимир Спиваков скажет: «У вас невезение с роялем, с филармонией и со всем прочим. Но губернатор обещал позаботиться, и я думаю, что мы еще будем приезжать в ваш город. В следующем году в это же время мы будем заняты, но через год – может быть».

В первом отделении солировал Сергей Догадин*, исполнив «Концерт для скрипки с оркестром  ре мажор соч. 35» Чайковского. Организаторы концерта подчеркнули, что это выступление проводилось в качестве поддержки молодого музыканта перед конкурсом Чайковского. Если бы все зависело от псковских слушателей, то первую премию Сергей Догадин получил бы незамедлительно.

После перерыва началась, так сказать, «танцевальная часть». Правда, заранее объявленные «Симфонические танцы» Рахманинова Национальный филармонический оркестр поменял на  балетные сюиты из «Лебединого озера» и «Щелкунчика», а перед тем как обратиться к Хачатуряну, Владимир Спиваков нас бис объявил вальс из балета Чайковского «Спящая красавица». Выбор произведений Владимир Спиваков объяснил так: «Моя миссия – нести людям свет, какую-то радость, потому что жизнь непростая, я бы даже сказал – очень тяжелая». Он привел слова патриарха Кирилла: «Сейчас кругом апокалипсическое напряжение» и добавил от себя: «И это так и есть. Если мы выйдем из зала, то почувствуем это. Я считаю своим долгом снять это напряжение». Понятно, то напряжение снимается ненадолго, однако наблюдение «скрип колес – вот музыка поэта», к счастью, всего лишь поэтическая метафора. С пушкинским творчеством музыка Чайковского перекликается лучше всего. И когда эту перекличку проводит оркестр во главе со Спиваковым, то получается праздник.

* Сергей Догадин родился в 1988 году. Лауреат девяти международных конкурсов, в том числе: Международного конкурса им. А. Глазунова — Ι премия (Франция, 2000), Международный конкурс им. А. Постаччини — Гран-при, Ι премия и специальная премия жюри (Италия, 2002) и Международный конкурс им. Н. Паганини — Ι премия (Москва, 2005).

Алексей Семёнов

 

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕРЕС (Из архива «Городской газеты», 2008 год)

В Большом зале Псковской областной филармонии состоялся концерт Национального филармонического оркестра России (художественный руководитель и главный дирижер - Владимир Спиваков). В концерте принимала участие солистка Мариинского театра Татьяна Павловская.

Сильнодействующее средство

Концерту предшествовала пресс-конференция с участием руководителей банка ВТБ-24 (банк выступил генеральным спонсором концерта). Пока в фойе не появился Владимир Спиваков, генеральный директор Московской филармонии Алексей Шалашов успел сказать, что «в Москве классические концерты сейчас не менее популярны, чем концерты поп-звезд» и что Спиваков – «самое главное средство популяризации классического искусства».

Затем к участникам пресс-конференции присоединился сам Владимир Спиваков, рассказавший о том, как начинаются празднования по поводу пятилетия создания Национального оркестра. Он напомнил о словах Дмитрия Шостаковича: «Очень хорошо было бы, чтобы в начальной школе проходили не только буквы и цифры, но и ноты». Эти слова Спиваков приводил и первым лицам государства. Прямого ответа он не получил, но и создание Национального филармонического оркестра пять лет назад – тоже, в некотором смысле, ответ. В эти дни как раз отмечается первый юбилей. Огромную, размером с человеческий рост, бутылку художественный руководитель и главный дирижер Национальный филармонического оркестра в подарок уже получил и «если бы ее стал пить, то бутылки бы хватило лет на тридцать».

В Псков Национальный филармонический оркестр приехал потому, что существует федеральная программа «Большие филармонические сезоны». В 2008 году по всей России выступило уже сорок коллективов.

Радикальные скрещивания

Владимиру Спивакову я задал вопрос о петербургском спектакле режиссера Василия Бархатова. «Как вы относитесь к радикальным скрещиваниям  классической  музыки с другими жанрами? К примеру, на фестивале «Звезды белых ночей» в зале Мариинского театра  в опере Берлиоза в роли Бенвенуто Челлини выступает Сергей Шнуров из группы Ленинград».

Знаменитый дирижер и скрипач вопросом был несколько озадачен и дал понять, что к этому эксперименту не имеет ни малейшего отношения. – «Разумеется, - ответил я. – Но как вы принципе относитесь к таким неожиданным формам?» - «К неожиданным формам? Всего должно быть в меру, - ответил Владимир Спиваков и немедленно выстроил целую смысловую цепочку. -  Речь идет о вкусе. Человек, у которого его достаточно, может позволить себе нечто… А у кого вкуса нет или кем руководят какие-то другие идеи, мысли, желания, жажда наживы, я уж не знаю что… Тогда дело плохо. Свобода все-таки подразумевает ответственность. А это идет от воспитания, от культуры… Их отсутствие рождает национализм. Вплоть до войны. И так можно скатиться Бог знает куда…»

Надежда на завтрак

Мои коллеги поинтересовались отношением Владимира Спивакова к популярной музыке и (!) к победе Димы Билана на конкурсе «Евровидение» (вопрос вызвал смущенное оживление среди присутствующих).

«Я часто поп-музыку не понимаю, - после закономерной паузы ответил Владимир Спиваков. - Не понимаю того, когда поют одно и то же слово в течение пяти минут и нет никакого музыкального развития. Я просто этого не понимаю. Для меня этой чужой язык. Санскрит... Насчет Димы Билана? Ну победил и победил. Мог и не победить. Там много разных составляющих. Это не то что «Зенит» победил. Или наши хоккеисты. Когда я приехал в Торонто практически на следующий день после победы, в Канаде был настоящий траур. Тем более что концертный зал назывался именем выдающегося канадского хоккеиста…»

Кроме того, Владимир Спиваков напомнил про закон о меценатстве, а точнее – про его отсутствие в России. «Люди спокойно не могут отдавать деньги на то, что им хотелось бы, - пояснил он. - Не подумайте, что я большой поклонник Америки. Я там больше месяца с трудом выживаю, но там уже это просто институция… Будем себя утешать тем, что они больше двухсот лет существуют. Что-то за это время наработали. А мы еще молодые…- Видимо, Владимир Теодорович вел отсчет с 1991 года. - Но будем помнить одну вещь, - добавил он. - Фрэнсис Бэкон, замечательный философ, сказал, что надежда хороша на завтрак, но не на ужин».

Наградной отдел

Ответил Владимир Спиваков и на вопрос о наградах: «О наградах меньше всего думаешь. Когда придумали орден Почетного Легиона (у меня тоже есть такая награда), Наполеон сказал, что я это специально сделал, чтобы легче было управлять людьми... Не будем думать о наградах…»

Рассказав о самых необычных местах проведения своих концертов (на палубе авианосца, в аэропортах, на вокзалах  и даже в женской бане, впрочем, без обнаженных тел), руководитель Национального филармонического оркестра отправился на единственную репетицию (к выступлению оркестр, дирижер и солистка готовились отдельно и встретились только в Пскове). До концерта оставалось меньше часа.

Море музыки

Программа псковского концерта претерпела некоторые изменения. Прежде всего, из программы выпало все, что было связано с «Ромео и Джульеттой» (увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта» Чайковского и фрагменты сюиты из музыки балета «Ромео и Джульетта» Прокофьева). Зато добавились «Праздничная увертюра» Шостаковича, сцена «Письма Татьяны» из оперы «Евгений Онегин» Чайковского… Основу концерта составили произведения итальянцев: Верди, Масканьи, Пуччини

Сцену «Письма Татьяны» из оперы Петра Чайковского «Евгений Онегин» солистка Мариинского театра Татьяна Павловская исполнила с напором. «Пускай погибну я…» звучало с некоторым вызовом и совсем не противоречило первоисточнику. И все-таки итальянский репертуар оказался для Татьяны Павловской еще более подходящим.

Итальянская часть началась с увертюры к опере «Сицилианская вечерня» Джузеппе Верди, после исполнения которой стал аплодировать даже милиционер у сцены. Далее последовали ария Тоски из оперы «Тоска» Д. Пуччини. Но прежде Татьяна Павловская переоделась в черное платье.

Пятым номером шла ария Адриенны из оперы «Адриенна Лекуврер» Ф. Чилеа и сразу же после этого еще одна увертюра, начинающая вердиевскую «Силу судьбы» и ария Леоноры из этой же оперы. После этого Владимир Спиваков получил первые за этот вечер цветы и тут же преподнес желтую розу скрипачке. В этот момент я пожалел, что женщине-котрабасистке цветы не достались. Сожаление оказалось напрасным. Вскоре маэстро переподарил ей целый букет. А зрители все несли и несли цветы. Праздник проходил на одном дыхании. Антракт отменили. Переполненный зал купался в волнах музыки.

Владимир Спиваков вел свой оркестр уверенно и непринужденно, обходя все мели. Море музыки в эти минуты казалось бескрайним и безопасным. 

Честь не задета

Настал черед интермеццо из оперы П. Масканьи «Сельская честь». Далее последовала незапланированная «Цыганская песнь» Дворжака и заранее ожидаемая ария Лауретты из оперы «Джанни Скикки» Д. Пуччини. На бис Национальный филармонический оркестр исполнил искрометную «Свадьбу Луиса Алонсо» Хименеса. Создалось ощущение, что маэстро досрочно открыл ту самую огромную бутыль, подаренную ему на днях в честь пятилетия со дня создания оркестра, предварительно как следует ее встряхнув. И оттуда во все стороны посыпались музыкальные брызги. Не останавливаясь на достигнутом, Национальный филармонический оркестр взялся за Иоганна Штрауса-сына и исполнил его «Чардаш» и польку «На охоте». Причем во время польки запланированный выстрел из пистолета так и не прозвучал. Маэстро Спиваков сделал шесть или семь попыток разрядить пистолет, пожал плечами, улыбнулся… Музыка тем временем неслась дальше. Это оказалось единственной осечкой в этот вечер.

По мнению многих зрителей, выступление Национального филармонического оркестра было одним из лучших концертов, которые когда-либо проходили в Пскове. Если учитывать, что руководитель московской филармонии Алексей Шалашов с похвалой отозвался об обновленном зале филармонии псковской, мы вправе ожидать в обозримом будущем приезда и других артистов мирового уровня.


Фото Андрея Степанова (pravdapskov.ru)

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

StevenSib | prodawez391@gmail.com | 06:06 - 17.04.2017
КЛИЕНТСКИЕ БАЗЫ http://xurl.es/PR0DAWEZ УЗНАЙТЕ ПОДРОБНЕЕ! KLIENTSKIE BAZY http://xurl.es/PR0DAWEZ Uznajte podrobnee!